Ссылки для упрощенного доступа

Безнаказанное избиение полицейского, одноразовые обвинители и защитная маска Сергея Батина 


Понять, какие эмоции испытывает экс-сенатор во время допроса, было решительно невозможно.

Можно ли, являясь простым смертным, дважды за день избить полицейского — во второй раз с привлечением к этому процессу своих друзей — и остаться совершенно безнаказанным? Причем не где-то, а в путинской России? Свидетель защиты по делу о покушении на зеленодольского оппозиционера Алексея Соловьёва уверяет, что вполне можно. Своим рассказом этот человек затмил даже допрос куда более статусного свидетеля — экс-мэра Зеленодольска Сергея Батина.

"Я ВСЕХ ЛЮБЛЮ"

Экс-мэр Зеленодольска и бывший сенатор от Татарстана, ныне занимающий должность замдиректора на одном из предприятий "Ростеха" в Башкортостане, отвечал односложно и часто ссылался на забывчивость. Его допрашивали по видеосвязи с Уфой. На лице Сергея Батина была маска, которую он снял за весь допрос только один раз — когда возникла необходимость удостоверить личность. При этом необходимости в ношении защитной маски у бывшего политика как будто не было вовсе. В зале суда он находился один — уфимская судья и секретарь покинули помещение, как только были урегулированы все формальные процедуры.

— Вы поручали Грузкову или иным лицам убить меня? — спросил Соловьёв. — Вы давали указания или делали намеки, что меня следует проучить или как-то наказать, руководителю Зеленодольского УВД?

На оба вопроса были даны отрицательные ответы.

После этого Соловьёв напомнил Батину, как тот прокомментировал журналисту Марине Юдкевич историю с избиением в 2011 году:

— "Я попросил начальника УВД: "Пожалуйста, найдите тех людей, которые это сделали с ним!" Есть информация, что повреждения мог нанести себе сам Соловьев или лица по сговору с ним. Степень вреда, который причинен здоровью этого человека, 10 ударам ломом никак не соответствует..."

— Вы давали интервью Юдкевич в "Вечерней Казани"? — уточнил Соловьёв.

— Не помню, — ответил Батин.

— Откуда у вас информация, что я якобы избил себя сам?

— У меня такой информации нет.

— Вы просили начальника УВД найти или не найти? — на всякий случай уточнил Соловьёв.

— Найти, — уверенно ответил Батин.

Соловьёв вкратце рассказал, как выполнялось это поручение мэра, упомянув и исчезнувшую из дела ключевую улику (следы на ней были уничтожены еще раньше), и отказные материалы. При этом, по информации потерпевшего, работа зеленодольской полиции у бывшего мэра как будто нареканий не вызывала. Скорее, даже наоборот.

— Вы давали указания бесплатно предоставить четыре земельных участка руководителю УВД Богатыреву и его заму? — попытался продолжить расспросы Соловьёв — но это вопрос был снят судьёй.

— Вас часто критиковали? — обратился к Батину адвокат Виталия Мельника Тимур Беляков.

— Да.

— В прессе тоже?

— Да.

— Были негативные статьи?

— Да.

— Вы их всех любите или нейтрально относитесь, плохо?

— Я всех люблю, — с расстановкой произнес Батин.

— Они все живы-здоровы? Остальные критиканы, так скажем? — рассмеялся Беляков.

— Мне об этом неизвестно, — сухо ответил Батин. (как уже рассказывали "Idel.Реалии", в случае с Соловьёвым речь шла не просто о критике; он обвинял Батина в том, что тот построил дом в водоохранной зоне, вырубил деревья в гослесфонде и проложил к нему за счет бюджетных средств автомобильную дорогу и коммуникации)

— Следующий вопрос. Вот у нас сейчас полиграфическое исследование… А почему вы пошли на детектор лжи?

— Потому что я невиновен.

— В чем? Вас ни в чем не обвиняют.

Я хотел показать, что… (дальше было неразборчиво — "Idel.Реалии") Я не имею отношения к этому случаю.

— А если б вы были виноваты, вы бы пошли?

— Нет.

Соловьёв попросил огласить вердикт эксперта, вынесенный после того, как Батин прошел тест на полиграфе:

"…были выявлены психофизиологические реакции, свидетельствовавшие о том, что Батин С.Л. располагает информацией о деталях заказа (организации) нападения на Соловьева А.В., произошедшего 21.10.2011 года, и нападения на Туганова А.В., произошедшего 16.10.2012 года. Данная информация могла быть получена Батиным С.Л. вследствие того, что, являясь заказчиком указанных нападений, Батин С.Л. поручил Грузкову Д.В. организовать нападение как на Соловьева А.В., так и на Туганова А.В."

— Почему сразу по двум эпизодам вас эксперты определили как заказчика? — обратился он к Батину.

— Я не могу ответить на этот вопрос, — сказал экс-мэр Зеленодольска, после чего его допрос завершился.

"ПОДРАЛИСЬ — РАЗГОВАРИВАЕМ. ПОТОМ — ОПЯТЬ ДРАКА..."

Свидетель защиты Низамутдинов рассказал о том, как сломал нос Мельнику (Соловьёв, напомним, уверен, что горбинка у обвиняемого появилась как раз после нападения, совершенного 21 октября 2011 года — потерпевший сопротивляясь, ударил ногой Мельнику в лицо). Однако свидетель из Волжска изложил свою версию появления у Мельника горбинки. Мол, отношения у них с Мельником пошли на разлад весной 2011 года, а в мае они разругались окончательно — из-за дамы:

— Мне позвонил Мельник и предложил встретиться. Он сообщил о том, что моя девушка мне больше не принадлежит, принадлежит ему. Как мужчину меня это возмутило. Дальше была драка… Я занимался боксом, первым ударил Мельника я. Нанес серию ударов в область лица. Ударов пять точно... Я бил в область лица, в область носа, в область глаз… В драке у нас возникла пауза, диалог… И я увидел, у него нос был искривлен

И вся моя футболка была в крови. В его крови. После драки я футболку выкинул сразу.

— Вас не остановило что он был сотрудником полиции?

— Дедушка умер, разрыв с девушкой… В этот момент я не думал, что будут какие-то правовые последствия.

— У вас есть мотив выгораживать Мельника? — поинтересовался Соловьев. И услышав отрицательный ответ, попросил продемонстрировать суду фотографию со свадьбы Мельника, где гулял и Низамутдинов.

— Я на многих свадьбах был, — проинформировал свидетель. — Могу точно сказать, что это было после драки. Мы при наличии общих знакомых даже не здоровались. В 2012 году он извинился за ту ситуацию и пригласил на свадьбу.

— Кто, кроме вас и Мельника, присутствовал при драке?

— Мы были вдвоем. Но в этот день у нас было две драки. На остановке конечного автобуса. Подрались — разговариваем. Потом — опять драка. Потом разъехались.

— То есть, когда вы подрались и сломали ему нос, он сел в автомобиль и уехал?

— Да. Но мы еще раз с ним встречались. Я ему позвонил, спросил, где он находится... У него в этом доме живут родственниками. Я был с друзьями. Он вышел с родственником. Во второй драке у него тампон был в носу.

— Вторая драка была без участия других людей?

— С участием.

— То есть, была уже групповая драка?

— Более подходящий термин для происходящего — да.

— Чем она закончилась — для вас, для Мельника?

— Произошла драка. Потом какие-то соседи бегали, бабушки... "Мы сейчас вызовем милицию". Мы просто разъехались в этот момент.

После допроса судом еще двух свидетелей, Соловьёв обратился к гособвинителю с просьбой принять заявление об избиении сотрудника полиции.

— Сломанный нос — это ведь, как минимум, нанесение повреждений средней степени тяжести, — прокомментировал эту свою просьбу потерпевший корреспонденту "Idel.Реалии". — А тут получается, мы услышали рассказ об избиении сотрудника полиции — причем во втором случае групповом! — и это избиение осталось безнаказанным.

Впрочем, насколько въедливо прокуратура отнесётся к этой истории, большой вопрос.

Соловьёв сетует, что коронавирус вывел из игры гособвинителя, которая вела процесс с самого начала и, судя по её многочисленным вопросам свидетелям, успела изучить уголовное дело досконально. Прокурор, к счастью, не заболела — просто коллеги объяснили, что таким образом они решили проявить заботу о ней. И теперь каждый раз в суде дело представляет новый обвинитель, из которых никто, по мнению потерпевшего, не изучал дела обстоятельно.

— Я, мягко говоря, ожидал большего от сотрудников Зеленодольской прокуратуры по представлению дела, в котором есть подпись генерального прокурора России. Игорь Краснов дважды утверждал постановление о продлении срока предварительного расследования в 2019 году, когда был заместителем председателя СКР, — прокомментировал этот факт Соловьёв.

Нападение на оппозиционера, предпринимателя и депутата местного совета Алексея Соловьева было совершено в 2011 году. В заключении прокурора было сказано, что нападение произошло "в связи с активной гражданской позицией" потерпевшего. Сам Соловьев объясняет нападение на себя тем, что в городе были выявлены коррупционные нарушения со стороны тогдашнего руководства города, которые подтверждались документами.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (4)

XS
SM
MD
LG