Ссылки для упрощенного доступа

Многонациональная для одних и безнациональная для других


Харун Сидоров

В свете "конституционной реформы" Харун Сидоров делится своими мыслями о том, какой Россия могла бы быть федерацией.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Необходимость серьезного обсуждения так называемых поправок к Конституции РФ, главный смысл внесения которых заключается в закреплении позиций правящей группировки, вызывает серьезные сомнения. При этом отметим, что поднятые вопросы в статье "Русские. Многонародная. И не федерация" Ильнара Гарифуллина, безусловно, являются ключевыми для будущего России и ее народов.

Сразу попытаюсь зафиксировать, в чем я принципиально согласен с автором, чтобы излагаемая мною далее позиция не воспринималась как антагонистическая главному посылу его статьи.

Я выступаю против ликвидации республик в составе РФ и лишения их государственного статуса, признанного за ними в ее Конституции.

Я выступаю против насаждения "российской нации" вместо "многонационального народа России", также закрепленного в Конституции РФ.

Я не считаю удачной идеей признание именно государствообразующего статуса русского народа в России


И я не считаю удачной идеей признание именно государствообразующего статуса русского народа в России, который, с одной стороны, не дает ничего самим русским кроме констатации их роли как тягловой лошади в упряжке исторически имперской государственности, с другой стороны, уязвляет национальное самолюбие других ее коренных народов.

Вместе с тем я призываю коллег, выступающих в защиту прав только национальных республик и нерусских народов России, осмыслить причины, по которым соответствующие идеи находят спрос в других регионах РФ и у ее русского этнокультурного большинства.

Принципиальным пороком официальной концепии российского федерализма была и остается ее асимметричность, провоцирующая воспринимать такой федерализм как враждебный себе тех, кто в нем фактически выводится за скобки. Если мы будем анализировать его конструкцию с этой точки зрения, то очень быстро увидим противоречие: с одной стороны, в нем конституируются многонациональный народ и республики-государства, которые согласно общепризнанной мировой терминологии и могут рассматриваться как те многие нации, из которых он состоит, с другой стороны, непонятно, каким в этих федерации и многонациональном народе является статус ее субъектов, не являющихся республиками-государствами и проживающего, в частности, в них населения.

Являются ли они нацией? Если нет, то получается, что многонациональный народ России, с одной стороны, состоит из полноценных конституированных наций, с другой стороны, из безнациональных регионов и населения, формальный статус которых в нем выглядит как второсортный. Если же да, то хотелось бы понять, какой нацией они являются и в каком качестве входят в это множество — многонациональный народ?

В мире существуют и конкурируют между собой две концепции нации — отталкивающаяся от государственности и гражданства и отталкивающаяся от этничности или национальности в привычном на постсоветском пространстве смысле.

Если Россия встает на путь построения единой гражданской нации россиян, то наличие внутри нее других республик-наций неизбежно будет восприниматься как подрывающее российское гражданско-национальное единство.

Но верно и другое — если в составе РФ конституируются и сохраняются республики-нации, созданные на основе самоопределения давших им имя народов (а право на это самоопределение тоже признано в Конституции), то где во всей этой схеме русский народ? Вопреки тому, что написано в Конституции и вопреки тому, что утверждают критики российской "многонациональности", ее проблемой на поверку оказывается не "много-", а "без-" для тех, кого юридически нет в этом объединении различных наций.

Если не вставать на позицию одной-единственной российской нации (многонародной), которая только и должна быть в стране без всяких (по крайней мере, в перспективе) национальных республик, есть три способа решения этой проблемы: два экстремальных и один сбалансированный.

Первый заключается в том, чтобы Россию в целом воспринимать как национальное государство русского народа, а республики в ее составе как национальные автономии соответствующих народов. Очевидно, что такой подход, будучи формализованным, серьезно уязвит данные народы. При этом в долгосрочной перспективе он окажется проблемным и для большинства русских, а именно русских регионов, субъектность которых в таком случае окончательно растворится в "русском государстве", мыслящемся как унитарное.

Не менее проблемным будет второй подход — объединения "безнациональных" субъектов РФ в один "национальный" субъект — Русскую республику. В силу территориально-демографических диспропорций между ней и другими республиками неизбежно возникнет множество противоречий, от территориальных споров и претензий, до дискуссий о том, насколько весомыми должны быть голоса у этих республик в рамках федерации. И опять же, при таком подходе русские регионы со всем их множеством географических, хозяйственных и культурных отличий лишатся субъектности, будучи растворенными в искусственном гипер-субъекте.

Наконец, третий подход предполагает формализацию фактически существующей реальности наличия в России множества народов и регионов.

И здесь следует отметить, что при безусловном равенстве всех граждан федерации и ее субъектов вне зависимости от национальности, надо понимать, что статус народов отличается в отношении их права на самоопределение. Одни народы уже реализовали свое право на самоопределение и живут за пределами своих национальных государств, уже в качестве национальных меньшинств, чьи права защищаются международным правом, конвенциями и как правило законодательством стран, в которых они живут.

В отличие от таких национальных меньшинств коренные народы самоопределяются на территории данной страны, посредством вхождения в ее состав их национальных территорий, и таков случай народов, чьими именами названы соответствующие национально-территориальные образования в составе РФ (или которые покрываются их политонимом как то дагестанцы — для аварцев, даргинцев, кумыков и т. д., мордва — для эрзи и мокши, и др.) и разумеется самого русского народа.

Поэтому наиболее сбалансированной альтернативой признанию России как одной нации было бы ее признание, с одной стороны, государством всех ее граждан вне зависимости от национальности и вероисповедания, с другой стороны, национальным домом русского и других самоопределяющихся в ней коренных народов, что в частности, давало бы их представителям право на репатриацию в нее в любой момент и из любой точки земного шара по израильскому, венгерскому, польскому, румынскому и т. п. образцам.

Что касается разного статуса субъектов федерации, бросающегося в глаза, в частности, при ознакомлении с текстом федеративного договора, то опять же, есть два способа устранения этой асимметрии. Чаще всего мы слышим об одном из них в виде призывов к ликвидации республик. Но на самом деле, есть и другой, не менее логичный, но заключающийся не в отъеме прав у тех, у кого они есть, а в предоставлении их тем, у кого их нет, а именно в наделении нынешних краев, областей, автономных округов и области, а также городов федерального значения тем же статусом республик.

Вряд ли, конечно, есть смысл в существовании стольких же республик, сколько сегодня есть областей и краев — многие из них вполне могли бы укрупниться в жизнеспособные республики: области Сибири, Урала или Центральной России, Санкт-Петербург с Ленинградской областью, Москва с Московской областью и т. п. Главное, чтобы это происходило естественно и снизу и не затрагивало права на самоопределение, уже реализованного коренными народами России через создании соответствующих республик.

Как бы наивно это для кого-то ни звучало, именно предлагаемый подход способен обеспечить сбалансированный компромисс, при котором "и волки будут сыты, и овцы целы". Ведь попытка повернуть вспять ход истории, лишив народы России права на самоопределение, добытого ими уже после Февральской революции (а не Октябрьской, как принято считать), чревато их окончательным отчуждением от нее. Но таким же отчуждением и противопоставлением его другим коренным народам России чревато и игнорирование права русского народа на национальную субъектность в ее многонациональной общности и равноправие в ее федеральном союзе.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (76)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG