Ссылки для упрощенного доступа

"Весь этот онлайн выйдет в оффлайн"


Слева направо: Алексей Лескин и Михаил Матвеев 

Один из последних массовых митингов в Самаре состоялся 20 апреля (если не считать Первомай) и был он против мусорной реформы. Формально организатором выступило движение "Гражданская инициатива", но мероприятие, фактически, как и большинство самарских протестных акций последнего времени, было организовано местными коммунистами. "Idel.Реалии" расспросили депутатов, членов фракции КПРФ в Самарской Губернской Думе, Михаила Матвеева и Алексея Лескина об особенностях самарского протеста.

— Почему именно КПРФ последние три года возглавляет протестное движение в Самарской области?

Михаил Матвеев: Возможно, это связано с тем, что именно в КПРФ сконцентрировались основные активисты, готовые и способные организовать акции протеста. Кроме того, у КПРФ максимальная социальная база, потому, что партия по крайней мере по своей программе выражает интересы большинства. А большинство в России составляют люди социалистических взглядов, нравится это кому-то или нет. Хотя КПРФ — не единственная сила, способная вывести на улицы массы людей. И крупные акции протеста, организованные не коммунистами, тем же штабом Алексея Навального, в Самаре проходили. Ранее были и заметные акции национально-патриотических сил и правых, в основном концентрирующихся вокруг "Русского марша". Вообще партийное и идеологическое разделение оппозиции в России очень сложно в силу того, что основная масса людей не придает значению своим базовым взглядам и действует спонтанно под конкретную задачу протеста. Нельзя сказать, что прошлогодние акции против пенсионной реформы или акции 2017 года за отставку губернатора Николая Меркушкина собирали только людей левых взглядов, хотя организационно красные знамена доминировали. Вообще, на мой взгляд, у современной российской оппозиции есть три основных вектора: "Хотим как в СССР!", "Хотим как на Западе!" и "Хотим как в Российской империи!". Несмотря на кажущуюся непримиримость, все эти три направления уживаются у многих людей одновременно.

Алексей Лескин: Отвечу не только как депутат, но и как Первый секретарь Самарского обкома КПРФ: партия всегда отстаивала интересы трудового народа. За прошедшие три года в основном только компартия была инициатором протеста. И открыто вышла вместе с народом на улицы против политики тогдашнего самарского губернатора Николая Меркушкина.

— Какие главные задачи ставит КПРФ, устраивая акции протеста в Самарской области?

Лескин: Яркий пример — мы требовали отставки губернатора Меркушкина, и это случилось. Молодёжь с комсомольцами требовали вернуть самарцам льготный проезд — вернули. Жители Самары, вместе с КПРФ, уже 10 лет выступают против установки памятника белочехам, и мы держим оборону. Главное, чтобы власть услышала мнение большинства народа.

Матвеев: Я не могу отвечать за партию, потому что я, несмотря на то, что для многих в Самаре являюсь самым известным её представителем, при этом не вхожу в её руководство ни на каком уровне и являюсь рядовым членом КПРФ, вступившим в неё в 2017 году. Но, так как я к этому времени уже был состоявшимся, известным политиком, с десятками тысяч сторонников , я могу сказать какие я ставлю задачи, организовывая акции протеста. Это решение конкретных задач защиты прав людей, часто экономических или социальных, политическими методами тогда, когда другие, в том числе — депутатские полномочия для их решения недостаточны. И надеюсь моя активность в этом вопросе, идущая в актив КПРФ, партией поддерживается.

— Какие права и свободы самарцев вы отстаиваете на митингах?

Матвеев: Ответ на этот вопрос требует отсылки к программе партии. Потому, что большинство нарушенных прав и свобод самарцев восстановить в масштабах одного региона нельзя. Это вопросы социальной справедливости, прежде всего справедливого распределения доходов и прибавочной стоимости, создаваемой трудом наемных работников и эксплуатацией природных богатств России. Что касается Самарской области, то здесь добавляются локальные проблемы. Это не возвращенные Правительством области до конца льготы, отобранные экс-губернатором Меркушкиным у пенсионеров и инвалидов, проблема массовых увольнений на промышленных предприятиях прежде всего Самары и Тольятти, и сейчас то, как реализуется в регионе мусорная реформа с её завышенными тарифами и нормативами, несправедливым взиманием платы с квадратных метров площади, а не проживающих и абсолютной непрозрачностью структуры бизнеса регоператора "ЭкоСтройРесурс".

Лескин: Лозунг наших последних митингов: "Народу уважение, а не унижение!"

— Много ли нарушений прав граждан вы наблюдаете в Самарской области как депутат Самарской Губернской Думы?

Матвеев: Много. И к тем, что я назвал в предыдущем ответе, добавлю нарушение свободы слова, свободы собраний. В крупных городах, включая Самару и Тольятти, практически невозможно согласовать ни одно протестное мероприятие не только в центре, но даже в густонаселенных районах окраины. И недавно эти нормы были ещё ужесточены. Кроме того большой проблемой вот уже лет 10 является соблюдение избирательных прав граждан. Если вы в любом поисковике напишите "Как воровали голоса на выборах в Самарской области", Вам Интернет выдаст ссылки на уже 10 серий нашего с депутатом СГД Сергеем Турусиным фильма-расследования на основе анализа камер видеонаблюдения о фальсификации выборов в Самарской области, при Меркушкине ставшей регионом тотальной фальсификации. Сейчас, с приходом нового губернатора Азарова градус беспредела несколько снизился. Но люди, делающие партии власти — "Единой России" на выборах результат в 106%, в основном все остались на местах. Несмотря на 15 возбужденных по нашим фильмам уголовных дел. Отсев проходных кандидатов оппозиции идёт ещё на этапе выдвижения, а окружая себя не проходными фигурами, власть превращает выборы в фарс. Но даже в этих условиях умудряется проигрывать, чему пример победа КПРФ на выборах гордумы Сызрани и Тольятти в прошлом году. Область стремительно "краснеет".

Лескин: Очень подробно обо всех моментах, связанных с нарушением прав граждан, ежегодно и открыто докладывает уполномоченный по правам человека в Самарской области. Часть материалов предоставляем мы: коммунисты-депутаты.

— Кто ваши основные союзники по протесту?

Матвеев: Комсомол — это молодежное крыло самой партии, а Левый Фронт во главе с Сергеем Удальцовым, безусловно: самая боеспособная левая организация. У любой партии всегда есть проблема замкнуться в себе и превратиться в секту, противопоставив себя остальным, либо создавать вокруг себя коалицию и даже широкий фронт. Такая парадигма стоит и перед КПРФ. Мы помним, как напугал власть ход с выдвижением от КПРФ в Президенты беспартийного Грудинина и создание широкой народно-патриотической коалиции от левых до националистов. Поэтому власть стремится раскалывать все движения на группы, ссорить и запускать спойлеров вроде "Коммунистов России". Нельзя не видеть, что власть очень активно работает и с лидерами партий как парламентских, так и непарламентских, убеждая их отказаться от курса на приход к власти на определенные блага и гарантии руководству. Но если оппозиция реально хочет прийти к власти, необходимы союзы, так как иначе административный ресурс правящей элиты не преодолеть.

— Почему люди так неохотно ходят на их митинги?

Лескин: Это не так. В Самарской области мы наблюдаем в городах подъем протестной активности. Люди самоорганизуются, обращаются к нам за помощью в проведении мероприятий.

Матвеев: Нельзя измерять протестную активность процентом от населения, подавляя всех числами. Цифра 1 тысяча — это много, и это однозначно попадает в мониторинг Администрации Президента. Сейчас протест уходит в интернет, в соцсети. А сто лет назад его выразить иначе, чем выйти на улицу, было нельзя. На мартовский митинг против мусорной реформы в Самаре вышло около 1,5-2 тысяч человек. А видео выступления на этом митинге дедушки из поселка Рубежное на моей странице в Youtube набрало 85 тысяч просмотров. Хочу спросить: так сколько человек побывало на нашем митинге? И когда-то, если возникнет революционная ситуация или порыв выйти на выборы, весь этот онлайн выйдет в оффлайн, как говорит молодёжь.

— Вы верите, что с помощью митингов и других акций протеста прямого действия удастся изменить положение дел в России?

Матвеев: Да. Но также я верю, что это может произойти путем переворота элит, или Промыслом Божьим, или путем прилёта инопланетян. Никто не знает, в какой момент что сработает. Именно поэтому Ленин говорил: "Сегодня рано, завтра поздно".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG