Ссылки для упрощенного доступа

"Закончится не раньше осени". Оптимизация системы здравоохранения и неготовность к коронавирусу


Тамара Богданова. Фото — профсоюз "Действие"

Как изменилась работа уфимской "Скорой помощи" с началом эпидемии коронавирусной инфекции? Насколько возросла их нагрузка? Хватает ли в "Скорой" врачей и достаточно ли защищены от инфекции сами медики? Об этом "Idel.Реалии" поговорили с руководителем регионального отделения независимого профсоюза медработников "Действие", медсестрой-анестезиологом Центральной подстанции "Скорой помощи" в Уфе Тамарой Богдановой.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

— С какими мыслями вы и ваши коллеги встретили известия о надвигающейся эпидемии?

— Уже в январе, когда инфекция коронавируса была еще только в Китае, мы, медики, поняли, что все это очень серьезно и эпидемия непременно придет в Россию. Наша страна не закрыта от остального мира, люди через границы перемещаются постоянно и рано или поздно вирус должен был очутиться и у нас. Тем более, уже по Китаю и другим азиатским странам было видно, насколько он заразен, что эта инфекция — очень опасная.

— Насколько сейчас увеличилась нагрузка на врачей с началом эпидемической ситуации? Хватает ли медиков для комплектования бригад?

— Напряжение уже серьезно чувствуется. На одну бригаду уже бывает и по 20, и по 25 вызовов за смену. Особенно большая нагрузка выпадает на выходные дни, когда люди дома. Сейчас, когда город, как и вся страна на каникулах, вызовов становится еще больше, поскольку, увы, наши люди привыкли отдыхать бурно.

На одну бригаду уже бывает и по 20, и по 25 вызовов за смену. Особенно большая нагрузка выпадает на выходные дни, когда люди дома

Но должна отметить, что большая нагрузка у нас были и раньше. Бригад в последние годы было мало. При прежнем руководстве уфимской "Скорой" люди увольнялись пачками, а оставшиеся, буквально, уползали от усталости с работы. И при этом они мало что получали, и подвергались различным придиркам и санкциям со стороны руководства без всяких причин. Руководство же реагировало на увольнения людей единственным образом — сокращая план выхода на линии. И, если раньше у нас выходило днем по 12 бригад, а в ночь или в пиковое время — в эпидемии гриппа/ОРВИ или в праздничные дни — до 15 бригад, то теперь днем выходят лишь девять, а в ночь — 11-12 бригад. И какая-то передышка бывает для нас лишь в середине недели, когда работает поликлиническая неотложка.

— Достаточна ли сейчас защищенность самих медиков?

— Нужно сказать, что у нас еще с декабря прошлого года шла подготовка к сезонной эпидемии гриппа и ОРВИ — вводился масочный режим для выездных бригад, машины дооснащались бактерицидными лампами, которые включались до приезда к больному и после его перевозки. Как только ситуация с эпидемией коронавируса стала усугубляться и он пришел в страну, стала проводиться дополнительная дезинфекция всего — машин, аппаратов, инструментов, одежды, помещений.

Если же ситуация с вызовами напряженная, что чаще всего и бывает, то маски даже заменить не успеваешь

Для выездных бригад были приобретены облегченные противочумные костюмы; по инструкции только в них едут к больным с подозрением на коронавирусную инфекцию. С масками, с перчатками проблем сейчас тоже нет. Но бригады, которые едут по обычным вызовам, оснащены лишь простыми, аптечными одноразовыми масками. Это, во-первых, не очень надежная защита; во-вторых, их можно носить, максимум, два часа. Большой запас таких одноразовых масок в сумку не сложишь, она и так вся забита. Если же ситуация с вызовами напряженная, что чаще всего и бывает, то маски даже заменить не успеваешь. Поэтому нужны маски повышенной, 3-й группы защиты, а их пока выдают только бригадам, едущим к больному, про которого уже известно, что он потенциально заражен коронавирусом или контактировал с таким больным.

— Хватает ли сейчас машин, в каком они состоянии?

— С приходом нового руководства республики наш минздрав начал хоть как-то работать. Нам выделили новые машины и довольно много. У нас же раньше были такие расхлябанные рыдваны, что мама не горюй. Мы каждую зиму болели не потому, что хватали инфекцию, а просто потому, что мы все время мерзли от сквозняков в этих машинах. Этой зимой мы болели куда меньше.

— Что можно сказать об укомплектованности бригад?

— Врачей среднего и младшего медперсонала по-прежнему не хватает. И люди же сейчас болеют не только коронавирусом, нужно обслуживать и другие вызовы. А ситуация с новой инфекцией еще больше усугубляет эту проблему. Поехала бригада увозить зараженного — после этого она уходит на карантин, поскольку 100-процентной гарантии от заражения все же нет.

В общем, то, с чем мы, наш профсоюз, боролись при прежнем руководстве станции, сейчас вот сказывается сильнейшим образом. Когда все "оптимизировали", никто не хотел попытаться предвидеть, что может случиться такая эпидемия и людей, при большом количестве зараженных, что не дай Бог, спасать будет просто некому.

— Глава республики одним из своих недавних указов установил доплаты врачам, которые лечат больных коронавирусной инфекцией. Вас такие доплаты, как я понял, не коснулись…

— Да, мы, конечно, знаем об этом указе и недоумеваем. Он касается лишь врачей, лечащих больных с уже подтвержденным диагнозом и контактирующих с лицами с подозрением на коронавирусную инфекцию. Но ведь первыми с потенциально зараженными сталкиваются участковые врачи, которые приходят на вызов, которые выписывают направление на анализы, и работники "Скорой помощи", которые доставляют больных. Это первичное звено медицины, и оно первым сталкивается с опасностью заражения. Несправедливо, что его работникам не установлено таких доплат (2 апреля правительство РФ утвердило правила предоставления трансфертов региональным бюджетам для стимулирующих выплат медработникам, оказывающим помощь больным коронавирусной инфекцией, в том числе, работникам "Скорой помощи", а также врачам, среднему и младшему медперсоналу подразделений, оказывающим первичную медикосанитарную помощь — "Idel.Реалии").

— На Демской подстанции "Скорой помощи" в Уфе водители на днях пригрозили забастовкой из-за невыплаты зарплаты…

— Мы в курсе этой ситуации. К сожалению, там нет нашего профсоюза. На этой подстанции водители работают на аутсорсинге и даже не являются по своему статусу работниками сферы здравоохранения. Мы долго боролись против внедрения аутсорсинга и некоторые подстанции от этого отбили, но вот Дему не удалось. Мы предупреждали, что будут самые разные проблемы от этой затеи и вот сейчас, в самое неудачное время это, к сожалению, выстрелило.

— Как вы оцениваете меры, которые принимают российские и республиканские власти по борьбе с эпидемией?

— Если говорить о проверке на коронавирус всех вернувшихся из-за рубежа, их обязательной самоизоляции, эти меры вполне оправданы. Но стоит вопрос — достаточно ли в республике тест-систем и расходных материалов для них. Правильной мерой я считаю и нынешнюю полную самоизоляцию для всех граждан. В Китае, где сумели остановить эпидемию, до сих пор сидят на карантине, который, кстати, жестче, чем у нас, и принес там свои результаты.

— Насчет тестирования — в республике сейчас разворачиваются семь новых лабораторий, молодых лаборантов и студентов в спешном порядке обучают работать с тест-системами. Что-то похожее на ускоренные выпуски лейтенантов в 1941 году… Смогут ли они правильно проводить исследования, верно ставить диагнозы?

— Что тут сказать? Это все плоды "оптимизациии" нашего здравоохранения… Да, боюсь, что эти молодые лаборанты будут делать ошибки, в том числе, ставить много ложно-положительных диагнозов на коронавирус. Но, знаете, я думаю — пусть лучше поставят ложно-положительные, чем пропустят хоть один истинно положительный.

— Что вы посоветовали бы гражданам, как работник "Скорой помощи"?

Я бы посоветовала людям в это время не вызывать "Скорую" по незначительным причинам, ибо нагрузка и так велика

— Помимо общих рекомендаций — соблюдать режим самоизоляции, социальную дистанцию, мыть руки и так далее — я бы посоветовала людям в это время не вызывать "Скорую" по незначительным причинам, ибо нагрузка и так велика. Мы, конечно, приедем на любой вызов, но из-за этого можем не успеть на какой-то серьезный, экстренный. Приведу пример с железнодорожной катастрофой под Улу-Теляком в 1989 году, на которой я работала. Тогда населению было объявлено — работа "Скорой" по обычным вызовам временно отменяется, поскольку не хватает врачей, чтобы спасать пострадавших в катастрофе. И абсолютное большинство уфимцев отнеслось к этому с пониманием. Никто не вызывал "Скорую", за исключением совсем уж критических случаев. А ведь тогда и бригад было куда больше, только в Уфе их было 100, и город по границам и количеству населения был меньше…

— Можете ли вы сделать какие-то прогнозы по течению эпидемии? По какому сценарию она может пойти у нас — китайскому, итальянскому?

Скорее всего, эпидемия закончится не раньше осени и проходить она будет в вялотекущем режиме

— Думаю, что у нас она пойдет по российскому сценарию. Заболевших, полагаю, будет не так много, как в западных странах, но все же достаточно. Скорее всего, эпидемия закончится не раньше осени и проходить она будет в вялотекущем режиме.

— Готова ли наша система здравоохранения справиться с ней?

— Я бы не сказала, что она готова на все 100 процентов. Как я уже говорила, "оптимизация" лишила нас многих квалифицированных работников. Не хватает врачей, медсестер, фельдшеров. Посмотрите сколько в наших поликлиниках свободных штатных единиц. Кто будет лечить больных, чиновники из минздрава?

Поэтому единственный реальный вариант справиться с эпидемией — это самоизоляция, это карантин. Нужно растянуть, рассредоточить по времени нагрузку на нашу систему здравоохранения, иначе, боюсь, она не справится.

Согласно последним данным минздрава Башкортостана, в республике на 5 апреля было десять подтвержденных случаев заражения коронавирусной инфекцией; трое больных уже выздоровели. С подозрением на коронавирусную инфекцию в стационарах региона находятся 85 человек, из них 12 несовершеннолетних.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

Комментарии (4)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG