Ссылки для упрощенного доступа

HRW: проблема языковых прав в России сильно актуализировалась


Татьяна Локшина

Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) опубликовала свой всемирный доклад за 2019 год. В нем одна глава посвящена России. Корреспондент "Idel.Реалии" поговорил с соавтором этой главы Татьяной Локшиной о том, как те или иные вопросы попадают в итоговый документ. Нынешний доклад впервые за последнее время поднимает вопрос языковых прав национальных меньшинств в России.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Впервые за последние годы в докладе упоминаются действия российских властей в сфере языковых прав национальных меньшинств. Эти меры принимаются не первый год, но организация HRW только сейчас обратила на это внимание. Означает ли это, что ситуация в этой сфере резко ухудшается?

—​ С нашей точки зрения, проблема за последнее время достаточно сильно актуализировалась, и поэтому мы решили обратить на нее внимание в нашем всемирном докладе. Очень серьезное беспокойство у нас вызвала ликвидация организации Центра содействия коренным малочисленным народам Севера —​ ликвидация по формальным основаниям, но решение было политическим.

Данные всероссийских переписей населения свидетельствуют о неуклонном, а иногда и критическом сокращении числа носителей языков меньшинств.

— В сентябре прошлого года удмуртский ученый Альберт Разин совершил самосожжение перед парламентом Удмуртии в знак протеста против проводимой языковой политики. На случившееся реагировали не только в России, но и за пределами страны. Почему акт самосожжения никак не затронут в докладе?

— Доклад — это достаточно общий и краткий обзор событий, но если вы обратите внимание на разные публикации HRW в течение ушедшего года, то увидите, что этому конкретному случаю и контексту, в котором произошла эта трагедия, мы посвятили отдельный материал.

— В главе о религиозных свободах говорится о преследовании приверженцев учений Саида Нурси и Свидетелях Иеговы, но даже не упоминаются кейсы против сторонников запрещенной в России организации "Хизб ут-Тахрир", а ведь именно они получили огромные сроки. Знаете ли вы об этих случаях? В частности, например, про "Казанскую пятерку" — о людях, которые получили в совокупности 95 лет — от 14 до 22 лет каждому. И самый большой срок по аналогичному делу тоже дан в Поволжье, в Башкортостане.

— Я бы хотела отметить, что вы только что говорили о главе нашего доклада, посвященного свободе религии, а "Хизб ут-Тахрир" все же является политической организацией. Но, в принципе, о преследовании предполагаемых членов "Хизб ут-Тахрир" в течение года мы много говорили и писали. В частности, мы очень плотно работали по этой проблематике в Крыму: там по меньшей мере 63 человека из числа крымских татар с 2015 года были призваны к уголовной ответственности по надуманным обвинениям в преступлении террористической направленности, а именно в участии или организации ячейки "Хизб ут-Тахрир". И в докладе мы об этом упоминаем. Сюда входят и пять крымских активистов, которые 18 июня этого года были приговорены к длительным срокам лишения свободы (от 12 до 17 лет). Правда, я хотела бы подчеркнуть, что в оккупированном Крыму ситуация с преследованием предполагаемых членов "Хизб ут-Тахрир" отличается от базового российского контекста, потому что там речь идет со всей очевидностью, согласно нашим наблюдениям, о преследовании крымскотатарских активистов — противников российской оккупации — под предлогом их якобы участия в "Хизб ут-Тахрир". Мы пришли к этому выводу на основе интенсивной работы в Крыму, включая, конечно, полевую работу.

— В Татарстане или Башкортостане такой подоплеки нет.

— Подоплеки преследования как предполагаемых членов "Хизб ут-Тахрир" — противников российской оккупации, по понятным причинам, конечно, нет. Но если ваш вопрос сводится к тому, насколько приемлемы эти огромные, действительно, огромные тюремные сроки для лиц, которые не обвиняются ни в каких преступлениях насильственного характера, безусловно, эта ситуация совершенно ненормальная и к этому многократно мы и российские правозащитники привлекали внимание официальных лиц. Уполномоченная по правам человека РФ, кстати, пытается работать по этой проблеме. И конечно, если говорить о процессах над участниками "Хизб ут-Тахрир", которые в последнее время проходят в России, то с точки зрения правовой, они более чем сомнительны.

Они вызывают море вопросов в плане обеспечения правосудия. Речь идет об обвинениях, которые построены в большой степени на неких показаниях засекреченных свидетелей, на информации, добытой с помощью прослушки и фактически на утверждениях обвинения, что один человек встречался с другим человеком, который произносил некие слова — что-то связанное с исламом — и эти слова необоснованно трактуются в как неопровержимое доказательство участия соответствующего лица в деятельности "Хизб ут-Тахрир".

В принципе, с точки зрения международного права, Россия может запрещать на своей территории ту или иную организацию. Но такого рода преследования, такие жестокие наказания, конечно, неправомерны.

— Как производится подборка тех вопросов, которые попадают в доклад? Скажем, события в Екатеринбурге и Ульяновске, связанные с протестами против строительства храмов не затронуты, а акции в Архангельской области упомянуты.

— Нас, конечно, регулярно спрашивают, почему в доклад не вошли те или иные события. Я могу только еще раз повторить, это очень краткий обзор. Если вы посмотрите на введение в главу о России, там сказано, что протесты проходили в целом ряде регионов, не только в Москве, не только в Архангельской области, что это в принципе общероссийская история. Но мы уделили больше внимания, отдельно упомянули в этой главе доклада те конкретные события, которые, с одной стороны, на момент написания доклада нам казались наиболее значимыми, потому что к тому времени екатеринбургская история, ульяновская история уже закончились, а архангельская в то продолжалась, и судебные процессы по "московскому делу" были более чем актуальны. Кроме того, мы, конечно, — это все-таки доклад HRW, а не просто обзор — уделяли приоритетное внимание тем проблемам и тем событиям, по которым мы в течение года публиковали какие-то материалы, по которым мы плотно работали.

— Наблюдения последних лет показывают, что глава о России в докладе постепенно расширяется как с точки зрения географии охвата, так и затрагиваемых вопросов. Означает ли это, что вы учитываете ту критику и замечания, которые звучат так или иначе после публикации очередного доклада?

— Вы знаете, мы всегда открыты для критики и готовы прислушаться к замечаниям. Но что касается тех тем, которые мы освещаем в своем докладе, еще раз повторю, это проблемы, которые нам видятся наиболее актуальными на момент написания доклада. И в большой степени те сюжеты и те проблемы, по которым мы работали в течение года. Но тут я подчеркну, что мы стараемся своей работой охватить как можно больше острых проблем, острых вопросов, но Россия — огромная страна и ситуация с правами человека в России становится в последние годы все менее благополучной. В то же время в России у нас работает очень маленькая команда, и мы, честно говоря, не успеваем сделать все, что бы хотелось. Не успевали и в прошлом году, и позапрошлом, и я подозреваю, что не успеем и в этом. Но очень стараемся.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    рамазан алпаут

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта "Реальные люди 2.0".

Комментарии (126)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG