Ссылки для упрощенного доступа

"Здесь пациенты умирают пачками". Оптимизация медицины в действии


Роза Ахмедшина

Роза Ахмедшина из Удмуртии, известная своей деятельностью по отстаиванию интересов жителей города Камбарки, выступающих против завода по переработке опасных отходов, оповестила своих подписчиков в соцсетях, что попала в больницу с коронавирусом. В своих постах в фейсбуке она опровергает официальную информацию о том, что в республике коечный фонд, как ранее отмечал замминистра регионального здравохранения Никита Свирин, используется на 10,8%. "На самом деле людей укладывают в коридоре", — пишет она. Сейчас Ахмедшина продолжает проходить лечение в республиканской инфекционной больнице, а по выздоровлению намерена обратиться в правоохранительные органы с заявлением о фейковых публикациях со стороны министерства здравоохранения Удмуртии. Активистка поделилась увиденным с корреспондентом "Idel.Реалии".

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Ахмедшина почувствовала себя плохо в пятницу 24 июля. Через три дня сама решила сдать платный тест крови на антитела. Еще через день начала подниматься температура до 38 градусов. Первая компьютерная томография (КТ) показала пневмонию с поражением легких на 10%. По телефону врачи проконсультировали — "процент поражения маленький, справитесь на домашнем лечении".

Следующее КТ легких в платной клинике показало, что у меня 40% поражение легких, у мамы — 25%


— К этому времени заболела мама, — вспоминает Ахмедшина. — В среду мы вызвали ей "скорую", потому что она начала терять сознание. Приехал врач, сказал, что мы не похожи на людей с пневмонией. Сказал, что у мамы скорее всего инсульт. Мы точно знали, что никакого инсульта у мамы нет, а у нас пневмония. Мы с доктором не поехали в неврологию и остались дома. Следующее КТ легких в платной клинике показало, что у меня 40% поражение легких, у мамы — 25%, — отметила активистка.

Семья решила вызвать скорую помощь, указав на вирусную пневмонию и контакт с людьми, у которых также вирусная пневмония. По рассказам Ахмедшиной, "скорая" приехала достаточно оперативно. Врач осмотрел пациентов и предложил проехать до второй городской клинической больницы, где размещены все больные пневмонией со всей республики.

— В больницу мы приехали около семи вечера и не менее 45 минут в машине скорой помощи стояли около больницы, потому что перед нами были другие кареты скорой помощи с пациентами. Когда мы начали заходить в приемный покой, нам на встречу вынесли труп. Мы своими глазами видели, как похоронная команда положила тело в черном пакете в труповозку. Нас посадили в очередь вместе с больными, которые сами пришли по направлению своих терапевтов. Там мы просидели не менее полутора часов, — поделилась она.

Девушка рассказала, что за время ожидания очереди к врачу, ей стало совсем плохо: началась тошнота и рвота: "Я буквально по стенке выходила на улицу. Медицинский персонал, глядя на это сказал, что я сама буду за собой убирать. Когда пришла наша очередь я честно сказала врачу, что все буду записывать на диктофон и если нужно будет, обращусь в прокуратуру с заявлением о неоказании медпомощи. Никто серьезно нас не воспринял".

Дальше врачи сообщили, что мест в палатах нет, и пациентов они кладут в коридоре, предварительно взяв письменное согласие на размещение рядом с людьми с коронавирусной инфекцией. Розу Ахмедшину и ее мать разместили в палате приемного отделения на кроватях без постельного белья. Еще около часа, по рассказам активистки, врачи и никто из медперсонала к ним не подходил.

— Пока мы сидели в приемном покое, мимо нас пронесли ещё один накрытый простыней труп. Ближе к полуночи нам с мамой сообщили, что, видимо, у нас все-таки коронавирус и нас отправят в республиканскую клиническую инфекционную больницу. Только там стало понятно, что мы, наконец, попали в больницу. Нас очень оперативно приняли, тут же поставили капельницы для облегчения состояния, пришёл врач. Никаких вопросов к медицинскому персоналу и готовности инфекционной больницы к приему больных нет. Кстати, когда нас ночью забрала скорая для отправления в инфекционную больницу, в приемном покое мы увидели еще один труп, который лежал в чёрном мешке готовый для погрузки. Еще другой труп собирались упаковывать. То есть с момента нашего прибытия в больницу и до выезда оттуда, мы с мамой увидели четыре трупа, — сказала Ахмедшина.

— На ваш взгляд, почему в разных больницах республики разные условия для пациентов?

— Я считаю, что попытки региональных властей "оптимизировать" медицину — это и есть причина для создания центра для лечения пациентов с пневмоний на базе второй городской клинической больницы. Здесь пациенты не включены в статистику и, находясь в жутких условиях, умирают прямо пачками. Я понимаю, что огромный поток, я понимаю, что нагрузка на врачей ужасная, но нам от них подвиг не нужен. Нам нужна квалифицированная медицинская помощь. Нам ещё в начале июля представители министерства здравоохранения Удмуртии рассказывали о компьютерных томографах, в том числе во второй городской клинической больнице. А там только рентген, который начиная с вечера до утра вообще не работает.

Вы написали в соцсетях, что обратитесь в правоохранительные органы. Какие заявления вы готовы сделать?

— Как только я выпишусь из больницы, считаю необходимым потребовать у соответствующих органов провести комплексную проверку деятельности министерства здравоохранения Удмуртской республики, в частности, деятельности господина Свирина (заместитель министра здравоохранения Удмуртии — примечание редакции), поскольку республика к приему больных с коронавирусной инфекцией абсолютно не готова.

Редакция "Idel.Реалии" направила министру здравоохранения Удмуртии Георгию Щербаку запрос с просьбой оценить ситуацию в больницах Ижевска.

Международная правозащитная организация Amnesty International в апреле оценинла, как правительства разных стран реагируют на андемию COVID-19. В докладе говорится, что оптимизация медицинских учреждений в России вместе с низким уровнем расходов бюджета на здравоохранение привела к сокращению числа больниц и врачей. К медикам, которые жаловались на нехватку средств защиты и лекарств, применяются меры административного воздействия, отмечают в Amnesty International.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (14)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG