Ссылки для упрощенного доступа

Коронавирусная кутузка. Полиция задержала казанца при попытке отвезти продукты родителям


3 апреля Кирилл Бабичев был остановлен полицией, когда вёз продукты своим родителям. Он живет в Казани, они — под Казанью. Оба родителя старше 65, из дома им выходить категорически не рекомендуется. Да и зачем, если есть сын? Бабичев ехал один, в своей машине. На маршруте было всего две точки: собственный дом — дом родителей. Полиция решила, что это серьёзное правонарушение. Ведь Бабичев не отправил смс. Поэтому Кирилла пять часов продержали в отделе — вместе с пьяными маргиналами, которые захлебывались кашлем. У Кирилла в это время не было возможности соблюдать безопасную дистанцию в полтора метра. А его родители до сих пор не получили продукты.

— Да, я не отправлял смс, — честно признаётся Кирилл. — Я не смотрю телевизор, не слушаю новостей… Да, слышал про режим самоизоляции и никак его не нарушал: вышел из дома, сел в машину, поехал…

На Мамадышском тракте Кирилла остановила полиция. Узнав, что Бабичев перемещается в пространстве без всякой смс, полицейские очень долго совещались, даже связывались с кем-то по рации. И в итоге решили: нарушение столь серьёзно, что просто отпустить человека к родителям никак нельзя. И протокол составить на месте — тоже.

Только — в отдел. В сопровождении сотрудника полиции. И на всякий случай отобрать права.

Кирилл рассказывает, что к месту задержания приехал полицейский уазик. Но Бабичева, к счастью, погрузили не туда, а оставили за рулём машины. Правда, рядом на всякий случай посадили полицейского в маске. В аналогичной ситуации оказался еще один водитель, задержанный при Бабичеве. Таком кортежем и отправились к отделу полиции "Дербышки".

"НИКАКОГО РОСПОТРЕБНАДЗОРА НЕ БЫЛО"

Кирилл подивился количеству людей, с которыми он вынужден был вступить в контакт, находят в тесных помещениях отдела. Ведь привлечь к ответственности его решили как раз за несоблюдение режима самоизоляции, а в полиции у него не было возможности даже соблюдать рекомендуемую тем же постановлением безопасную дистанцию в полтора метра:

— У меня сопровождающий был — раз. Плюс приехавший в другой машине и полицейский. Зашли в отдел — охрана и народ — там же много полицейских. Постоянно: туда-сюда, туда-сюда, входят-выходят… Нас отвели в какую-то комнату, три на три метра, я в один момент насчитал там девять человек вместе с нами. Причем туда выходили люди, которые сидели в камерах. Там четыре помещения с нарами. Оттуда выходили люди, ведущие асоциальный образ жизни, так сказать, с матрасами, на которых они спали, в комнату, где делали опись моих вещей.

— А зачем понадобилась опись ваших вещей?

— Я не знаю, такая процедура, наверное. Вплоть до копейки все посчитали, сколько у меня было, какого достоинства, сколько купюр. Единственно, с меня одного не сняли шнурки, со всех сняли почему-то, про мои — забыли. Потом мы ждали, ждали, ждали… Потом еще одного человека привезли, третьего [задержанного на трассе]… Потом еще конвой приехал, троих привезли. Конвоиры в масках, доставленные кашляют. Не знаю, может, туберкулез у них. Все больные, видно по ним: постоянные гости. У одного руки тряслись, скорую просил вызвать… Потом начали этой четверкой заниматься, протоколы все оформили — их дальше увезли куда-то...

Из камер выходили люди, заносили в нашу комнату матрасы, там шкаф стоял — туда складывали. Потом нас по одному приглашал тот, кто протокол составлял. Он забирал вещи наши, и нас — за решетку, под замок. Там еще два два человека. Двое с Ближнего Зарубежья, ребята. По-русски они слабенько. Таджикистан или Узбекистан — оттуда откуда-то.

— Расстояние какое было между вами?

— Расстоянии одного метра не больше. Потом еще парня, которого задержали вместе со мной — его в камеру, потом третьего доставленного… Сидим, ждем. Ни телефонов, ничего. Просим телефоны позвонить. Никто ничего не дает. Мои в это время в 112 звонили, выясняли, куда пропал… Полицейские, когда на трассе стояли, обещали, что Роспотребнадзор будет в отделе полиции, он нам все расскажет, всё покажет. Ситуация-то новая: какие-то смски, справки… Недавно всё объявили.

Я уже в отделе спросил: "Где Роспотребнадзор?" — "На втором этаже, всё нормально". Никакого Роспотребнадзора при мне не было…

— А они как объясняли всю эту необходимость? Неужели вы настолько опасный нарушитель, что вас в камеру надо?

— Никак. Я не думал, что так все растянется.

— Даже когда за решетку сажали, разве не интересно было спросить?

— Они отшучивались как-то. По сути необходимость помещения меня за решетку полиция никак не объяснила.

— Какие по вашим прикидкам были габариты камеры?

— Полтора метра на три.

— То есть, безопасную дистанцию, которую предписывают соблюдать Роспотребнадзор, Кабмин РТ в своём постановлении у вас соблюдать возможности не было?

— Самое смешное, они мне предъявили нарушение пункта "б" части пятой постановления Кабмина №234... А следующим идёт пункт "в", что нужно соблюдать полтора метра в общественных местах. Абсурд какой-то, бред! Ничего нигде не соблюдалось.

— Вы были без маски?

— Конечно, я же не собирался ни с кем контактировать.

— А полиция?

— Полицейские все в масках были. Но кто-то в отделе снимал, кто-то нет.

— Получается, сколько времени вы провели в отделе?

— В 14.50 я был задержан на трассе, в 16.02 я по протоколу был доставлен в отдел, в 21.00 я вышел оттуда.

— То есть, пять часов, чтобы составить протокол?

— Я не знаю, за что мы боремся, за какую самоизоляцию… Да, пять часов там находился... Человек 20-25 через меня прошло…

"ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ФОРМАЛИЗМ, КОТОРЫЙ НЕ КРАСИТ ПОЛИЦИЮ"

Случай Кирилла не уникален. Вместе с ним был задержан еще один парень, его контакты корреспондент "Idel.Реалии" пока не знает, но вот как его ситуацию описывают Кирилл и его жена, Ксения:

— Там другой парень был, он ехал с родителями. Решил из города забрать их и увезти за город. Первую смску отправил, чтобы заехать в город, получил код, забрал родителей, едет обратно. И, оказывается, время закончилось — на выезде его остановили: смска недействительна. И его родители — шестьдесят пять плюс, которым вообще из дома нельзя выходить, которых нужно снабжать продуктами, лекарствами… — они с ним поехали в эту полицию. Пока его там завели, пока его там заперли как Кирилла, они стояли на улице и ждали его.

Судить обоих задержанных должны в понедельник, для чего им вновь придется нарушить режим самоизоляции и прибыть в отдел полиции "Дербышки". Для судьи организуют сеанс конференц-связи.

— Это полный беспредел! — негодует Ксения. — В два уехал, вернулся в десять. И приехал после отсидки в камере с какими-то чахоточными людьми, которые кашляли на него!..

— Не боитесь, что муж мог что-то подхватить там? Анализы делать будете?

— Боимся, конечно. С анализами пока не решили. Но больше боимся, что штраф выпишут, там вилка от 15 до 40 тысяч. В ситуации, когда мы оба сидим дома, оба без зарплаты…Ведь возможно такое, что у работодателя не будет поступлений в этом месяце, как он будет выкручиваться?

— Так Путин же обещал.

— Обещал, да. А кто выплатит? Президент сам?

— Работодатель.

— Вот там, где я работаю, мы сейчас вообще за этот месяц не получаем не копейки. Как он будет выплачивать, откуда? Это бред!.. И, главное, достучаться ни до кого нельзя. Кирилл сегодня звонил во все службы — в Роспотребнадзор, на горячую линию по коронавирусу, в Минздрав… — никто ничего не знает. У нас, говорит, что — чрезвычайная ситуация, карантин? Все ржут, все понимают безумность ситуации. И ничего не могут сказать!

Он спрашивает, "Вот такая ситуация. Как мне быть?" Они смеются: "Ну да, тупость". Чего они могут сказать?..

Руководитель юридической службы "Апология протеста", правозащитник Алексей Глухов считает, что на суд первой инстанции у задержанных за нарушение "режима самоизоляции" мало надежды:

— Суды рассматривают эти составы формально: выехал — получи. Протокол, рапорт есть. И никто не отрицает, что он был дальше ста метров от своего дома. Но задача судов в этой ситуации не штамповать однотипные решения на страницу. Задача судов — каждую ситуацию рассматривать индивидуально. Потому что, к несчастью, инфраструктура в РФ не позволяет ни одному человеку на 100 процентов исполнять режим полной самоизоляции. Сходить на почту получить посылку — это и то зачастую дальше ста метров, не говоря уже о помощи престарелым родителям, куда ни один курьер не доедет, скорее всего. Так что мы считаем, что этот состав не должен рассматриваться формально.

Это исключительный формализм, который не красит полицию. Каждый случай уникален. Человек едет один, кого-то заразить не может, имеет конечную точку. Если его привлекут, мы, конечно же, окажем помощь в обжаловании. Потому что конвейерные суды за формальные отступления от требований региональных властей — это ненормально. Да еще с учетом того, что штрафы там такие, что иногда и по уголовным делам дают меньше...

Правда, суд может снизить до 50 процентов. Буквально в пятницу в Нурлате привлекли девушку за то, что она пошла оплачивать кредит бабушки. Оштрафовали её на 8 тысяч. Но даже 8 тысяч для жителей региона — большие деньги.

— А в какой-то инстанции до ЕСПЧ это реально обжаловать?

— По некоторым делам, думаю, можно это сделать. Несмотря на общемировую тенденцию, ситуация пандемии не освобождает власть от гарантий прав на свободу передвижения и на справедливое судебное разбирательство. В России еще нет ни одного вступившего в законную силу решения о штрафе. Поэтому еще непонятно, какую позицию займет тот же Верховный суд Татарстана...

— По-моему, как раз понятно.

— Верховный суд РТ иногда выносит хорошие решения. Я бы не стал его называть конченным судом.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (29)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG