Ссылки для упрощенного доступа

Потеря 9% ВВП Россией, низкие цены на нефть и ограниченные ресурсы "авторитарных" лидеров СНГ


Андерс Ослунд

Американский экономический эксперт, в прошлом — советник Бориса Ельцина в первые годы переходного периода Андерс Ослунд (Anders Åslund) рассказал "Idel.Реалии" о том, сколько у России осталось денег, из-за чего падает рубль, как изменятся постсоветские государства после пандемии коронавируса и почему нефтяной кризис приведет к демократии.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

— Российский рубль опять падает, экономика быстро сужается, а власти говорят, что в Фонде национального благосостояния средств осталось до 2024 года. Как бы вы оценили текущую обстановку в российской экономике?

— С декабря 2014 года в России действует плавающий обменный курс рубля. В принципе, это хорошо, потому что он держит бюджет и текущий счет в разумном балансе независимо от цены на нефть. Россия обладает достаточно большими запасами резервов, но низкие цены на нефть означают, что товарный экспорт в размере $419 млрд в прошлом году может упасть до $250 млрд или даже до $170 млрд, что будет означать массовое сокращение российского мелкого товарного импорта на $254 млрд. Меньший импорт означает уменьшение ВВП, меньше инвестиций и меньшее потребление. Прошлым летом Центральный Банк России подсчитал, что ВВП России будет на 4% меньше при цене на нефть в $25 за баррель, чем при цене в $65 за баррель.

Прошлым летом Центральный Банк России подсчитал, что ВВП России будет на 4% меньше при цене на нефть в $25 за баррель, чем при цене в $65 за баррель

Простой расчет того, какой ВВП мы можем ожидать в этом году, является: ожидаемый рост ВВП: 1%; низкая цена на нефть: - 4% ВВП; закрытие сектора персональных услуг на три месяца: - 6%. В совокупности все это приведет к снижению ВВП на 9%.

— Владимир Путин делегировал право решать, как поступать во время пандемии, региональным властям, таким образом, сделав руководство субъектов ответственным за возможные последствия. Хотя, как отмечали многие эксперты, за последнее время Кремль то и делал, что укреплял вертикаль власти в стране. Означает ли шаг Владимира Путина, что он списывает с себя ответственность?

— Да, именно так. Владимир Путин, похоже, пытается уйти от ответственности за меры жесткой экономии, хотя именно в такой кризисной ситуации централизация может иметь смысл. Губернаторы регионов были назначены для того, чтобы принимать и выполнять приказы Кремля, а не для того, чтобы выдвигать свои собственные инициативы, поэтому они не подходят для этой ситуации.

— Что необходимо предпринять российским регионам, чтобы удержать возможность быть более свободными в действиях и после окончания пандемии?

Я думаю, что после этого кризиса Россия будет выглядеть совсем по-другому

— Я думаю, что после этого кризиса Россия будет выглядеть совсем по-другому, и я бы сосредоточился не на увеличении региональных полномочий, а на общем изменении общества. Диктатурам трудно пережить кризисы, подобные этому.

— Эксперты указывают на отчаянную работу российских СМИ, которые пытаются показать, как Запад не справляется с последствиями пандемии, а Россия предстает в них сильной державой, направляющей гуманитарную помощь в другие страны, например, в Италию. Означает ли это, что Россия более эффективна в этой ситуации, чем некоторые страны Запада?

— Более централизованные страны могут быть эффективнее в борьбе с эпидемией, но Кремль не ставит на это, скорее создает путаницу.

— Как вы считаете, является ли коронавирусный кризис возможностью для российских регионов воссоздать федерализм, который, по мнению ряда экспертов, носит на данный момент формальный характер?

— Я думаю, что центральный вопрос — это авторитаризм России. Было бы трудно иметь реальный федерализм в авторитарном обществе. Проблема заключается скорее в авторитаризме, чем в централизации.

— Вы были советником президента России Бориса Ельцина в 1990-е гг. Это был сложный период в истории этой страны. Видите ли вы схожие моменты России 1990-х гг. и нынешней России?

Низкие цены на нефть открывают новые возможности для свободы и демократии в России

— Низкие цены на нефть заставляют идти к демократии. Цены на нефть были низкими с 1981-2000 годов, когда Россия стала достаточно демократичной и свободной. Низкие цены на нефть открывают новые возможности для свободы и демократии в России.

— Как вы думаете, может ли нынешний кризис сильно изменить влиятельность России в постсоветском пространстве? И в какую сторону она изменится?

— Да, я думаю, что эта пандемия может глубоко изменить некоторые постсоветские страны. Они привыкли к авторитарной клептократии или, в некоторых случаях, к коррупционному хаосу. Ни то, ни другое невыгодно населению, которое выберет демократию и свободу, если ему будет предоставлена такая возможность. Более низкие цены на нефть оставят авторитарных правителей с меньшими ресурсами.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    рамазан алпаут

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта "Реальные люди 2.0".

Комментарии (13)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG