Ссылки для упрощенного доступа

Как стирали имя полузащитника "Арсенала"


Месут Озил, полузащитник ФК "Арсенал"

Издание The New York Times опубликовало статью о том, как Китай вытесняет из публичного пространства людей, которые посмели подвергнуть критике политику КНР в Синьцзяне. "Idel.Реалии" подготовили материал на основе упомянутого текста.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Все началось с твита. Месут Озил осознавал риски, когда в декабре прошлого года он решил предложить публично осудить как политику Китая по отношению к уйгурам и другим коренным народам Синьцзяна, так и молчание международного сообщества.

Друзья и советники предупредили полузащитника "Арсенала", что у такого шага будут последствия — ему придется списать Китай в качестве рынка, его шесть миллионов подписчиков в Weibo, крупнейшей социальной сети Китая, исчезнут, его фан-клуб там, насчитывающий до 50 000 подписчиков, тоже будет потерян. Футболисту также говорили, что он никогда не будет играть в Китае, и даже то, что он может стать слишком "токсичным" для любого клуба с китайскими владельцами или спонсорами, желающими вести там бизнес.

Озил знал, что это не алармизм. Он знал о яростной реакции Китая на твит Дэрила Мори, генерального менеджера Houston Rockets НБА, всего несколькими неделями ранее. И все же Озил был непреклонен. В течение нескольких месяцев он все больше возмущался ситуацией в Синьцзяне, смотрел документальные фильмы, читал новости. Он считал своим долгом, сказал он своим советникам, не столько привлечь внимание к этой проблеме, сколько оказать давление на страны с мусульманским большинством, включая Турцию, президент которой Реджеп Тайип Эрдоган был шафером на свадьбе Озиля, чтобы они заступились за него.

И именно поэтому он нажал на кнопку "публиковать". Взаимосвязь того, что произошло с футболистом и твита, оспаривается. Озил уверен, что именно в этот момент все изменилось. ФК "Арсенал" говорит, что это не так. Нет простого и изящного способа преодолеть разрыв между этими точками зрения. Возможно, обе верны. Возможно, ни та, ни другая. Ни Озил, ни "Арсенал" не пожелали официально обсуждать свои разногласия.

В декабре 2019 года, когда разгорелся скандал, "Idel.Реалии" связались с футбольным клубом. На вопрос корреспондента о том, следует ли понимать дистанцирование клуба от критики Месута Озиля китайской политики преследований мусульман в Синьцзяне как солидарность с линией Пекина, в "Арсенале" ушли от ответа, напомнив, что полузащитник выразил свое личное мнение.

Результат, тем не менее, был такой, какой был. Через несколько дней после того, как Озил написал пост, два партнера Премьер-лиги в Китае, CCTV и PP Sports, отказались транслировать матч "Арсенала". Когда последний соизволил снова показать "Арсенал", комментаторы отказались произносить имя Озиля.

Его аватар был удален из видеоигр. Поиск в Интернете его имени в Китае приводил к сообщениям "об ошибках". Отмечалось, что его учетная запись Weibo была отключена, хотя это было неправдой, настаивают в NYT. Тем не менее, как информирует издание, целенаправленно и, по-видимому, по указанию из правительства КНР, Месута Озила "стерли".

"Оглядываясь назад, можно сказать, что реакция "Арсенала" на решение Озиля высказаться была — по крайней мере — непоследовательной. Публично клуб быстро дистанцировался от его комментариев. В частном порядке предполагалось наказать его", — отмечают в NYT.

Его твит и одновременный пост в инстаграме для более чем 20 миллионов подписчиков вызвали серьезные проблемы — не только для "Арсенала", но и для Премьер-лиги. В конце концов, Китай был его крупнейшим зарубежным партнером в области вещания и крупнейшим зарубежным рынком, и лига не могла себе позволить — даже в мире до пандемии коронавируса — отключение трансляции своих игр и "закрытия кошельков" спонсоров и фанатов.

Когда клуб разослал свой товар в честь китайского Нового года, он позаботился о том, чтобы удалить Озила из любых материалов


"В Китае большая часть аудитории не осведомлена о характере взаимоотношений между ассоциацией, лигой и игроком в зарубежных странах, — приводит издание слова Чжэ Цзи, директора Red Lantern, компании спортивного маркетинга, которая работает в Китае как для Премьер-лиги, так и для ряда ее команд. — Они видят, что в Китае футбольная ассоциация полностью контролирует лигу, а она контролирует игрока. Это ставит команды, лиги и отдельных лиц в затруднительное положение. Возникает культурная неразбериха".

Осознавая это, руководители "Арсенала" призвали Озиля избегать политических заявлений или, по крайней мере, гарантировать, что он избегает любых ассоциаций с клубом, если он продолжит их делать.

Когда клуб разослал свой товар в честь китайского Нового года, он позаботился о том, чтобы удалить Озиля из любых материалов.

Стремясь избежать публичных споров, которые поставили под угрозу миллиардные деловые отношения НБА с Китаем, Премьер-лига сделала все возможное, чтобы оставаться в тени.

Спустя несколько месяцев после твита Озиля игроки, представляющие 20 клубов Премьер-лиги, одним из которых был Эктор Беллерин из "Арсенала", сообщили лиге, что они начнут целенаправленную демонстрацию поддержки движения Black Lives Matter во время игр. Лига быстро смирилась с политическим пробуждением своих игроков.

Так, после того как капитан "Арсенала" Пьер-Эмерик Обамеянг написал в твиттере в поддержку протестов против полицейского насилия в Африке, клуб опубликовал собственное заявление. "Нашим нигерийским фанатам", — начиналось заявление. "Мы видим вас. Мы вас слышим. Мы вас чувствуем".

"Становится все более важным, чтобы у вас была точка зрения по этому поводу, — прокомментировал Тим Кроу, консультант по спонсорству. — Если вы этого не сделаете, рано или поздно все внимание обратится на вас, и люди будут задавать вопросы о ваших ценностях".

Ошибка Озиля заключается не столько в том, что он сделал политическое заявление, а в том, что он выбрал неправильную проблему


Таким образом, ошибка Озиля заключается не столько в том, что он сделал политическое заявление, а в том, что он выбрал неправильную проблему, подчеркивает автор текста.

К тому времени, когда летом в Премьер-лиге обсуждалась тема Black Lives Matter, мир, конечно, изменился. Коронавирус привел к трехмесячному перерыву в футболе, и "Арсенал", как и любой другой клуб, смирился с финансовыми последствиями. Вскоре в "Арсенале" началась новая дискуссия о том, должны ли хорошо оплачиваемые игроки команды соглашаться на сокращение зарплат. Позиция Озиля по этому вопросу лишь увеличила пропасть между ним и его клубом.

Даже после своего твита о Китае Озил сумел за первые несколько месяцев 2020 года сделать важный вклад в "Арсенале". Микель Артета, новый тренер клуба, настаивал в своем интервью на том, что он хотел бы работать с Озилем, чтобы увидеть, сможет ли он уговорить самого высокооплачиваемого игрока клуба вернуться.

Отношения между клубом и игроком, похоже, рухнули, поскольку клуб требовал от своих игроков отказаться от части зарплат, чтобы облегчить денежный кризис "Арсенала". Переговоры длились шесть недель, и к концу апреля большинство уступило.

Однако у Озиля все еще были вопросы. Он попросил руководство "Арсенала" дать подробные ответы по поводу того, на что пойдут сэкономленные средства, будет ли вносить свой вклад владелец клуба и сможет ли команда заверить его, что использует деньги для поддержки неиграющего персонала.

Он не чувствовал, что эти вопросы решены должным образом. После последнего звонка по Zoom, в котором Артета призвал своих игроков "поступить правильно", Озил остался равнодушным к этим словам.

В июне было официально объявлено о снижении заработной платы на 12,5%, и игрокам были представлены документы, датированные апрелем. Большинство подписали сразу. Осталось полдюжины или около того. Озил стоял твердо на своем. Опять же, он знал о риске: клуб может подвергнуть его остракизму, что, отказавшись, он может фактически положить конец карьере в "Арсенале". Но это, видимо, не имело значения. Озил с тех пор не играл за "Арсенал". В августе, через два месяца после получения льгот по заработной плате от своих игроков, клуб, сославшись на продолжающиеся финансовые последствия пандемии, объявил, что расстался с 55 сотрудниками. Озил проявил особый интерес к одному из них.

Ранее выяснилось, что "Арсенал" расстался с Джерри Куи, фанатом, который последние 27 лет переодевался в одежду огромного зеленого динозавра. Его увольнение стало, мягко говоря, пиар-катастрофой. Озил немедленно ухватился за это, вызвавшись платить зарплату Куи, пока фанатам не разрешат вернуться на английские стадионы. Клуб был в ярости.

Клуб пытался продать Озиля летом 2018 года и летом 2019 года, а совсем недавно он вел с ним переговоры о выкупе большей части оставшейся части его контракта. Озил, однако, не хотел принимать такое условие. Многие фанаты полагают, что он просто хочет получать свою многомиллионную зарплату до истечения срока его контракта в следующем году, довольствуясь тем, что ему платят, чтобы он не играл в футбол.

Футбольный клуб, похоже, решил, что неприятности, которые приносит Озил, перевешивают его талант. В течение нескольких месяцев плеймейкер-победитель чемпионата мира был доступен с большой скидкой. И все же никто, особенно в Европе, не захотел покупать его.

При этом 32-летний Озил настаивает, что его удерживает "любовь" к "Арсеналу".

Поскольку трансферное окно закрыто до января, ему уже слишком поздно покидать клуб. А до открытия окна Озил оказывается ситуации "в футбольного изгнания". Он считает, что все началось с твита. "Арсенал" это оспаривает. Когда бы проблема ни началась, факт остается фактом — за 10 месяцев Месута Озила стерли из публичного пространства.

"Idel.Реалии" писали о том, что в Китае созданы лагеря по перевоспитанию мусульман. По оценкам Госдепартамента США, за последние несколько лет через систему содержания под стражей могли пройти до 2-х миллионов человек.

Власти называют эти учреждения лагерями для профессиональной переподготовки. По версии официального Пекина, они созданы в качестве меры по борьбе с радикализмом и терроризмом.

Активисты и ученые сообщают, что Поднебесная ведет борьбу с культурами народов Восточного Туркестана — замещает уйгурский китайским языком, уничтожает мечети, используют систему распознавания лиц для слежки за жителями, закрывает уйгурские рестораны из-за того, что в них происходит популяризация уйгурской культуры. Тибетские активисты также жалуются на репрессии со стороны китайских властей. Напомним, тибетцы исповедуют буддизм и говорят на своем собственном языке.

В КНР проживает около 8000 татар. В основном, это потомки татарских предпринимателей, обосновавшихся в районе Урумчи в конце XIX - начале ХХ века. Большинство из них хорошо владеют родным татарским языком. В 2000-х годах при помощи Всемирного конгресса татар несколько десятков татарских студентов были приняты в казанские вузы. По окончании учебы многие пытались остаться в Татарстане, однако получить российское гражданство смогли далеко не все. В результате они были вынуждены вернуться в Китай.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    рамазан алпаут

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта "Реальные люди 2.0".

Комментарии (8)

XS
SM
MD
LG