Ссылки для упрощенного доступа

"Как суд над Ефремовым". Дело о покушении на оппозиционера из Татарстана превратили в "шоу двойников"


Виталий Мельник (справа) и один из его адвокатов.

Защита экс-полицейского Виталия Мельника, обвиняемого в нападении на зеленодольского оппозиционера, усилилась полузащитником. Адвокат Тимур Беляков, который, помимо прочего, ещё и футбольный комментатор, пригласил в суд в качестве свидетеля футболиста из Марий Эл Дмитрия Солодянкина. Тот, мол, как две капли воды похож на обвиняемого — их якобы еще даже в детстве путали.

СУД НАД МЕЛЬНИКОМ: ГЛАВНОЕ

Нападение на зеленодольского оппозиционера Алексея Соловьёва было совершено 21 октября 2011 года — на следующий день после того, как он опубликовал в интернете расследование о недвижимости тогдашнего мэра Зеленольска Сергея Батина.

Соловьёв детально разглядел нападавшего и даже завладел орудием преступления — ломиком. Однако полиция Зеленодольска "не нашла" никого похожего по описанию, а потерпевшему заявила, что на ломике не осталось следов, пригодных для идентификации. Сам ломик позже исчез из хранилища вещдоков.

В октябре 2012 года неизвестные в масках избили следователя-криминалиста СУ СКР по РТ Александра Туганова. Почерк двух преступлений был схож, и нападениями заинтересовались в СКР. Возникла версия, что Александра перепутали с его братом Алексеем, который жил в том же доме — и, кроме того, активно разоблачал мэрию. Вскоре после этого мэр Сергей Батин был отправлен в Совет федерации РФ сенатором.

В СКР составили детальный портрет подозреваемого в первом нападении, благодаря чему вышли на жителя Волжска Виталия Мельника, который работал в полиции, но вскоре после нападения на Соловьёва уволился оттуда.

Дело дошло до суда лишь осенью 2019 года. К этому времени потерпевший, обвиняемый и фигурирующий в качестве свидетеля Сергей Батин прошли тесты на детекторе лжи. В случае с Батиным и Мельником эксперты заключили, что обоим известно о нападении гораздо больше, чем они рассказывают. В 2018-м тест на полиграфе в рамках дела согласился пройти и начальник зеленодольской полиции Дамир Рахимов — но вместо этого уволился из органов (по версии следствия, Мельника в Зеленодольске направляла "неустановленная группа лиц").

Допрошенные судом Батин и Рахимов отрицают свою причастность к нападению на Соловьёва и уверяют, что многого из произошедшего в 2011 году не помнят. Виталий Мельник виновным себя не признает.

В телефонном разговоре с корреспондентом "Idel.Реалии" потерпевший Алексей Соловьёв посетовал, что защита превратила суд в шоу, подобное тому, что происходит на процессе над актёром Михаилом Ефремовым, которого обвиняют в ДТП со смертельным исходом. 26 августа, на очередном заседании защитники Виталия Мельника (его интересы, напомним, представляют сразу два адвоката) ходатайствовали о вызове в суд в качестве свидетеля футболиста из Республики Марий Эл Дмитрия Солодянкина.

— Адвокаты так и не пояснили суду, что тот может сообщить по делу, но судья всё-таки удовлетворил ходатайство. Тем более, свидетель, как оказалось, уже прибыл, — рассказал Соловьёв. — Солодянкин заявил суду, что тоже живет в Волжске и давно знает о существовании Мельника. Потому что, мол, их еще со школьных времён путали. Хотя близко они не знакомы, даже учились, насколько я понял, в разных школах. Задав свидетелю вопросы, я понял, что инициатором приглашения его в суд был адвокат Тимур Беляков, который, помимо прочего, известен тем, что комментирует футбольные матчи. Беляков позвонил ему и предложил выступить, Солодянкин согласился.

— И как вам его внешность? Они действительно настолько похожи?

— Голосом и прической — да. Но дело не только в этом. Понимаете, когда я вновь увидел Мельника, я ведь не сказал просто "похож", я понял, что передо мной тот же самый человек, что напал на меня у гаражей и потом преследовал по улице осенью 2011 года. Такое точно не забывается. Взгляд, возможно, какая-то неуловимая мимика, которую даже не фиксируешь на сознательном уровне... Это уже не имеет отношения к тому, что могут быть похожи форма ушей, волосы или еще что-то.

— Кстати, о приметах. Вскоре после нападения на вас у Мельника на переносице появилась характерная горбинка. Мельник, правда, уверяет, что нос ему разбил бывший соперник, которого он затем пригласил зачем-то даже к себе на свадьбу, но вы-то уверены, что эту травму нанесли Мельнику именно вы — заехав по носу ботинком во время схватки… У Солодянкина с носом всё в порядке?

Дмитрий Солодянкин, скриншот сайта footballtop.ru
Дмитрий Солодянкин, скриншот сайта footballtop.ru

— Обычный небольшой нос, как я успел заметить. Но тут самое забавное даже не это. Надо иметь большую смелость, чтобы явиться в суд в качестве живого доказательства того, что ты как две капли воды похож на обвиняемого. Потому что, если вдруг так случится, что Мельника оправдают, то кто тогда, исходя из этой логики, должен оказаться следующим подозреваемым в списке? Нам же не представили целую очередь из двойников Мельника. Сумели найти только одного-единственного человека, с которым (допустим, я верю, что их история — правда) его путали еще со школьной скамьи.

— А Мельника, по вашим прогнозам, могут оправдать? Каковы, на ваш взгляд, шансы?

— Сложно сказать. Сегодня, после того, как нам предъявили "двойника", суд наконец добрался до допроса Мельника. Подсудимый в общем-то повторил то, что уже рассказывали суду свидетели защиты. Что в день нападения на меня он якобы отмечал с роднёй выписку из роддома сестры (несмотря на то, что сам ребёнок всё ещё оставался в роддоме и выписку две недели спустя они отметили ещё один раз). Что нос ему сломал знакомый, которого он затем пригласил зачем-то к себе на свадьбу… Но всё это — уже подкорректированное алиби. На предварительном следствии его показания выглядели несколько иначе. И когда сначала я — а затем и гособвинитель — ходатайствовали о том, чтобы их огласить, суд отказал нам. На том основании, что эти показания Мельник давал ещё как свидетель.

— ?

— Как вы знаете, моё дело — рекордсмен по срокам расследования. Мельника сначала допросили в качестве свидетеля...

— А какое значение имеет, им в каком статусе его допрашивали? Ведь если принять на веру показания, которые были даны уже в суде, то получится, что Мельник ввёл следствие в заблуждение?

— Не берусь судить о всех процессуальных тонкостях. Моя оценка — дело направили в суд, чтобы как можно быстрее закрыть его и обрубить концы, ведущие к заказчику. Если Мельник будет признан виновным не в покушении на убийство, а в нанесении мне побоев, дело будет прекращено за истечением сроков давности. Соответственно, и выделенное в отдельное производство дело в отношении заказчика и сообщников будет закрыто. Дело уйдет в архив суда вместе с результатами психофизической экспертизы, признавшей заказчиком покушения на подполковника СКР Туганова экс-сенатора Сергея Батина.

И это нераскрытое с 2012 года дело лишится важнейшего доказательства, а следаки будут продолжать строчить ответы в Москву, что заказчик покушения на сотрудника СКР не установлен. Как же не установлен? Установлен, просто доказательная база по нему и остальным лицам умышленно уничтожена. Только в ходе расследования моего дела правоохранителями было совершено минимум два преступления: похищен из хранилища лом-вещдок и удалена из дела информация о телефонных соединениях Мельника и его сообщников.

— Кстати, в какой момент Мельник превратился из свидетеля в обвиняемого?

— В мае 2019 года моё терпение лопнуло — я записался на прием к Бастрыкину. Сразу после этого Мельнику и предъявили обвинение, а дело стали бегом загонять в суд. И в аппарат Бастрыкина, как я понимаю, из Татарстана ушла справка, что преступление раскрыто и находится почти в суде. Поэтому на прием к председателю СКР я не попал. Но это было в 2019-м — до того, как в правоохранительных органах республики начались кадровые изменения.

В начале 2020 года в Татарстане поменялось руководство следкома, ФСБ, сейчас обновляется республиканская прокуратура… Если бы дело не ушло в суд, при новых руководителях всё могло сложиться совсем иначе: Мельник с сообщниками сидел бы сейчас в СИЗО и давал показания.

А так — идёт совершенно бутафорский процесс, подсудимый на расслабоне приезжает в суд, как студент на лекцию. У меня ощущение, что я хожу на гражданский процесс, а не на дело о покушении на убийство в составе организованной группы лиц. Сам по себе Мельник мало кому интересен, но от приговора ему зависит судьба заказчика и высокопоставленных людей, один из которых — родственник главы МВД по РТ. Поэтому на его защиту брошены лучшие и доверенные адвокаты из числа экс-сотрудников полиции и СКР. Тимур Беляков и Александр Клюкин, защищающие Мельника, входят в топ-30 адвокатов Татарстана по версии интернет-издания "Бизнес-онлайн" (точнее входили в 2018 году, в рейтинге 2020 года фигурирует только Клюкин — "Idel.Реалии"). Вот скажите: откуда у простого юриста магазина игрушек Виталия Мельника средства на оплату их услуг? Поэтому никаких иллюзий по тому, какое решение будет вынесено в Татарстане у меня нет, все надежды связываю исключительно с Верховным судом России.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (11)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG