Ссылки для упрощенного доступа

Поймать всех собак. Что привело к трагедии с изувеченным ребенком в Татарстане?


Бездомных животных не должно быть, заявил президент Татарстана Рустам Минниханов после трагического случая в Осиново, где в конце апреля стая собак напала на 11-летнего мальчика. Изувеченный ребенок чудом остался жив, он в больнице. Зоозащитники убеждены, что власти за много лет не сделали ничего, что позволило бы избежать трагедии.

"Он как жив остался? Он находится в ДРКБ, пока, тьфу-тьфу, его жизни не угрожает опасность, — цитируют татарстанкие издания речь Минниханова на субботнем совещании в Кабмине. — Мы очень надеемся, что спасем. Вы представьте, какой шок и какие последствия для этого ребенка".

Минниханов сообщил, что случай далеко не единичный, только за три месяца к врачам по поводу нападений животных обратились больше тысячи человек, а число обращений на данную тему, поступающих в "Народный контроль", выросло на треть.

"С одной стороны, мы должны с человеческим лицом… относиться к животным. Но кто-то же порождает безнадзорных животных?", — спросил Минниханов и велел "главам городов, районов" "усилить контроль за количеством и поведением животных на территории муниципального образования" , "обеспечить строгое исполнение подрядными организациями контрактов" и "вести работу по организации межмуниципальных приютов". "Их" (то есть бездомных животных) "не должно быть", сказал Минниханов, добавив, что готов потратить личные средства, "чтобы такого позора не было, чтобы таких вещей не было".

Трагедия с мальчиком в Осиново произошла на фоне постепенно накаляющихся страстей по поводу закона "Об ответственном обращении с животными", принятого российскими властями еще в конце 2018 года. Сразу в нескольких российских регионах власти начали лоббировать мораторий на действие закона.

Согласно закону, бездомных собак и кошек должны отлавливать, стерилизовать и выпускать на волю. Или содержать в приютах. До тех пор, пока животное не умрет естественной смертью. Но, и это официальные данные Минприроды и профильного комитета Госдумы, приютов в регионах почти что нет.

О том, что необходимо строить приюты, за несколько дней до трагедии в Осиново заявил зампредседателя профильного комитета Госсовета Татарстана Тахир Хадеев на сессии парламента.

"Актуальным и требующим скорейшего разрешения является вопрос создания и строительства в целом по республике в каждом муниципальном районе, городском округе, а также некоторых районах межмуниципальных приютов для животных без владельцев, построенных по типовым проектам. Приюты могут быть государственными, муниципальными, и частными", — заявил депутат, указав, что субвенций, выделяемых региональными властями муниципальным, недостаточно — и не потому, что мало, а потому что даже их районные администрации не могут израсходовать. Объявляемые ими тендеры на отлов остаются невостребованными.

Хадеев привел расширенные данные по нападениям животных на людей: в 2020 году, сообщил он, в медицинские учреждения по этому поводу обратились около 10 тысяч человек. Это на 11% ниже, чем в сравнении 2019 годом, но превышает показатель по Приволжскому федеральному округу на 8 % и среднефедеративный показатель на 15,5%.

Депутат напомнил: в Красноярском крае в 2020 году нашли тела загрызенных пяти человек, после чего в регионе ввели режим чрезвычайной ситуации. В соседнем Башкортостане этой весной стая загрызла четырехлетнего мальчика, катавшегося на велосипеде. Ребенок погиб на месте.

"В процессе общественного контроля зоозащитными организациями в 2020 году был выявлен со стороны специализированных организаций по отлову бездомных животных ряд замечаний, нарушающих принципы программы ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, возврат — "Idel.Реалии"): биркованные собаки, прошедшие через ОСВВ, продолжают приносить потомство. В процессе отлова собаки изымаются с одной территории, а после выпускаются в других районах, отсутствует прозрачная отчетность, отсутствует доступ в пункты временного содержания зоозащитников", — доложил депутат.

С Хадеевым солидарен депутат Казгордумы Алексей Серов, отреагировавший на трагедию в Осиново постом в Instagram. Депутат сообщил: когда он решил проверить данные зоозащитников, в казанской компании, занимающейся отловом, повесили трубку (необходимо уточнить: Осиново относится к Зеленодольскому району Татарстана, но граничит с Казанью).

Зоозащитники настаивают: ни приостанавливать, ни тем более отменять закон о животных нельзя — надо его исполнять. И делать надо это было давно.

— Еще в 2013 году региональные власти наделили муниципалитеты соответствующими полномочиями, — напоминает зампредседателя татарстанской общественной организации "Зоозабота" Эвелина Скрипочкина. — Законодательство предусматривает: когда передаются обязанности, передаются материальные и финансовые средства. Финансовые (те самые субвенции, о которых говорил Хадеев — "Idel.Реалии") передавались, а материальные переданы не были.

— Но ведь материальных и не было. Один приют в Мирном (Мирный — поселок в Казани, где базировалась служба отлова бездомных животных и где компания, занимающаяся отловом, находится в настоящее время, —"Idel.Реалии").

— Его как раз продали в начале 2014 года. Если бы он остался муниципальным, в Казани могли бы создать муниципальную службу. Собственно, она на тот момент еще не была ликвидирована, МУП СОБЖ. Это позволило бы организовать эту работу без посредников. Но зная о этом законе, приют продали.

Получается, заранее подготовились?

— На 2014 год у них уже ничего не было. Все эти годы икого не волновало, как же исполняются эти полномочия. Причем каждый год на сессиях Госсовета говорили, что надо рассмотреть вопрос о строительстве приютов.

Татарстанский порядок отлова, утвержденный в 2013 году, уточняет представитель "Зоозаботы", также предусматривал содержание животных в приюте. Фактически, он предварял положения федерального закона. Но, согласно новому федеральному закону, все процессы (отлов, стерилизация, выпуск) должны фиксироваться на видео. Животные — получать метки (бирки).

— Стало труднее скрывать то, что делалось на самом деле.

— А что делалось? Животных убивали или их не ловили вовсе?

-— Точно не назову год, 2011-й или 2012-й, когда к нам на руки попали материалы проверки. В том числе контракт с утилизационным заводом в Чувашии. Число умерщвленных животных и вес сданных на утилизацию расходились в разы. Получалось, что вес одной собаки пять килограммов.

— А собака 20 килограммов весит?

— Да, в среднем около 20. Возник вопрос, а были ли они вообще.

Нарушения (в том числе приписки), отмечает собеседница, фиксировались контролирующими органами много раз. Но никаких санкций не следовало.

В 2020 году — когда методы контроля, прописанные в новом законе, пришлось внедрить — скандалы, связанные с отловом бездомных животных, стали сотрясать Татарстан один за одним. То выяснялось, что отловили собак в одном месте, а выпустили в другом, то собаки, которых поймали, просто пропали (в "Зооцентре", компании, занимающейся в Казани отловом, рассказывает Эвелина Скрипочкина, утверждали, что собаки сбежали), то стерилизованная собака, с биркой, родила.

Практически по каждому случаю зоозащитники обращались в прокуратуру. Но каждый раз дело спускалось на тормозах. По поводу родившей стерилизованной собаки им, например, ответили, что, а, может быть, это другая собака родила.

—Почему регионы лоббируют мораторий?

— Это косность. До сих пор для них бездомные животные — это биологический мусор. Они не могут понять, что общество стало гуманнее.

— Косность или беспомощность?

— Если подойти к вопросу серьезно, его может решить. Но они не хотят. Они не понимают, что людей больше не устраивает жестокое обращение, все эти отстрелы. Даже сама история принятия закона — когда в начале нулевых Путин наложил на него вето, потом общество заставило к нему вернуться, потом депутаты в Госдуме снова начали тянуть — она свидетельствует, что люди изменились.

Представитель "Зоозаботы" предупреждает: если вернуть безвозвратный отлов (фактически, убийство животных), это приведет к всплеску рождаемости — так популяция отреагирует на стресс и образовавшиеся пустоты.

— Так было после Олимпиады в 80-е. Непонятно, почему власти не учитывают этот опыт.

В "Зоозаботе", рассказывает она, запросили статистику Роспотребнадзора по покусам по районам за последние несколько лет. И выяснили: в целом по республике покусы снижаются (о снижении количества покусов сообщил и Хадеев). Прежде всего там — где активно работают волонтеры, на собственные средства кастрирующие собак. Причем в Зеленодольском районе, где произошла трагедия, количество покусов снизились в разы (там регуляцией численности бездомных животных занимается частный приют).

— Вы говорите: о людях заботимся. Соберитесь, проанализируйте, почему собаки с бирками сбиваются в стаи и у них течка, — возмущается зоозащитник.

У самих зоозащитников объяснение есть давно: животных стерилизуют, вместо того, чтобы кастрировать. После стерилизации (у самцов только перевязывают семенные канатики, а у самок удаляют только матку, оставляя при этом яичники, или только перевязывают маточные трубы) животные теряют только способность к воспроизведению потомства, но сохраняют половые инстинкты и соответствующую манеру поведения. После кастрации (у самцов убирают яички, у самок убирают матку и яичники) половые инстинкты утрачиваются. Фактически, взрослое животное превращается в большого котенка или щенка и, оставаясь на прежнем месте обитания, она сдерживает всплеск рождаемости в популяции.

— Я как-то видела заявки по Зеленодольску. Когда заявки повторялись через три-четыре месяца, один и тот же адрес. Популяция отреагировала, и собаки пришли на освободившееся место. Это законы природы.

— Если новых собак не появится, кого ловить, на ком зарабатывать? И не припишешь уже, потому что строгий контроль.

Эвелина Скрипочкина отмечает: из года в год размер субвенций на регуляцию численности бездомных животных только растет. Хотя должно быть наоборот.

Депутаты и чиновники, уточняет она, любят ссылаться на то, что популяция прирастает за счет брошенных или потерявшихся животных. Животных бросают, но основной прирост — за счет того, что родятся новые. В том числе потому, что изловить бывшее домашнее животное в разы легче, чем то, что родилось на улице.

Говорить, что закон не работает или неудобен в работе, как сказал главный ветврач Хисамутдинов (Алмаз Хисамутдинов, начальник главного ветуправления Кабмина Татарстана, главный ветеринарный инспектор Татарстана — "Idel.Реалии") ... он неудобен для тех, кто не хочет работать.

Год назад, продолжает зоозащитник, в ветуправлении при Кабмине Татарстана в ответ на депутатский запрос сообщили, что с видеофиксацией возврата на прежнее место обитания все в порядке. А прокуратура в это же время нашла, что записи сделаны таким образом что невозможно ни идентифицировать собак, ни установить место выпуска, ни понять, провело ли животное какое-то время в центре передержки вообще.

Фактически, считает представитель "Зоозаботы", идет саботаж закона. Зоозащитники много лет предлагают чиновникам создать рабочую группу — в ответ тишина.

Что, заметим, довольно странно: практика показывает, что часто власти предлагают создать рабочую группу сами.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (14)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG