Ссылки для упрощенного доступа

"Силовики нарыли, предложили эту кандидатуру, а региональные элиты легко сдали его"


Евгений Гурьев

20 мая истекает срок содержания под стражей бывшего вице-премьера правительства Башкортостана, министра земельных и имущественных отношений Евгения Гурьева, арестованного судом в начале апреля. По данным защиты, следователи уже готовятся направить в суд ходатайство о продлении ареста, в то время, как о ходе самого следствия практически ничего неизвестно.

Напомним, Евгений Гурьев был задержан в Уфе 1 апреля сотрудниками УФСБ и регионального следственного управления. В тот же день ему было предъявлено обвинение по п. "в" ч.3 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий). По версии следствия, в ноябре 2015 года Евгений Гурьев "организовал реализацию, в обход установленного законом порядка проведения конкурсных процедур, двух земельных участков, расположенных на территории города Уфы общей площадью более 17 тысяч квадратных метров, по стоимости, заниженной на половину от кадастровой стоимости участков, в собственность ООО "Группа компаний СУ-10". При этом, по мнению следствия, "на момент реализации, право распоряжаться указанными земельными участками у минземимущества республики отсутствовало". В результате этого, как считает следствие, бюджету республики "причинены тяжкие последствия в виде неполучения дохода от реализации государственного имущества в общей сложности около 27 миллионов рублей".

Кто-то всё-таки "кукловодит" следственным комитетом, который вольно или невольно превратился в слепое орудие достижения чьих-то целей

После ареста адвокаты Гурьева направили в Верховный суд республики апелляцию, которая была отклонена.

Защита Евгения Гурьева уже заявляла, что не видит в его деле "ни состава, ни даже события преступления". Адвокат Гурьева Рената Гареева отмечала, что земельные участки были переданы строительной компании на абсолютно законных основаниях, в соответствии с постановлением правительства республики и решением регионального арбитражного суда. Защита также заявляла о намерении подать ходатайство о привлечении к процессу бывшего председателя республиканского правительства Рустэма Марданова, который подписал соответствующее постановление.

По сообщениям СМИ, Евгений Гурьев содержится сейчас в одиночной камере уфимского СИЗО-1. Жалоб на условия содержания от него пока не поступало, что подтвердили и члены региональной Общественной наблюдательной комиссии, посетившие СИЗО в середине апреля.

Как рассказала "Idel.Реалиям" адвокат Рената Гареева, за всё время содержания под стражей ее доверитель был допрошен лишь один раз, больше никаких следственных действий с ним не производилось.

— Евгений Гурьев был допрошен в изоляторе по двум эпизодам, которые пока не вменяются ему в вину, — сказала Рената Гареева. — Единственным эпизодом, по которому ему обвинение уже предъявлено, остается разрешение на реализацию тех самых двух участков строительной компании СУ-10. Я уже отмечала, что это обвинение является абсолютно незаконным — обстоятельства, изложенные в нем, не соответствуют действительности, а требования гражданского законодательства, земельного кодекса РФ проигнорированы. Еще два эпизода возникли по результатам проверки республиканской прокуратуры. По одному из них надзорное ведомство указало, что в 2018 году минземимущество в лице Гурьева фактически распорядилось складским комплексом, закрепленным за Башкирским театром оперы и балета, инициировав его отчуждение из государственной собственности в пользу ООО "Уфа-Инвест". Однако, итоговую целесообразность мены данных активов определяло не минземимущество, а министерство культуры республики и руководство театра. В соответствии с нормами законодательства, недвижимое имущество, закрепленное за театром, могло быть реализовано по договору мены без аукционных процедур. По другому эпизоду прокуратура указала, что минземимущество в лице Гурьева в 2016 году незаконно по льготной цене (25% от кадастровой стоимости) предоставило два земельных участка в собственность ООО "Стройинвест". Но цена выкупа опять-таки определялась министерством на основании уже указанного постановления правительства республики.

Опрошенные эксперты, в основном, отмечают, что дело Гурьева является едва ли не классическим случаем развернутой в последние годы "антикоррупционной" кампании, со всеми ее характерными признаками, в том числе, слабой доказательной базой.

Выбор объектов для публичной порки оставляют за местной властью, особенно в моменты ее смены в регионе

— Странности в ходе расследования дела Гурьева многочисленны и их нельзя объяснять только недостатком компетенций следователей в расследовании сложных хозяйственных схем и процессов, — полагает уфимский политтехнолог, обозреватель канала "Открытая политика" Андрей Потылицын. — Напомню, что обыски жилища экс-вице-премьера ничего не дали — не было найдено никаких ценностей и существенных сумм денег, выходящих за рамки доходов двоих работающих членов семьи. Далее, предприниматели-бенефициары сделок, санкционированных Гурьевым, почему-то не были даже опрошены следствием — равно как и подписывавший постановления правительства экс-премьер Рустэм Марданов, или же бывший глава республики Рустэм Хамитов, при котором определялись основные параметры приватизации госсобственности в регионе. Наконец, непонятно, почему был наложен арест имущество семьи Гурьевых, большей частью которого владеет не он сам, а его супруга. Судя по всему, кто-то всё-таки "кукловодит" следственным комитетом, который вольно или невольно превратился в слепое орудие достижения чьих-то целей. И вот тут на примере дела Гурьева важно понять общую тенденцию того, как будет строиться отношение к чиновничеству в новые, "хабировские" времена в республике.

Политтехнолог выдвинул свою версию возникновения дела Гурьева.

— После того, как Владимир Путин был переизбран президентом на очередной срок, мы видим, как всё больше разворачиваются репрессии в отношении не только федеральных, но уже и региональных чиновников, — отмечает Потылицын. — По мнению Кремля, в каждом регионе должно быть выявлено серьезное имущественное или финансовое злоупотребление высших региональных чиновников и проведено показательное разбирательство, и демонстративное наказание виновных. Но нужно заметить, что выбор "жертв" для подобной компании осложнен чрезвычайной интегрированностью региональных элит в элиты федеральные, существованием единых систем финансовых взаимоотношений и обязательств на отраслевом, партийном или политическом уровнях. Поэтому, вероятнее всего, выбор объектов для публичной порки оставляют за местной властью, особенно в моменты ее смены в регионе. Вместе с тем, как правило, новая власть в подобном случае не преминет заодно с федеральной задачей решить и свою, сугубо частную — например, быстро и эффективно зачистить самые ресурсные "полянки" от предшественников и конкурентов. Проецируя эту версию событий непосредственно на дело Гурьева, мы понимаем, что она вполне себе правдоподобна и вписывается в концепцию Радия Хабирова, расставляющего всюду своих людей. Тем более, что пришедшая к власти в Башкортостане группировка вела дела и хозяйственно-финансовые процессы на территории Республики задолго до 11 октября 2018 года — в Башкортостане имелись и доверенные лица, бизнесмены и даже чиновники, которые блюли интересы команды Хабирова до его прихода в башкирский Белый дом.

Версия о том, что уголовное преследование Гурьева ведется по сугубо политическим мотивам, представляется политтехнологу "достаточно фантастической", поскольку, по его мнению, "предвыборная подготовка команды Хабирова носит, в целом, характер полного хаоса и неуправляемого процесса" и поэтому "трудно представить арест Гурьева в качестве одного из ходов Хабирова,как непримиримого борца с коррупцией".

Общественник и предприниматель Азамат Галин полагает, что "дело Гурьева" должно явиться лишь первым этапом в расследовании приватизационных сделок, одобренных прежним руководством республики.

— Схема, по которой выводились активы из республиканской собственности, была отработана на многих предприятиях, — заявил Галин. — Если изучить как следует данные федерального реестра предприятий-банкротов за 2011-2016 год, то мы увидим большой рост их числа, а между тем они были вполне ликвидными. Стоит назвать хотя бы такие крупные предприятия, как "Башкирское речное пароходство", издательство "Башкортостан" и другие. В этих сделках вращались сотни миллиардов рублей. И, разумеется, Гурьев, — если его вину докажут, — был здесь просто исполнителем. Конечных бенефициаров следствию еще предстоит установить.

Силовики нарыли, предложили эту кандидатуру, а региональные элиты легко и свободно, даже не сильно глумясь, сдали его

— Безусловно, в деле Гурьева есть экономический аспект, есть и политический, — считает московский политтехнолог Сергей Маркелов. — Экономический связан с запросом федерального центра на поиск примеров коррупции высокопоставленных чиновников. Эти волны борьбы с коррупцией идут по стране одна за другой — одна захлестывает губернаторский корпус, другая — мэров городов, третья — высокопоставленных федеральных чиновников и парламентариев, четвертая — различных отраслевых чиновников и менеджеров, пятая — региональных чиновников и так далее. Вот, Гурьев как раз оказался в последней волне удобной кандидатурой с точки зрения региональных элит — силовики нарыли, предложили эту кандидатуру, а региональные элиты легко и свободно, даже не сильно глумясь, сдали его. Но в любой антикорррупционной волне всегда есть и политический компонент, элемент кампанейщины. Вот здесь как раз принципиальный дефект системы: она требует — дайте нам хоть кого-то. Так и возникают дела типа гурьевского — возникают сырыми, что называется, с колес. Отсюда и затягивание, и сбои в следствии. И результат такого уголовного преследования предугадать невозможно.

Политтехнолог также подчеркивает очевидную связь дела Гурьева с предстоящими выборами главы региона. "Безусловно, всё, что происходит сегодня в республике, необходимо оценивать через оптику предвыборной кампании Радия Хабирова", — полагает Сергей Маркелов.

По данным апрельского опроса "Левада-центра", лишь треть россиян испытывает удовлетворение от арестов высокопоставленных чиновников, еще у 14% респондентов это вызывает раздражение, у 9% — недоумение, а 40% не испытывают никаких особых чувств. При этом, только четверть опрошенных считают эти аресты проявлением серьезной борьбы с коррупцией. Большинство же (почти 60%) уверено, что это либо следствие борьбы за передел сфер влияния между высокопоставленными чиновниками, либо способ отвлечения внимания населения от реальных проблем в экономике. В комментарии газете "Ведомости" директор "Левада-центра" Лев Гудков поясняет, что "удовлетворение от арестов испытывают в основном пожилые малообразованные люди". Там же политолог Николай Петров заявляет, что Кремль балансирует между двумя целями — "идет подыгрывание настроениям людей, которые озлоблены, но и не допускается провоцирование настроений против власти".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG