Ссылки для упрощенного доступа

Врача и медсестру обвиняют в мошенничестве с ковидными выплатами 


Медработник Ижевского военного госпиталя. Архивное фото

В отношении заведующего хирургического отделения Военного госпиталя в Ижевске Анатолия Максимова и перевязочной медсестры Раисы Евстафьевой 11 марта возбудили уголовные дела по ч. 1 статьи 159.2 УК РФ (мошенничество при получении страховой компенсации за заражение коронавирусом). По версии самих медиков, уголовное дело появилось из-за конфликта с администрацией госпиталя. Сначала врач-хирург Анатолий Максимов заступился за коллегу-медсестру Раису Евстафьеву, которой было отказано в страховой выплате за заражение коронавирусом на рабочем месте, а потом написал ряд жалоб Сергею Шойгу. Анатолий Максимов согласился рассказать "Idel.Реалии" свою версию случившегося .

— Как вы и медсестра военного госпиталя оказались под уголовным преследованием за махинации с "ковидными" выплатами?

— 11 августа прошлого года выяснилось, что перевязочная медсестра хирургического отделения Раиса Евстафьева заболела коронавирусом. Она заразилась от другой медсестры терапевтического отделения поликлиники Татьяны Архиповой, когда Евстафьева делала ей перевязку в кабинете. В результате их вдвоём госпитализировали в "ковидный" госпиталь. Медсестре терапевтического отделения выплатили деньги через сутки с момента наступления страхового случая, Евстафьевой — не выплатили. Мы начали выяснять почему, подготовили документы. В результате, по этому вопросу была создана комиссия, которая заседала лишь в конце ноября и за закрытыми дверями. Потом долгое время была "тишина". Медсестра Евстафьева не получала никаких ответов. Тогда мы обратились за ответом к заведующей поликлиники. В итоге я предложил своей медсестре затребовать официальный ответ в письменном виде. Однако даже на официальный запрос ответа не поступило. В конечном итоге мы написали исковое заявление в гражданский суд на имя работодателя. После этого заявления информация обо всем дошла до центрального гарнизонного санэпиднадзора Казани. Они потребовали еще раз провести расследование, чтобы выяснить соблюдался ли санэпидрежим при контакте медсестер в кабинете. В начале декабря я во второй раз написал служебную записку, в которой отметил, что санитарные нормы были соблюдены. После этого нас с медсестрой пригласили на заседание, но мою служебную записку отказались рассмотреть сразу, предложив оставить ее. Как выяснилось потом, они решили снова отказать в страховой выплате. Основанием для такого решения послужило то, что медсестра Евстафьева проработала только две недели после выхода из отпуска и в этом случае, как считает руководство госпиталя, невозможен страховой случай, если медсестра получила заболевание от другой медсестры. Нас вызвали в кабинет начальника госпиталя и предоставили заявление медсестры терапевтического отделения Татьяны Архиповой, в котором она сообщала, что не была у нас на перевязках, когда запись медсестры в амбулаторной карте имелась.

Врач Анатолий Максимов считает, что таким образом руководство военного госпиталя пыталось добиться от медсестры терапевтического отделения Архиповой, чтобы он и медсестра Евстафьева отказались от искового заявления в суд.

— После мы узнали, что нас вызывают в прокуратуру с проверкой по факту заявления работодателя о мошенничестве. Последующие три месяца у нас проводились проверки. В течение месяца проверка проводилась военной прокуратурой, а затем появляется заявление в следственный отдел, что прокуратура настаивает о возбуждении уголовного дела в отношении нас. Мы были очень удивлены. В следственном комитете нам говорили, что если мы признаемся, то "отделаемся" только судебным штрафом в 12 тыс рублей. Я отказался, так как понимал, что ничего противоправного мы не совершали, — делится врач.

Анатолий Максимов работает в госпитале 15 лет, а общий стаж работы в сфере здравоохранения — более 30 лет. Хирург признается, что и представить не мог перспективу оказаться под следствием из-за подозрения в мошенничестве.

— Почему вы решили заступиться за коллегу?

— Я работаю в госпитале с 2006 года, а медсестра Евстафьева работает буквально всю свою сознательную жизнь. Мне ее стало жалко, что над ней так издеваются. Я в ясном уме и сознании видел, что медсестра Архипова, заразившаяся ковидом, была у нас на приеме, сам разрешил перевязать ее. Не переношу, когда идут такие порочные моменты, чтобы дискредитировать меня и мою медсестру. Они рассчитывали, что я брошу коллегу на полпути, перестану вступаться за ее права. Сейчас на нас нагоняют страх этим уголовным делом. Я уверен, что это месть со стороны администрации госпиталя за наши жалобы о нарушениях руководства.

— Каким образом вы это связываете?

— Во время всей этой истории я в конце прошлого года отправил свое послание в приемную министра обороны Сергея Шойгу. В письме я упомянул о том, что отказываюсь получать стимулирующую надбавку за работу в условиях коронавируса по 597 приказу МО РФ "по бандитским правилам игры", которые были установлены в госпитале. Описал, что здесь нарушается санэпидрежим на протяжении уже 10 лет, сотрудники не обеспечиваются моющими средствами, защитными средствами, не выдается спецформа. После этого я получил ответ из центрального округа из Екатеринбурга, что факты в моем обращении не подтвердилось и якобы у нас все хорошо. Я понял, что надо бороться дальше. Началась война.

В декабре 2020 года к юристу и правозащитнику из Удмуртии Ие Борониной поступили фотографии об условиях хранения медицинских отходов классов "Б" и "В" в овощехранилище. По словам медицинских сотрудников, "госпиталь не вывозит эти отходы месяцами", что нарушает требования, предусмотренные санитарными нормами. В результате её обращения, с 9 по 11 марта 2021 года специалистами центра госсанэпиднадзора Минобороны РФ, военного Ижевского гарнизона и управления Роспотребнадзора по УР была проведена проверка. По результатам проверок (документы по материалам проверок представлены редакции — прим.) надзорные инстанции подтвердили факты "нарушений санитарно-эпидемиологических требований при сборе, обеззараживании, временном хранении, транспортировании и вывозе медицинских отходов классов "Б" и "В". Сейчас эти документы переданы в военную прокуратуру, а руководству госпиталя "выдано предписание об устранении нарушений".

— Сотрудники Роспотребнадзора и Госсанэпиднадзора вскрыли могильник на месте бывшего овощехранилища и обнаружили, что там незаконно хранятся отходы классов "Б" и "В", — рассказал врач Анатолий Максимов. — Это переполненные залежи мусора. Класс "Б" — это биологические отходы, все то, что остается после оперативных вмешательств. Класс "В" — это вирусные отходы. Вообще отходы не должны храниться такое долгое время, должны уничтожаться. Но по всем документам числится, что эти отходы увозят.

— К чему может привести такое неправильное хранение отходов? Насколько это опасно?

— Во-первых, это уничтоженное овощехранилище и там нужно вырезать большой грунт слоя. Все отходы здесь просто гниют. Появляются крысы. Туда уже опасно спускаться. Хотя эта территория огорожена бетонным забором, но по периметру от этой санитарной зоны находятся жилые дома, детские площадки. Эта инфекция может разноситься и это риски в первую очередь для населения.

— Расскажите о своей работе?

— Работа мне нравится, хотя и низкооплачиваемая. Мне нравится помогать людям, видеть их признательность. Ради этого и прихожу на работу, а на беспредел смотреть не хочется. Даже на общие планерки заставляю себя идти силом, чтобы хотя бы знать, чем занимается администрация. У нас разрозненность в коллективе есть, людям нагоняют страх.

В распоряжении редакции имеется постановление следователя-криминалиста военного следственного отдела СК РФ по Ижевскому гарнизону о возбуждении уголовного дела в отношении медиков военного госпиталя, где говорится, что "медицинская сестра Евстафьева Р. И., преследуя корыстный умысел на получение единовременной страховой выплаты организовала при пособничестве заведующего хирургическим отделением поликлиники Максимовым А. Я. внесение в амбулаторную карту и журнал амбулаторного приема пациентов заведомо ложных сведений, якобы о приеме в качестве пациента Архиповой Т. П., после чего Евстафьева Р. И. представила указанные документы на заседание врачебной комиссии для рассмотрения вопроса о страховой выплате. В виду обнаружения врачебной комиссией сведений, не соответствующих действительности, преступный умысел не был доведен до конца".

"Idel.Реалии" пробовали связаться с руководством госпиталя. В приемной ответили, что руководство находится в командировке, а его заместители не готовы комментировать ситуацию с уголовным делом в отношении врача и медсестры.

Летом прошлого года от медиков Военного госпиталя в Удмуртии потребовали вернуть все стимулирующие денежные компенсации за работу с коронавирусными больными. На тот момент руководство госпиталя объяснило такое решение тем, что выплаты были произведены "не с того счета", в последующем обещая эти эк средства выплатить повторно. Юрист Ия Боронина написала заявление в следственные органы о возбуждении уголовного дела по невыплатам компенсаций врачам в условиях пандемии. В возбуждении дела было отказано. По информации Борониной, в конечном счете дополнительные выплаты вернули не врем медикам.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (1)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG