Ссылки для упрощенного доступа

Как инвестор попытался вручить противникам МСЗ 63 тома "макулатуры" 


11 марта республиканское агентство "Татар-информ" и провластные телеграм-каналы в очередной раз поспешили уличить противников строительства мусоросжигательного завода под Казанью в нечестной игре — но в итоге, что тоже не редкость, уличили самих себя и инвестора МСЗ. Криптоканал "Бабай позвонит" и вовсе окрестил 65 томов бумаг, которые ООО "АГК-2" пыталось передать экоактивистам, "мукулатурой" (авторская орфография сохранена).

"Idel.Реалии"​ уже не раз рассказывали о попытках экоактивистов истребовать у инвестора проектную документацию МСЗ, который собираются строить у посёлка Осиново. Судебное решение, обязывающее ООО "АГК-2" передать проектную документацию в полном объеме компании "Принципъ" (она представляла активистов в суде), вступило в законную силу еще в сентябре 2019 года. Однако инвестор долгое время отказывал в выдаче, объясняя это коммерческой тайной.

К делу подключились судебные приставы — и документы, наконец, были доставлены в службу для передачи истцу. Но теперь уже представитель активистов Андрей Железнов-Липец отказался принимать бумаги. Отказ спровоцировал новую информационную атаку на противников МСЗ со стороны провластных ресурсов. Утверждалось, что представитель компании "Принципъ" даже не заглянул в коробки, а противники МСЗ теперь просто ищут разные предлоги, чтобы не получать проектную документацию. Чтобы расставить точки над "i", корреспондент "Idel.Реалии" обратился за разъяснениями к представителю экоактивистов Елене Бикташевой, а заодно более тщательно изучил обличительные публикации.

К слову, это уже далеко не первая информационная атака, предпринятая провластными ресурсами, против экоактивистов.

"Idel.Реалии" уже рассказывали и о фабрике троллей, заработавшей еще до разгона палаточного лагеря Диоксиново:

...и о том, как провластные ресурсы оболгали участников экологического протеста уже после ликвидации палаточного города имени Рустама Минниханова:

Сам президент РТ, напомним, контакта с общественниками упорно избегает.

Протесты в Казани. Отставка Минниханова?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:29 0:00

"МЫ НЕ ПОНИМАЕМ, ДВОРНИК РАСПИСАЛСЯ ИЛИ ДИРЕКТОР"

—​ Елена, почему вы эту документацию не приняли? Вы же так долго добивались, чтобы вам выдали её в полном объёме.

— Я болела, поэтому от нас пришел другой человек с доверенностью, Андрей Железнов-Липец. Он посмотрел — семь коробок — очень много бумаги. И всё, что там было — оно было заверено штампиком с надписью "АГК-2". То есть, там даже не печать, там штампик для документов треугольный. Подпись стоит — но чья подпись, непонятно: ни расшифровки, ни указания должности…

Вот сейчас только я вышла от приставов (разговор происходил в четверг, 12 марта, во второй половине дня — "Idel.Реалии"). Объяснила, наконец, что мы от них хотим. Мы хотим, чтобы это были не просто фейковые бумаги, которые непонятно, от кого исходят, а документы, заверенные печатью организации и подписью должностного лица. Поскольку дальше с ними будет работать эксперт, ему нужно понимание, что это — именно тот документ, а не просто какая-то распечатка неизвестно чего.

Мы не понимаем, дворник расписался или директор. Штампик, где написано "АКГ-2, для документов" — ну, это несерьезно. Это же проект завода первого класса опасности. Я уверена, что на государственную экологическую экспертизу они сдавали с круглыми печатями — потому что госорганы тоже не взяли бы не пойми какие документы…

— Ну насчет госорганов я бы не был так уверен, честно говоря. Ведь не секрет, что проекту даётся зеленый свет на уровне руководства республики…

— Всё возможно (смеётся). У нас есть тоже большие сомнения, сдавали ли они именно те документы на госэкспертизу…

— Но вообще процедура должна быть именно такая, как вы обрисовали?

— Да. Есть закон об экологической экспертизе, в котором говорится, что на общественную экологическую экспертизу предоставляется ровно тот перечень документов, который они предоставили на госэкологическую экспертизу. Поэтому я приставам принесла заключение, где есть список, где написано, что они сдавали. И сказала, пожалуйста, пусть они сформируют их в тома точно в том порядке, в котором они сдавались на госэкологическую экспертизу, чтобы мы могли всё это попунктно проверить и быстро попринимать. А не так — этот том там валяется, этого вообще нет… 63 тома за один раз очень сложно принять — а они настаивают, чтобы это был один день. (По поводу точного количества томов в коробках есть расхождения: провластные ресурсы упоминают 65 томов, однако Елена Бикташева говорит, что в разговоре с судебными приставами звучала цифра 63 — "Idel.Реалии")

— Но если всё будет разложено в порядке как для госэкспертизы и заверено соответствующим образом, вы готовы это принять?

— Конечно. Мы уже будем делать это в понедельник. Более того, независимо от того, что они в понедельник принесут, я, естественно, буду это все принимать.

— То есть, будете принимать даже незаверенные документы?

— Незаверенные, конечно, нет. Я могу принять хоть что, но я буду писать замечания, что документы, которые мне даны, ненадлежащие. И после этого я обращусь в службу приставов, чтобы она обязала их дальше исполнять решение суда.

(Как уже упоминало наше издание, провластные ресурсы тоже оказались невысокого мнения о бумагах, которые ООО "АГК-2" попыталось передать на экспертизу. Вот как отозвался о них криптоканал "Бабай позвонит": "Суд постановил выдать проектную документацию. АГК №2 подготвили 65 томов мукулатуры (привет экологи)...". Одно из двух: либо редакция криптоканала не знает не только правописания, но и значения слова "макулатура"; либо "Бабай позвонит", обычно с гордостью сливающий "инсайды", напротив, знает о бумагах от "АГК-2" слишком много — "Idel.Реалии").

"НИКТО НЕ ТРЕБОВАЛ ОРИГИНАЛЫ"

— "Татар-информ" приводит следующую цитату представителя ООО "АГК-2": "Более того, и это самое удивительное, представители "Принципъ" даже не заглядывали в коробки". Я так понимаю, это ложь?

— Естественно. Мы убедились, что тома не заверены, пролистали их (в подтверждение своих слов Елена Бикташева предоставила опубликованный ниже снимок последней страницы одного из томов — "Idel.Реалии").

Треугольный штампик и подпись, оставленная непонятно кем, на одном из томов, предоставленных ООО "АГК-2"
Треугольный штампик и подпись, оставленная непонятно кем, на одном из томов, предоставленных ООО "АГК-2"

— Еще цитата из "Татар-информ": "Юрист активистов против строительства ЗТО объяснила, что они рассчитывали получить оригиналы документов, а им предоставили ксерокопии, поэтому и не стали их принимать".

— Нет, это неправда. Никто не требовал оригиналы, мы требовали заверенные копии. Мы все всё понимаем, что дураков нет, на экспертизу тоже сдаются распечатки, где заверено всё (эти слова Бикташевой подтверждаются принятым службой судебных приставов ходатайством Андрея Железнова-Липеца, где он указывает на необходимость заверить документы надлежащими подписями и печатями, но не требует оригиналы документов; фотокопия ходатайства также имеется в распоряжении редакции — "Idel.Реалии").

— Еще одна цитата, оттуда же: "По информации представителя ООО "АГК-2", ранее аналогичный комплект документов по одному из подмосковных заводов также представитель МОБО "Принципъ" принял без каких-либо замечаний".

— Мы с этим активистами из Подмосковья в контакте находимся. Там было то же самое: приносят просто распечатки незаверенные, потом происходит общение с приставом и активисты настаивают, чтобы заверили — и уже на следующий раз они исправляются, заверяют, делают все в том порядке, в котором нужно, приносят и передают. А в первый раз приносят распечатки с плюшевыми штампами сзади. Как у нас.

— Ещё из "Татар-информа": "Документацию в части раскрытия экологических параметров работы предприятия компания могла получить по первому же запросу. И представители компании это знают". О том же пишет и "Бабай позвонит": "Тут стоит понимать еще тот факт, что информация по части экологических параметров была доступна изначально без решения суда, а чертежи и проект нужно было добиваться уж с помощью судов..." Была доступна документация?

— Прежде чем провести общественные обсуждения, они обязаны по закону опубликовать оценку вредного воздействия (ОВОС, оценка воздействия на окружающую среду — "Idel.Реалии") в сети Интернет. Они формально это сделали. Но есть такой момент: на том документе , что был размещен, было написано, что это проект ОВОСа. Это урезанный документ. И он менялся даже в ходе государственной экологической экспертизы. Я была на одном из её заседаний — в прошлом году, в феврале. Мы ездили в Нижний Новгород специально, чтобы там присутствовать, но только на одно заседание экспертизы удалось попасть. И там в процессе я видела, что эксперты задали около сорока вопросов и сделали ряд замечаний на документы, которые им предоставили.

И уже в процессе государственной экологической экспертизы и ОВОС менялся, и менялись какие-то расчеты, исходники… То есть, они доносили-доносили документы, исправляли — по требованию экспертов — и у нас претензия в том, что этот конечный вариант оценки вредного воздействия тоже должен был быть предоставлен.

Через журнал "Татарстан" они ("АГК-2") нам ответили, что на сайте Зеленодольского района они разместили конечный вариант ОВОСа. То есть, они так считают, что это у них конечный вариант. Но мы посмотрели — этот ОВОС стоит той же датой, май 2018 года. Как будто его не меняли. И мы сейчас не можем установить, тот ли это ОВОС, который изначально был, или уже после изменений они его опубликовали. Там опять же нет ни печатей, ни указания, что это — именно измененный вариант.

И этого недостаточно, чтобы провести общественную экологическую экспертизу. Что такое ОВОС? Это какие-то урезанные проектные решения и часть расчетов. А мы должны в процессе общественной экспертизы проверить их расчеты. Вот для чего нам нужен полный проект. Наш эксперт — московский эксперт, она эколог, у нее есть допуск к судебной экологической экспертизе — она говорила что этих документов, которые размещены, недостаточно, чтобы проверить их расчеты: те ли выбросы, какое оборудование, какие паспорта у тех или иных агрегатов и узлов… Какие-то расчеты там есть, но чтобы их проверить, нужно иметь полную проектную документацию.

То же самое Махоткин (Алексей Махоткин, завкафедрой оборудования химических заводов КНИТУ, специалист по очистке отходящих газов — "Idel.Реалии") говорил на научно-техническом совете. И очень возмущался, что нет проекта. Он же промышленный эколог, крутой специалист по выбросам.

Так что это не просто моё или ещё чьё-то мнение, это специалисты говорят, что им недостаточно ОВОСа, что это просто какая-то урезанная рекламная вещь, больше на неспециалиста ориентированная. А специалистам нужно глубже…

— Уточню насчет исправлений, которые вносились в ходе государственной экологической экспертизы. Может, они были несущественные, не меняющие принципиально ничего?

Я была только на одном заседании, на второе нас не допустили. Но и в той части, что я наблюдала, было как минимум два очень серьезных замечания. Они ("АГК-2") должны были взять справки о многолетних наблюдениях за существующей экологической ситуацией в Осиново в связи с тем, что уже есть существенная экологическая нагрузка с Оргсинтезом связанная. Эксперт говорила: "Вы взяли какой-то текущий момент состояния экологии". Условно: померили только сегодня экологические выбросы — и вот на эту экологию наложили свои предполагаемые выбросы — и получилось всё красиво.

Но у того же Оргсинтеза есть дни, когда у них за пределами ПДК выбросы — и вот эти многолетние наблюдения они должны были учитывать. А этого не было.

Но поскольку в следующий раз я уже не присутствовала, я не знаю, как они это исправили. Скорее всего, думаю, никак. Просто эксперт, который спрашивал, случайно об этом забыл. И подписал всё. Потому что это исправить быстро нереально. Там нужна дополнительная сложная, глубокая работа.

ОВОС ДЛЯ "РОГОВ И КОПЫТ"

— Вернёмся к обличителям. Пишут, что эта самая ваша компания "Принципъ" не вызывает доверия — потому и не хотели вам документы, содержащие коммерческую тайну, давать...

— Они, вот честно, с этой лажей (про коммерческую тайну)… Они везде её пишут. В журнале "Татарстан" то же самое комментируют. Они перевирают ситуацию. Суд чётко в решении указал: "Вы обязаны предоставить всё без всяких условий, потому что это не является коммерческой тайной". Если бы был гриф "гостайна" — то да. Но в данном случае вопрос экологической безопасности населения и коммерческая тайна — несопоставимые вещи.

Коммерческая тайна в разрезе российского законодательства не защищается, когда это касается экологии и затрагивает права людей. Если они не хотят подчиняться федеральному законодательству, пусть строят завод там, где нет таких законов.

(В распоряжение редакции предоставлено решение Арбитражного суда по иску организации "Принципъ" к ООО "АГК-2", по поводу коммерческой тайны там сказано дословно следующее: "...довод Ответчика о том, что проектная документация отнесена к сведениям, составляющим коммерческую тайну и, соответственно, не может являться предметом общественной экологической экспертизы, подлежит отклонению на основании пункта 4 статьи 5 Федерального закона от 29.07.2004 №98-ФЗ "О коммерческой тайне", поскольку режим коммерческой тайны не может быть установлен лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в отношении сведений о загрязнении окружающей среды, санитарноэпидемиологической и радиационной обстановке и других факторах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом. Указанный вывод также изложен в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2019 г. по делу №305-ЭС 19-5706 (А41-14618/2018)". Таким образом, поддерживая позицию инвестора МСЗ о коммерческой тайне, провластные ресурсы Татарстана де-факто одобряют нарушение федерального закона и неисполнение вступившего в законную силу решения суда "Idel.Реалии")

Если бы они строили не первого класса опасности предприятие — да, пожалуйста. Но здесь первый класс опасности. Поэтому свою проектную документацию на общественную экологическую экспертизу они обязаны предоставить без всяких грифов "коммерческая тайна". Мы по этим документам будем готовить заключение — а там уж как эксперт решит, упоминать или нет те или иные технологии и узлы.

—​ Хорошо, с коммерческой тайной разобрались. А что касается претензий в адрес компании "Принципъ"? Криптоканалы "Бабай позвонит" и Bikbov.guru называют "Принципъ" фирмой-нулевкой. "Она расположена где-то на МКАДе в торговом павильоне между цветами и шаурмой. Это — ларек. Судя по отчетности, у этой компании вообще нет оборота уже несколько лет. Это какая-то фирма-пустышка. Одно дело — выдать документы уважаемой организации, которая ведет деятельность в сфере экологии, у которой есть штат, репутация. Другое дело — выдавать какому-то ларьку, у которого ноль на балансе по официальной отчетности. Какие цели этот ларек преследует?" — цитирует последний из ресурсов ИА "Татар-информ".

— Это просто очередная чушь. "Принципъ" — общественная благотворительная организация, которая не занимается коммерческой деятельностью (полное наименование: "Межрегиональная общественная благотворительная организация "Принципъ", общество защиты прав потребителей и охраны окружающей среды"). У нее не должно быть ничего на балансе. Это не коммерсанты. Сейчас фирмой руководит Дмитрий Трунин — юрист, общественник, который в Подмосковье борется со свалками, незаконной вырубкой; организация создавалась, когда еще был Химкинский лес и за него боролась Евгения Чирикова. Трунин тогда помогал Чириковой юридически.

—​ А сейчас, получается, "Принципъ" помогает и казанским экоактивистам?

— Организация — межрегиональная, у нее во многих регионах происходят судебные процессы и общественные экспертизы. Мы, как общественники, обратились к ним, они предоставили нам возможность. Объяснили, проконсультировали. Что-то мы делаем сами, что-то они…

А если утверждать, что "Принципъ" — "Рога и Копыта" только на основании баланса и оборотов, характерных для коммерческой компании... Документацию ОВОС для "АГК-2" делала фирма "НефтьСтройПроект". У конторы ни оборотов, ничего нет. Они зарегистрированы в каком-то районе Татарстана были. И как раз под этот проект ОВОС они перерегистрировались в 2018 году — и никакой деятельности, кроме этого проекта, нет.

Такие же "Рога и Копыта". И у меня вопрос. Почему экология целого города должна быть поручена каким-то "Рогам и Копытам"?

— И еще одна цитата из "Татар-информа": "Стоит отметить, что противники проекта ЗТО (в официальных источниках словосочетание "мусоросжигательный завод" с некоторых пор поменялось на более благозвучное "завод термической обработки" "Idel.Реалии") в последнее время потеряли интерес и к общению с представителями власти. Как сообщили ИА "Татар-информ" в Министерстве экологии и природных ресурсов РТ, 3 марта противники проекта были записаны на встречу с министром Александром Шадриковым, но проигнорировали её". Что за загадочная встреча, которую якобы проигнорировали экоактивисты?

— На этот день была назначена встреча с другими экоактивистами. Гульнара Гилязова, Владимир Мизрин — всего пять человек были должны пойти. Но у них вопросы свои вопросы — по Волге, когда размоют протоки в Займище.

— Может, в Минэкологии перепутали? Общественники из Займища в том числе активно высказывались и против строительства МСЗ...

— Сейчас же в Минэкологии очень умные стали. Они, когда к ним записываешься на встречу, просят список вопросов. И список вопросов там был чётко по Волге. Там не было про МСЗ. Это они опять передёргивают.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (13)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG