Ссылки для упрощенного доступа

В Москву за лучшей долей


Согласно официальной статистике, население Москвы составляет 12,6 млн. Однако еще пару лет назад мэр Москвы Сергей Собянин заявил на урбанистическом форуме, что в столице проживает в 2 раза больше — порядка 25 млн. человек. А если сюда прибавить еще и все Подмосковье, жители которого тоже в основном работают в Москве, то численность населения, связанного со столицей, вырастает до 40 млн. А это больше четверти населения России — огромной по территории страны.

Сегодня в нашей постоянной рубрике о внутренней миграции — истории трех девушек, которые приехали в столицу из разных регионов: Татарстана, Марий Эл и Нижнего Новгорода.

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ: В МОСКВЕ РОДНОЙ ЯЗЫК ЕЩЕ РОДНЕЕ

Снежанна Мичеева родилась в республике Марий-Эл, в деревне Михайловское. Закончив деревенскую школу, она уехала в Йошкар-Олу и поступила учиться в педагогический институт.

Снежанна очень открытый и смелый человек, поэтому, получив диплом по специальности филолог и учитель английского языка, она сразу уехала на стажировку в США. Через год девушка вернулась и отправилась покорять Москву. Снежанна довольно быстро нашла работу в западной компании, благодаря хорошему знанию английского языка. Но, как часто это бывает с представителями малочисленных народов в больших городах, она начала чувствовать, что ей не хватает чего-то для души. Она нашла марийское общество в Москве, и уже вскоре все свободное время проводила со своими земляками. Через несколько лет Снежанна решила поехать в Китай преподавать английский язык. Поработав там год, она вернулась в Йошкар-Олу, чтобы быть поближе к родителям. Конечно, при любой возможности она старалась навестить их в родной деревне, где, по ее словам, все находится в большом упадке.

— Совхозы и колхозы уже развалились, а на замену ничего не пришло. Мои родители создали небольшое фермерское хозяйство, но не смогли долго продержаться, потому что это очень затратно и не выгодно: дорогие корма, поддержки от государства нет. Вот деревня и вымирает. Все уезжают, причем не только молодежь, но и взрослые люди, целые семьи.

Молодежь и не идет работать в школу, ведь им нужно кормить детей, покупать квартиры, хотя бы в ипотеку

Со школой тоже проблемы: не хватает учителей — те, кто учил Снежанну, уже на пенсии, а молодые не хотят возвращаться в деревню. Приезжают только для того, чтобы набраться опыта и через год снова уезжают в районные центры и города. Да и там у них очень низкие зарплаты. Снежанна в 2013 году работала учителем в Йошкар-Оле, и зарплата у нее была меньше 10 тысяч рублей.

— Как прожить на эти деньги, непонятно. Этого хватало только на то, чтобы снять квартиру. Приходилось выкручиваться и искать дополнительные источники заработка, например, репетиторство. Поэтому молодежь и не идет работать в школу, ведь им нужно кормить детей, покупать квартиры, хотя бы в ипотеку. А какая может быть ипотека с такой зарплатой.

У Снежанны очень трепетное отношение к своей культуре и языку: она всегда говорит на марийском с родителями и родственниками, а для общения с земляками в социальных сетях она закачала клавиатуру с марийским алфавитом.

— Родной язык я знаю благодаря своей бабушке, которая в детстве разговаривала со мной только на марийском. И родителям спасибо за то, что записали меня в национальный класс, но сейчас в деревне уже не осталось таких классов. Только в Йошкар-Оле есть несколько школ, где серьёзно учат марийский язык, но в основном это сейчас факультативный, необязательный предмет. Так тщательно как русский, его не изучают.

В Москве Снежанна встречается со своими земляками на марийских вечерах, где они общаются, танцуют, поют и разговаривают на марийском. Как филолог она каждый год представляет марийцев на московском фестивале языков. По ее словам, именно в Москве у нее возник особый интерес к своему языку, культуре, еде, обычаям и традициям, которые хочется поддерживать и возрождать.

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ: СДЕЛАТЬ МЕГАПОЛИС УЮТНЫМ

Римма Гумерова приехала в Москву из Актанышского района республики Татарстан. В столице она поступила в Тимирязевскую академию на педагогический факультет. После вуза осталась в Москве и устроилась на работу в девелоперскую компанию.

Но изначально она мечтала после школы учиться в Казани. Однако на семейном совете решили, что лучше ехать в Москву, потому что казанские вузы сильно коррумпированные и без связей там делать нечего. К тому же в столице жили родственники, которые обещали помочь Римме адаптироваться в мегаполисе.

В деревне она ходила в татарскую школу и с русским языком были определенные трудности, поэтому перед поступлением в Тимирязевку Римма полгода учила всю терминологию на русском языке на подготовительных курсах. Несмотря на большое расстояние между Москвой и Актанышским районом, Римма при любой возможности старается ездить в родную деревню к родителям и родственникам.

— Меня тянет на родину. Здесь отдыхаю душой. Своих земляков я узнаю сразу. Для меня всегда Актаныш — это №1. Мы всегда поддерживаем друг друга. Мои земляки любят приукрасить свою речь и прихвастнуть иногда. Поэтому мы и говорим всегда: Актаныш — мактаныш.

Но каждый раз эти поездки радуют ее все меньше и меньше. Деревня вымирает, по ее словам. Очень много пустых домов, заколоченные окна. Все уехали в города, и никто не хочет возвращаться — и это касается не только ее родной деревни. Недавно Римме позвонил один земляк-бизнесмен с просьбой помочь с идеями, как можно возродить район. Каждый год, по его словам, на одну деревню становится меньше. Например, на онлайн-ресурсе: "Исчезнувшие села и деревни республики Татарстан" насчитывается более 70 сел Актанышского района, которых уже больше не существуют.

По словам Риммы, молодежь уезжает из деревни прежде всего из-за того, что нет работы.

— Какой там может быть источник дохода в деревне. Например, держат корову и продают молоко по 8 рублей за литр, а в магазинах 1 литр молока стоит не меньше 50 рублей. При этом корма дорогие, труд тяжелый, и получается, что в этом нет никой выгоды.

В Москве Римма активно занимается возрождением и сохранением татарской культуры и языка. Она возглавляет молодежный клуб "Бердәмлек" (единство — тат.), который регулярно проводит Tatar Speaking Club. Его участники общаются на родном языке, обсуждают классические произведения и новинки татарской литературы. Это был, кстати, любимый предмет Риммы в школе. Она всегда зачитывалась книгами татарских писателей, любила писать сочинения и даже печаталась в журналах и газетах. Ребята из клуба "Бердәмлек" также участвуют в КВН на татарском языке и каждый год организуют форум татарской молодежи "Урман Күле" (лесное озеро — тат.).

Детское мероприятие для московских татар
Детское мероприятие для московских татар

Общественная деятельность отнимает много времени и сил, и поначалу мама Риммы была недовольна ее участием в литературных вечерах и других татарских мероприятиях. Но однажды, когда Римма уже готова была отказаться от этой непростой и часто неблагодарной работы, мама сказала, что поняла, зачем ей все это нужно. Римма родилась в татарской деревне, где все вокруг татарское, и там она чувствовала себя как рыба в воде. Но вдруг оказалась в Москве, где все вокруг говорят исключительно на русском языке, и доминирует русская культура. И тогда Римма начала создавать привычную татарскую среду общения, чтобы чувствовать себя немного уютнее в этом огромном мегаполисе.

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ: НАДО ВОЗВРАЩАТЬСЯ

Рушания Басырова родом из Нижнего Новгорода, закончила исторический факультет Нижегородского государственного университета им. Лобачевского. С детства мечтала быть журналисткой, поэтому после университета работала в информационном агентстве и вела программы на местном телевидении. Так продолжалось несколько лет, пока однажды Рушания не поняла, что в Нижнем ей уже стало не интересно.

— Я всегда знала, что буду работать в Москве. Я очень часто ездила туда в командировки, на семинары, обучения. Во-первых, по энергетике это мой город, все куда-то спешат, хотят чего-то добиться. Во-вторых, в Москву съезжаются профессионалы со всей страны, ну по крайней мере, в сфере журналистики. В Нижнем Новгороде мне в какой-то момент стало просто тесно, как будто на мне была рубашка меньше на несколько размеров.

Главной причиной переезда для Рушании стала возможность профессионального развития. Поэтому, когда ей предложили работу на федеральной радиостанции, Рушания сразу согласилась. Друзья помогли снять жилье, и буквально за считанные дни девушка переехала в столицу.

Рушания выросла в городе, но каждое лето ездила в деревню, где разговаривала только на татарском языке. Но это ей совсем не помешало работать журналистом, писать тексты и репортажи на русском языке. Одним словом, двуязычие ей совсем не помешало сделать карьеру в журналистике. Более того именно ее национальная принадлежность, по словам Рушании, открывала ей многие двери, закрытые для других. Так, например, один чиновник, которой никому не давал интервью, услышав ее имя, сразу пригласил ее в кабинет и согласился ответить на все вопросы. Оказалось, что его лучшие друзья были татары, и, по его словам, это были очень хорошие и гостеприимные люди, всегда готовые прийти на помощь. Да и потом, как только узнавали, что она татарка, сразу начинали говорить, какая у вас вкусная колбаса из конины, какие вкусные перемячи, а как радушно вы встречаете гостей, какие столы накрываете.

Хоть деньги и не были главной причиной переезда в Москву для Рушании, однако, когда она получила первую зарплату, то была приятно удивлена.

— Я помню тогда спросила у начальства: это что, все мне? Вы точно не ошиблись? Я в Нижнем Новгороде должна была работать полгода, чтобы получить столько, сколько мне в Москве платили за месяц.

На новом месте у Рушании все складывалось хорошо. Поначалу, конечно, были страхи и сомнения, но они быстро прошли. Более того преподаватель техники речи всегда ее хвалила, ставила всем в пример и искренне недоумевала, почему у нее нет ни татарского акцента, ни нижегородского оканья. При этом она всем, даже очень опытным радиоведущим, делала замечания.

Иногда Рушания жалеет о своем решении уехать из Москвы, но этот бывает очень редко, потому что в Нижнем Новгороде она вышла замуж, родила двоих детей

В Москве Рушания работала год, она вела прямые эфиры, но на личную жизнь совсем не оставалось времени. Однажды на радиостанции сменилось руководство, и в этот же день ей позвонили из Нижнего Новгорода и предложили работу. Рушания говорит, что в тот момент она почувствовала — это знак свыше, надо возвращаться, что в родном городе она, наконец, встретит свою судьбу и создаст семью.

Иногда Рушания жалеет о своем решении уехать из Москвы, но этот бывает очень редко, потому что в Нижнем Новгороде она вышла замуж, родила двоих детей, и сейчас у нее сменились приоритеты: на первом месте для нее не карьера, а семья. Сейчас она работает в администрации автозаводского района, до работы ей идти пешком всего 15 минут через парк, тогда как в Москве она добиралась больше часа в душном метро. Рушания много занимается детьми, водит их по кружкам и секциям, а в Москве, по ее словам, это было бы нереально. Старшая дочь Рушании — семилетняя Диля — пошла по стопам мамы и недавно выиграла конкурс юных радиоведущих. Теперь она ведет выпуски новостей на Детском радио и иногда вместе с мамой приезжает на тренинги в Москву. На вопрос, если дочь захочет в Москву, что она ей ответит, Рушания ответила:

— Мы ездим в Москву раз в год. Вижу, как горят ее глаза. У нее сумасшедшая энергетика, жажда познаний. Я бы ее с удовольствием отправила покорять столицу!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (1)

XS
SM
MD
LG