Ссылки для упрощенного доступа

"Этим разгоном нас не напугали, а, наоборот, только раззадорили"


Руслан Нуртдинов

Один из ведущих активистов общественно-политического движения "Республика", защитник Куштау Руслан Нуртдинов был на прошедших выходных задержан московской полицией вместе с еще почти 200 участниками Форума "Муниципальная Россия". Силовики заявили, что, по их данным, к проведению форума причастна "организация, признанная нежелательной на территории РФ".

Момент задержания Руслана Нуртдинова
Момент задержания Руслана Нуртдинова

— Мы проработали на форуме всего около получаса. Успели лишь выступить депутат Заксобрания Санкт-Петербурга Максим Резник, глава московского муниципального округа "Красносельский" Илья Яшин и начал выступать бывший мэр Екатеринбурга, политик Евгений Ройзман. Тут зашла полиция и объявила всех задержанными, в связи с тем, что форум, якобы, организован "нежелательной в РФ организацией". Затем уже ко всем участникам подошли полицейские и повели в автозаки, которых было подогнано около двадцати. В основном, полицейские вели себя корректно, но спикеров, в том числе, Илью Яшину задержали довольно жестко, с применением силы, — рассказывал ранее в комментарии "Idel.Реалии" Руслан Нуртдинов.

Все задержанные были доставлены в различные ОВД Москвы, в том числе, Руслан Нуртдинов — в ОВД "Метрогородок". Практически каждому была инкриминирована ст. 20.33 КоАП РФ (Осуществление деятельности на территории РФ иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории РФ ее деятельности). Статья предусматривает санкцию в виде административного штрафа на граждан в размере от пяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей.

В интервью "Idel.Реалии" Руслан Нуртдинов рассказал, как, в итоге, закончился форум, какие впечатления остались у его участников от предпринятого властями силового разгона, и о том, хорошо ли в российских регионах осведомлены о событиях в Башкортостане. Заодно активист поделился своими планами на ближайшее политическое будущее.

— Руслан, что произошло после того, как ты был задержан и препровожден в автозак?

— Я зашел туда, был приятно удивлен, что там оказался Илья Яшин. Мне удалось с ним довольно долго пообщаться, это был очень ценный для меня разговор. Когда подъехали к ОВД, мы еще долго сидели в автозаке; выводили нас по одному. Всех нас, двенадцать человек, которых привезли, завели в один кабинет, оттуда водили на опрос. Что меня удивило на этом опросе, — с таким я еще не сталкивался! — меня впервые спросили о моей национальности. Я отказался давать отпечатки пальцев, фотографироваться, затем пошел к работнику прокуратуры — первому заместителю Преображенского межрайпрокурора Москвы Валерию Жуланову. Там, при ответе на большинство вопросов я воспользовался 51-й статьей Конституции. Сказал, что не знаю, кто организатор форума — по сути, я этого и не знал. Но добавил, что ничего не слышал о том, что организатором, якобы, является "Открытая Россия". Далее, я спросил, на основании каких документов на меня составляют постановление о возбуждении административного дела. Еле-еле заставил принести рапорт полицейских о моем задержании. В нем было написано: "Нуртдинов, осознавая противоправность своих действий... достоверно зная, что Общественное сетевое объединение "Открытая Россия" (Open Russia Civic Movement ВЕЛИКОБРИТАНИЯ) входит в перечень иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории РФ..." и так далее. Тут я спросил: "Как это вы определили, что я там осознавал или не осознавал? Вот мое объяснение, где написано, что я ничего не знал о том, что организатором, якобы, является "Открытая Россия". Добавил, что она и не имеет к этому форуму никакого отношения. Тем не менее, в постановлении опять вся эта ложь воспроизвелась. В итоге, прокурор постановил возбудить в отношении меня дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 20.33 КоАП РФ.

— Судебное разбирательство будет в Москве?

— Да, в постановлении написано, что материалы дела должны быть направлены для рассмотрения в мировой суд судебного участка № 115 г. Москвы, но я сейчас отправляю ходатайство, чтобы рассмотрение было здесь, в Башкортостане, в Чекмагуше по месту моего жительства.

— Что происходило после оформления дела?

— После этого мы опять долго сидели в кабинете, общались. Илья Яшин с удовольствием выслушал мою историю об участии в выборах в райсовет и чем все это закончилось, послушал мои впечатления о защите Куштау. Вообще, я хочу особо отметить, что в течение этих трех дней я общался с очень многими людьми из самых разных регионов России — и не нашлось ни одного человека, который не знал бы о событиях на Куштау! При этом, все они знали всё в подробностях о нашей защите шихана, следили за этим, смотрели почти все видео, очень нам сопереживали и радовались нашей победе. Признавались, что для них наша победа явилась большим примером, знаковым событием для всей России.

С другой стороны, я увидел, что, в чисто русских регионах о нашей республике сложилось несколько превратное мнение.

Илья Яшин и Руслан Нуртдинов в автозаке
Илья Яшин и Руслан Нуртдинов в автозаке

— А именно?

— Им кажется, что у нас ситуация такая же, как, примерно, в Чечне. Например, они очень аккуратно разговаривали со мной по поводу прав женщин, очевидно, думая, что я правоверный, строгий мусульманин. Что у нас очень плохи дела с гражданским обществом — при этом, они удивлялись, как при таком фоне стал возможным феномен Куштау. И так далее.

— На основании чего активисты из других регионов делают такие выводы?

— Во-первых, они смотрят на официальные итоги выборов, где мы, наша республика дает почти такие же результаты за Путина или "Единую Россию", как в Чечне. Во-вторых, это, наверное, стереотип восприятия — что мы национальная республика, тем более, с преобладаем мусульманского населения… словом, что тут живут, в основном, "радикалы", "ваххабиты" и так далее. Такое вот отношение к исламу культивируют в головах россиян власти при помощи своей пропаганды. Как ни печально, такое отношение отчасти складывается и у демократически во всем остальном настроенных активистов.

Мне пришлось много разговаривать, чтобы развенчать эти мифы. Я рассказывал, что у нас после Куштау произошел настоящий бум гражданского самосознания —появилось много разных независимых гражданских движений в сфере экологии, защиты окружающей среды, архитектуры и так далее, много независимых людей намерены в этом году выдвинуться в депутаты. Я говорил, что у нас живут самые свободолюбивые люди, дружные независимо от национальности и вероисповедания, уважающие друг друга безотносительно пола, цвета кожи и разреза глаз. Я заявил им, в конечном счете, что новейшая история Башкортостана делится теперь на две части — до и после Куштау, рассказал о наших планах сделать республику примером для всех регионов страны в деле защиты гражданских свобод и прав человека. Мои собеседники все это слушали с большим интересом.

— После того, как всех отпустили из полиции, удалось ли продолжить работу Форума хотя бы посекционно?

— Мы все вернулись в тот же вечер в гостиницу, где продолжили общение уже в неформальной обстановке. На следующий день мы уже работали, точнее общались в малых группах по шесть-семь человек.

Конечно, это была уже не пленарная работа. Намеченная организаторами серьезная программа, с чтением лекций экспертов, мастер-классами не состоялась из-за этого полицейского разгона. Теперь это было больше общение, обмен опытом и контактами, что, впрочем, тоже очень ценно. В принципе, организаторы и не скрывали, что основная цель форума была именно собраться и познакомиться друг с другом, обменяться опытом успешной борьбы в различных сферах общественной деятельности.

Так, я много общался с активистами Шиеса, с челябинцами, у которых схожие проблемы с горно-металлургическими кампаниями, с активистами из других национальных республик Поволжья. В итоге, я лишний раз убедился: то, что вытворяют ставленники Кремля на нашей территории, в Башкортостане, происходит по всей России повсеместно. Всюду коррупция и чиновничий беспредел стали причиной развала экономики и инфраструктуры, медицины и образования. Я и раньше это знал, а теперь убедился в этом окончательно.

— С какими впечатлениями от всех этих событий активисты разъезжались из Москвы?

— Во-первых, скажу о впечатлениях от разгона. При задержаниях нам никому не было страшно, а было просто смешно. Нас этим разгоном они не напугали, а только наоборот раззадорили. И этот разгон нас еще больше сплотил, сблизил; если бы его не было, мы, может, не перезнакомились, не сблизились бы так тесно.

— Ранее ты заявлял, что намерен выдвинуться независимым кандидатом в депутаты Госдумы. Как-то повлияли последние события на твое решение?

— Только лишь укрепили. Я по-прежнему намерен выдвинуться кандидатом в Уфимском одномандатном округе № 3, в который входит и мой Чекмагушевский район. Пойду путем самовыдвижения, не от какой-либо партии — для меня это принципиально. Буду общаться сам с избирателями и собирать подписи в свою поддержку.

Этот разгон, как я уже говорил, меня не напугал. Да, конечно, власти послали этим четкий сигнал устрашения, предупредили таким образом, что будут жестко расправляться со всеми инакомыслящими. Но я не верю в то, что эти предупреждения могут быть осуществлены на практике.

— Напомню, ты уже пытался пойти на выборы в Чекмагушевский райсовет, но, когда тебя Верховный суд РБ неожиданно снял с регистрации (после того, как райсуд был на твоей стороне) , ты не стал оспаривать отказ в кассации. В думской кампании для тебя могут возникнуть более серьезные, более масштабные препятствия…

— Лично я считаю, что в той кампании я боролся до конца. Но я не стал играть по их правилам. Я не считаю свой отказ от обжалования в кассации слабостью, это было непростое, но обдуманное решение. Просто я решил действовать по-другому. Могу сказать, что я принял решение идти в Госдуму на следующий день после того, как поставил для себя точку в той кампании в райсовет. Это и был мой ответ на незаконное отстранение от тех выборов. Да, я не питаю иллюзий, что смогу легко стать депутатом Думы, но я верю, что при массовой поддержке людей это возможно.

— Все же, многие политологи, оценивая последние события, сделали вывод, что Кремль не допустит в нынешней избирательной кампании никаких независимых кандидатов, как на муниципальном, так и тем более на федеральном уровне. Политическое пространство, по их мнению, будет зачищено окончательно, при этом, будут использоваться не только предвыборные манипуляции, но подобные нынешним силовые меры. Что ты думаешь обо всем этом?

— Все эти риски я понимаю. Я уже участвовал в избирательных кампаниях, пусть на самом низком уровне, и уже сталкивался с нешуточным сопротивлением системы. Потерял бизнес, машину… Зато приобрел большущий опыт.

Да, предполагаю, что в думской кампании могут быть еще большие риски. Но в любом случае меня это не останавливает.

— Что придает тебе такую уверенность?

— Я живу среди людей и вижу, что власть Путина, как я уже говорил, в головах людей уже рухнула. Сейчас происходит агония режима, который, конечно, пытается сохраниться любыми путями; у него нет другой возможности существования. Ведь для Путина и его окружения уже любое изменение в стране равно посадкам, конфискации имущества и поэтому они усиливают репрессии.

Власти полагают, что они, вот, сейчас будут устрашать, уничтожать активистов, сажать и по тюрьмам, что люди будут молчать, как в 1937 году. Но я думаю, что они не учитывают, что мы живем теперь в информационном обществе, где люди могут получить любую информацию. И еще, мне кажется, что власти настолько оторваны от реальности, от народа, что просто не понимают, какие процессы идут среди населения. В народе их уже перестают бояться. Так, я их не боюсь. Они могут угрожать мне уголовными делами, но я все равно пойду на выборы. И первая цель для меня, можно сказать, самая главная — показать пример односельчанам, жителям нашей республики, что бояться не надо. Я надеюсь своим выдвижением, своей избирательной кампанией еще больше ускорить изменения в головах людей. А, усиление репрессий, по моему убеждению, только ускорит падение режима.

Форум муниципальных депутатов "Муниципальная Россия" должен был пройти в Москве 13-14 марта. В программу форума входили лекции экспертов и оппозиционных политиков о выборах и работе муниципальных депутатов. Участники намеревались обсудить широкий круг вопросов, связанных с проблематикой эффективности работы депутатов представительных органов местного самоуправления в различных сферах общественной жизни. В работе форума должны были принять участие около 200 депутатов и активистов из 56 российских регионов.

Организатором форума выступил политический проект "Объединенные демократы", связанный с движением "Открытая Россия", основанного Михаилом Ходорковским. Это движение, однако, юридически никак не связано с одноименными лондонскими организациями, включёнными в список "нежелательных" в России.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

Комментарии (9)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG