Ссылки для упрощенного доступа

"Где гарантия, что здесь не будет как в Шиесе? Или вы хотите как в Чернобыле?"


Фото с сайта правительства Удмуртской Республики. Общественные слушания в Камбарке по вопросу мусора. 2019 г.

В городе Камбарка (Удмуртия) прошли публичные слушания по вопросу создания производства по переработке отходов первого и второго класса опасности. На мероприятии в доме культуры "Овация" собралось по разным подсчетам 200-300 человек. В списках участников слушаний были жители и Саратовской области и Башкортостана.

Удмуртские активисты, создавшие в интернете петицию с требованием не допустить строительства комплекса в Удмуртии, пишут, что в случае утечек опасных отходов, которые планируют сюда свозить, пострадает не только Камбарка (население чуть более 10 тыс человек — прим. ред.), "но и все ближайшие районы Удмуртии, Башкортостана, Татарстана, Пермского края, и все, кто проживает ниже по течению реки Кама".

По состоянию на 18 июня петицию подписало более 9300 тысяч человек. В основной массе участники слушаний выступали против любого опасного производства, т.к. хотят безопасной окружающей среды. Чиновники уверяли, что радиоактивные компоненты здесь перерабатывать не будут, но люди им не поверили.

Недавно стало известно, что бывший завод по уничтожению химического оружия "Камбарка" в Удмуртии хотят перепрофилировать в комплекс по переработке отходов I-II классов. Было объявлено, что созданием объекта займется ФГУП "РосРАО". Проект представят на общественные обсуждения в 2020 году. Запуск предприятия ожидается не ранее 2023 года. На реализацию проекта правительство России выделит более 5 млрд рублей.

Позиция региональных властей сводится к тому, что новое предприятие в Камбарке нужно для увеличения количества рабочих мест и налогов в бюджет республики. До этого речь шла о том, что на объекте будут перерабатывать радиоактивные отходы, однако вчера на встрече с местными жителями представитель "РосРАО" поспешил опровергнуть данную информацию.

— Здесь не строят новый завод, завод уже существует, — начал этими словами разговор с собравшейся общественностью заместитель генерального директора ФГУП "РосРАО" Максим Корольков. — Ваш завод решил задачу — уничтожил химическое оружие. Сегодня продолжает функционировать, ликвидирует последствия своей деятельности, очищает территорию. В рамках этой деятельности создана уникальная инфраструктура, которая обеспечивает безопасность персонала, населения, проживающего здесь. Все объекты открыты для общественности, с ними можно ознакомиться.

По его словам, важно, что все эти системы будут только с каждым годом улучшаться.

"Камбарка"

Во время Второй мировой войны Народный Комиссариат Обороны СССР принял решение о размещении складов хранения химического оружия в 3 км от города Камбарка и в 1 км от железнодорожной магистрали Казань-Свердловск, на стыке трех республик — Удмуртии, Башкортостана и Татарстана. В декабре 1941 года в этот район впервые стали поступать боевые отравляющие вещества. В конце 40-х годов было принято решение о строительстве здесь объекта для хранения люизита — контактного яда. По официальной информации, здесь хранилось 6349 тонн люизита, что составляет 15,9% всех отравляющих веществ в России. 22 марта 1995 года правительством РФ было подписано постановление об организации работ по уничтожению люизита. Все запасы опасного вещества были ликвидированы в марте 2009 года.

— Что такое отходы первого и второго класса опасности? Это всё, что нас окружает — ртутные лампы, отработанные аккумуляторы, масла. К сожалению, всё это мы сейчас находим в оврагах, еще где-то. Важно, чтобы отходы первого и второго класса опасности были запущены в государственный хозяйственный оборот. В Европе такие предприятия находятся чуть ли не в центре городов, населению и школьникам устраивают туда экскурсии. Самое важное, что за этим процессом будут наблюдать наши профессионалы. Я думаю, что таких встреч как сегодня у нас будет не одна и не две, а все установки мы обсудим с общественностью и научными сотрудниками нашего предприятия, — добавил он.

Модератор публичных слушаний, заместитель председателя комиссии по экологии Общественной палаты Удмуртии Сергей Пермяков начал обсуждение с вопроса о радиоактивных отходах.

Представитель "РосРАО" Максим Корольков отреагировал на это, отметив, что будет вестись строгий контроль.

— Радиоактивные элементы — это отдельная структура, с другими схемами по переработке, отдельный полигон. Мы обязуемся вести радиоактивный контроль всех партий отходов, которые будут сюда завозиться. Кроме того всё будет контролироваться общественностью в режиме онлайн. Мы будем контролировать уровень радиации в атмосфере. Могу заверить, что радиоактивных отходов в Камбарке не будет, — заявил он.

В зале начался шум, собравшиеся выразили сомнение, они потребовали дать высказаться представителям общественности.

Сергей Пермяков заверил, что людям будет предоставлено слово, при этом продолжил вести мероприятие.

— Я с 2002 года занимаюсь отходами и знаю о них практически всё. Все видели, какой ажиотаж "поднялся" против создания нового производства. Но вы видели, кто это пишет? — начал он.

Пермяков предложил обратить внимание на слайд, на котором был скриншот публикации в соцсети против опасного производства в Камбарке от 16-летнего подростка, в компетенции которого модератор слушаний предложил присутствующим засомневаться.

Его опять перебили из зала, предложив дать поговорить про завод, а не про соцсети.

Между тем эксперты отметили, что с 2005-го по 2018 год в Камбарке проверялась почва по пяти показателям, вода — по 20-ти показателям, озон — по девяти, и всё, по их словам, было в пределах нормы.

— Никаких превышений ПДК специалистами не было зафиксировано, все показатели были в норме. Система контроля у нас налажена. Вся информация находится в публичном пространстве, отчеты представлены и на нашем сайте, — сказал министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Удмурсткой республики Денис Удалов.

В зале стало неспокойно — собравшиеся начали кричать.

— Это публичные слушания или что? — говорили люди.

Пермяков тут же предложил решение.

— Если кто-то хочет высказать, тяните руку! Если будете кричать, специально микрофон не дадим. Не превращайте слушания в базар, — сказал он.

Микрофон достался общественному активисту Тимофею Клабукову.

— Вы говорите о том, что будут здесь батарейки, аккумуляторы перерабатываться. Вы знаете, я специально изучал вопрос. В России сейчас нет проблем с утилизацией этих видов отходов. Аккумуляторы даже за деньги сейчас покупают, а переработка батареек — у нас всего один завод в Челябинске. И он страдает от нехватки батареек. Потому что в России нет инфраструктуры по сбору батареек, точнее будет сказать, она находится в зачаточном состоянии. И какие вы сюда 50 тысяч тонн в год отходов собрались привозить — непонятно. Если про те отходы, которые говорите вы, их не существует в природе, — констатировал он.

Из зала прозвучали слова поддержки.

— Правильно! А они сейчас снова уйдут от ответа, — прокричал кто-то из собравшихся.

Представитель "РосРАО" Максим Корольков опять включился в дискуссию.

— Мы с вами говорим не о строительстве завода, а создании федеральной системы по обращению отходов первого и второго класса опасности. Как я уже говорил, эта система включает полный цикл — начиная от сбора, заканчивая переработкой и обезвреживанием, — объяснил он.

— То есть этих отходов сейчас нет? — спросил Тимофей Клабуков

Представитель "РосРАО" Максим Корольков предложил активисту отследить, что происходит с аккумуляторами после извлечения и изучить степень их опасности.

Дальше из зала поступил вопрос о том, будет ли город Камбарка после создания нового производства по переработке опасных отходов признан особой закрытой территорией. Эксперты ответили, что нет, т.к. новые технологии должны и без того обеспечить полную безопасность без создания закрытых зон, которых в России сейчас вовсе нет, а есть только в США.

Владимир Любимов, занимающийся в Ижевске сбором отходов первого и второго класса опасности, поинтересовался бюджетом проекта.

— Где мы можем посмотреть строительно-сметную документацию, экспертизу, документы, на основании которых мы бы могли получить гарантии, что ядерных отходов в Камбарку со всей России свозить не будут? И второй вопрос — давайте сразу проясним, какие именно отходы здесь будут перерабатываться, — спросил он.

Представитель "РосРАО" Максим Корольков разъяснил, что процесс находится в самом начале пути. Сейчас "Росатом", по его словам, сосредоточен на сборе информации о технологиях, которые могли бы здесь реализовываться. Он признался, что ввоз планируется в 2020 году.

— Но мы не будем этого дожидаться. Мы в 2019 году уже сядем и обсудим. Сейчас идет сбор данных, — отметил он.

Пришедшие продолжили возмущаться, не понимая, зачем необходимо было проводить слушания, если власти не готовы ответить на конкретные вопросы жителей.

Представитель "РосРАО" пытался успокоить народ, заявив, что организация согласна работать с общественностью в конструктивном русле.

А пять миллиардов вы на что получили, если вы не знаете, что будете перерабатывать? Совсем заврались! Смешно смотритесь!"

Но пришедших на мероприятие не устроил такой ответ. Люди один за другим начали задавать вопросы и высказывать свое мнение.

"Мы здесь собрались не для того, чтобы слушать, что у вас всё здесь схвачено", — закричал один.

"Дайте жителям Камбарки сказать", — говорит другой.

"Вы начинаете утрировать. Всего 400 наименований отходов классов первой и второй опасности. Где гарантия, что это жечь тут не будут. Где гарантия, что здесь не будет как в Шиесе. Или вы хотите как в Чернобыле?" — вопрошает третий.

Модератор слушаний, не выдержав, пытался по-своему успокоить народ, призывав "не перегибать".

На это люди потребовали ответов.

Модератор слушаний отметил, что мероприятие должно проходить конструктивно.

—​ Мы собрались для конструктива. Не перебивайте, если не хотите здесь устроить базар. Мы хотим создать научно-технический совет, включить туда местных жителей. И чем больше вы вовлечетесь... — начал очередное предложение Пермяков. Но участники не дали ему досказать.

Из зала опять послышались крики.

"А пять миллиардов вы на что получили, если вы не знаете, что будете перерабатывать? Совсем заврались! Смешно смотритесь!" — отметил голос.

Затем микрофон передали Дмитрию Морозову, представителю "Российского социалистического движения", у которого родственники проживают в Камбарке.

Эти публичные слушания у нас в Ижевске постоянно проходят. Они никогда не работают. Здесь заваливают весь зал депутатами от "Единой России".

— Вы очень красиво говорите о том, как будет общественность участвовать в вашем проекте, что будут соблюдаться экологические нормативы. Но давайте будем честными. Мы знаем, как сейчас работает государство, как работает коррупция. И этот завод имеет огромную опасность. А что, если мы придем к тому, что власть снова наобещает, но на на деле всё сделает иначе. Опять начнется коррупция. Документы на экологическую экспертизу подделают. Эти публичные слушания у нас в Ижевске постоянно проходят. Они никогда не работают. Здесь заваливают весь зал депутатами от "Единой России". Где гарантия того, что общественность действительно сможет это всё контролировать. Потому что, извините, но к вам доверия нет. Где гарантия того, что Камбарка не превратится в Шиес? — возмутился он.

В мероприятии, как отмечено выше, принимали участие и представители Саратовской области, которым также была предоставлена возможность высказаться.

— Вы сейчас нас пытаетесь убедить в том, что ни одного радиоактивного вещества нет в первой группе отходов повышенной опасности, когда согласно федеральному ГОСТу и статьи №89 ФЗ, они там есть. У нас единственный вопрос: кто просчитал риски по этому проекту. Зона отчуждения Чернобыля была в радиусе 30 километров! Расскажите нам про риски! Вы же изучали риски! — заявил саратовчанин.

Максим Корольков повторил в ответ, что речь идет об отходах первого и второго класса опасности, которые требуют переработки. Попадание радиоактивных веществ, по его словам, исключено. После этого он попросил закрыть этот вопрос.

Люди из зала стали возражать, говоря, что вопрос был не об этом, а про риски.

Представитель "РосРАО" заверил участников, что в документациях будут прорабатываться и риски, и меры по предотвращению.

Затем в дискуссию включился врач, который возразил утверждениям о том, что за последние годы наблюдается рост онкологических заболеваний в Камбарке.

Слова врача заставили зал загудеть. Люди высказывали сомнение, что выступающий является врачом. Участники стали подбегать к нему и подсматривать его бумаги, которые тот начал прятать.

Модератор слушаний еще раз повторил утверждение врача о статистике онкозаболеваний в городе.

Жители Камбарки предложили бюджет проекта потратить на что-то более полезное.

"Вы бы, чиновники, лучше эти 5 миллиардов потратили на восстановление нашего машиностроительного завода. Нам обещал один наш губернатор, что будет у нас город-сад. А какая экология у нас?! Лес срублен! Карьеры перекопаны! А так всех экспертов "РосРАО" хочется пригласить 22 июня на центральную площадь, где будет проходить митинг против вашего завода. Вот там поговорите с народом!" — послышалось из зала.

На что Пермяков ответил, что 22 июня — день начала войны, поэтому он не рекомендовал бы проводить митинги в такой день. Глава района Александр Поддубский согласился с этим.

В конце публичных слушаний активист из Удмуртии Дмитрий Морозов отметил: заметно, что камбарцы явно против завода, а чиновники пытаются их успокоить.

— Никто не дает ясного ответа, какие именно отходы первого и второго класса опасности будут свозиться в Камбарку. Они явно что-то не договаривают — говорят про какие-то батарейки, лампы. Пока мы ехали сюда на слушания, нашу машину остановил патруль ГИБДД, который ехал за нами с самого Ижевска. Устроили досмотр, но ничего не нашли. Мы расцениваем это как еще один факт давления на общественное мнение. Власть боится, а значит им есть что скрывать, — подытожил Дмитрий Морозов.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG