Ссылки для упрощенного доступа

Праздник есть, а Конституции на деле уже нет


От республики остались только флаг и еще кое-что

6 ноября 1992 года Верховный cовет Татарстана принял Конституцию РТ после проведения референдума о государственном статусе республики. В этой связи колумнист "Idel.Реалии" Камиль Галеев поделился мыслями.

Декларация о Государственном суверенитете Республики Татарстан была принята 30 августа 1990 г., в разгар Перестройки. Мотивировочная часть документа выражала три основные принципа. Во-первых, это несоответствие текущего статуса республики интересам ее развития. Во-вторых, право татарской нации и народа Татарстана на самоопределение. В-третьих, стремление создать демократическое правовое государство. Руководствуясь этими принципами, власти республики провозгласили государственный суверенитет Татарстана.

Дети суверенитета. Посвящается Дню Республики Татарстан
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:15:02 0:00

Сейчас это может показаться невероятным, но на тот момент российское руководство, находившееся в жестком клинче со всесоюзным правительством, полностью поддерживало стремление Татарстана к расширению своей независимости. Ельцин тогда рассматривал республику как союзника в борьбе с враждебными ему властями СССР и предлагал "брать столько суверенитета сколько сможете".

Ельцин тогда рассматривал республику как союзника в борьбе с враждебными ему властями СССР и предлагал "брать столько суверенитета сколько сможете"


И республика последовала совету Ельцина. В декабре 1991 г., сразу за Беловежскими соглашениями, Верховный Совет Татарстана принял декларацию о вхождении республики в СНГ на правах учредителя — то есть в таком же качестве, как Россия, Украина или Беларусь.

Но к тому моменту ситуация уже изменилась и прежнее союзничество Татарстана с РСФСР больше не имело значения. После августовского путча и последовавшего за ним распада СССР, российские власти во главе с Ельциным оказались в положении царей горы и быстро распробовали вкус власти. Теперь они уже хотели максимально ограничить стремление республики к самостоятельности.

Уже 13 марта Конституционный суд РФ признал незаконными как положения Декларации о суверенитете Татарстана, так и постановление о проведении референдума о суверенитете республики. Впрочем, уже 21 марта Татарстан все равно провел референдум, на котором большинство населения республики (61,4%) высказалось за то, чтобы она стала суверенным государством, строящим свои отношения с Российской Федерацией и другими государствами на основе равноправных договоров.

30 ноября 1992 г. была принята Конституция Республики Татарстан, вслед за Декларацией, провозглашавшая суверенитет и государственность республики, равноправие татарского и русского языков, принцип разделения властей, а также верховенство татарстанских законов на территории республики. Согласно Конституции, Татарстан стал "субъектом международного права, ассоциированным с Российской Федерацией — Россией на основе Договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения".

Как и Чечня, Татарстан отказался подписывать федеративный договор, требуя для себя большей автономии. Конфликт был частично разрешен в 1994 г., когда между Россией и Татарстаном был подписан договор "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти республики Татарстан". Согласно этому договору, Россия признала права республики на распоряжение собственными землей и недрами, формирование бюджета и налоговую политику, ведение международной политики и т.д. Таким образом, многие из целей национального движения были на тот момент достигнуты. Или, по крайней мере, так казалось.

В каждом без исключения конфликте с Москвой руководство республики шло на попятную


Статус-кво продержался лишь до конца правления Ельцина. Немедленно после избрания Путина в 2000 г. в Татарстане началось то, что участники митинга в 2018 г. назвали "тихим государственным переворотом". Между 2000 и 2005 гг. по требованию федеральных властей из Конституции РТ убрали упоминание о суверенитете республики, о ее исключительном праве распоряжаться землей и ресурсами, о верховенстве законов республики на территории Татарстана. В каждом без исключения конфликте с Москвой руководство республики шло на попятную.

Особенно ярко это проявилось в языковом вопросе. Еще в 1999 г. парламент Татарстана принял закон о переходе с кириллической письменности на латиницу. Последняя лучше подходит к тюркской фонетике, а также является общей для большинства тюркских народов. В определенном смысле, этот переход стал бы актом восстановления исторической справедливости. Вспомним, что изначальный отказ от арабицы при ранних большевиках сопровождался переходом не на кириллицу, а на латиницу. На кириллицу татарский язык перевел уже Сталин в рамках своего имперского проекта.

Но тут вмешалась путинская Госдума и в 2002 г. приняла закон, запрещающий народам РФ использовать некириллическую письменность. Конституционный суд РФ ее разумеется поддержал, провозгласив исключительное право федерального центра назначать письменность для составляющих РФ народов. Несмотря на протесты, Татарстан сдался и в этот раз.

Очередной удар по суверенитету был нанесен в 2017 г. Все началось с того, что Кремль отказался продлевать федеративный договор с Татарстаном — последней, кстати говоря, республикой, у которой еще сохранялся такой договор с центром. "Сейчас не по договорному типу строится государственность", заявил тогда Кириенко.

Но это было только начало. Уже в июле 2017 г. на заседании в Йошкар-Оле Путин заявил, что "заставлять человека учить язык, который для него родным не является недопустимо". Это ознаменовало начало самого тяжелого удара по национальным автономиям с момента его прихода к власти. Вскоре началась кампания по отмене обязательного преподавания национальных языков во всех республиках.

Надо отдать должное руководству Татарстана, вначале оно попыталось оказать сопротивление. Президент Минниханов и министр образования Энгель Фаттахов объявили, что слова Путина были неправильно интерпретированы и не относятся к Татарстану. А следовательно уроки татарского останутся обязательными.

Но Москва уже приготовилась ломать республику через колено. Уже в октябре прокуратору начала проверки школ, чтобы выяснить, сохранили ли они обязательные уроки татарского. Почти все директора школ сдались перед этим давлением, за исключением лишь одного, что примечательно этнического русского, Павла Шмакова.

Шестнадцать тысяч татар подписали петицию правительству республики, в которой сказали:

"Ваше решение — наш последний рубеж. В зависимости от того, каким оно будет, вы получите нашу поддержку или отчуждение. Наши пути разойдутся, когда "заинтересованные" люди придут за "Татнефтью", ТАИФом или за некоторыми руководящими персоналиями. Вас некому будет поддержать. А это непременно произойдет, если гражданское общество Татарстана и его руководство не проявит решимость постоять в правовых рамках за свои позиции до конца. Призываем Вас подумать об этом, прежде чем окончательно решить судьбу татарского языка. Сделайте все возможное для спасения татарского языка".

Трудно сказать, какое давление оказывалось на республику в последующие дни. Но уже через три дня спикер татарстанского парламента представил собранию прокурора Ильдуса Нафикова (московского назначенца) и предложил принять его предложение без прений и вопросов. Прокурор рассказал о проведенных им проверках и внес новый образовательный законопроект, который привел бы местное законодательство в соответствие с инструкциями Москвы, настаивающей по сути на отмене татарского. Законопроект поддержали.

Впрочем, всем было очевидно, что речь идет именно о капитуляции перед силовым давлением. Когда журналист спросил главу парламентского комитета по образованию Разиля Валеева, доволен ли он законом, за который только что проголосовал, тот ответил, что, разумеется, недоволен.

В этой связи резолюция митинга 2018 г. представляется более, чем справедливой. Действительно, в 2000-2010-е г. в Татарстане прошел тихий государственный переворот, сначала лишивший республику суверенитета, а затем все более и более ограничивающий ее самостоятельность. Так что в этот день мы празднуем юбилей Конституции, от которой к нашему времени уже мало что осталось. Например, согласно Конституции, Татарстан ассоциирован с Россией посредством Договора, а Москва подписывать его отказалась.

Впрочем, трудно представить себе более злую насмешку над Конституцией 1992 г., провозглашавшей равноправие татарского и русского языков, а также принцип разделения властей, чем прокурор (т.е. представитель исполнительной власти), терроризирующий депутатов (представителей власти законодательной) с тем, чтобы они отменили преподавание татарского языка.

Какой президент вам ближе: Минниханов или Путин?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:47 0:00

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    камиль галеев

    Историк, журналист. Студент магистратуры университета Сент Эндрюс, Соединённое Королевство.

Комментарии (80)

XS
SM
MD
LG