Ссылки для упрощенного доступа

Акела промахнулся, или Как Шаймиев подчинился Грязной Кучке Чёрных Полковников


Борис Ельцин приветствует толпу протестующих с балкона Белого дома в Москве. Противостояние закончилось через три дня победой Ельцина. Члены ГКЧП были арестованы. 20 августа 1991 года

Накануне 30-летия Августовского путча колумнист "Idel.Реалии" Марина Юдкевич размышляет о тех трех днях в августе, которые должны были сохранить Минтимера Шаймиева в должности первого секретаря обкома КПСС и вернуть Татарстан в статус ТАССР.

П.И.Чайковский вряд ли рассчитывал так войти в историю России: 19 августа 1991-го все телевизоры СССР показывали одно лишь "Лебединое озеро".

Затем трепетных лебедей на экранах внезапно сменили шестеро хмурых мужчин в штатском, которые сообщили, что они (плюс двое отсутствующих, которые в мундирах) составляют Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР. Что президент СССР Михаил Горбачев в связи с загадочным "состоянием здоровья" больше не президент, что перестройка зашла в тупик, и что теперь в стране будут восстановлены дисциплина и порядок. В виде, само собой, запрета на деятельность "препятствующих нормализации обстановки" партий и общественных организаций, запрета на собрания, демонстрации и забастовки — и т.д. включая возврат цензуры СМИ.

Потому как "возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой".

Предполагалось, что в этом месте простодушные обыватели Страны Советов представят засевших во всех кустах вооружённых до зубов захватчиков, испуганно охнут и понесут ГКЧП-освободителю кринки с молоком и букеты полевых цветов.

А на самом деле охнули и потянулись за валидолом далеко не простодушные граждане в начальственных кабинетах. И в том числе — если не в первую очередь, — в Казани.


Ибо всё вот это — "курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства" и т.д. — было не что иное как спекулятивная характеристика подписания Союзного договора. Которое было назначено на 20 августа 1991-го и должно было знаменовать вхождение бывших советских республик в новый Союз Суверенных Государств на новых, конфедеративных условиях.

И власти Татарстана после долгих переговоров в Москве рассчитывали принять участие в этом подписании Союзного договора. В результате чего республика должна была резко повысить свой госстатус: войти в новый Союз не "автономной" частью России, а как равная среди равных.

Если бы 19 августа не случилось ГКЧП, если бы мы успели стать союзной республикой

А там, глядишь, и до полного госсуверенитета — лишь крохотный шажок. Как вспоминал историк Индус Тагиров (в то время член бюро Татарского обкома КПСС, один из авторов Декларации о госсуверенитете, замруководителя татарстанской делегации на переговорах о Союзном договоре, чуть позже — глава исполкома Всемирного конгресса татар): "Если бы 19 августа не случилось ГКЧП, если бы мы успели стать союзной республикой, то при развале СССР мы смогли бы уйти и стать независимыми"…

Словом, воцарение ГКЧП, означавшего резкий поворот от "перестройки и гласности" обратно в тоталитарное государство, было концом надежд и для демократов, и для идеи национального госсуверенитета.

Как реагировали на это политические силы в Татарстане — хорошо известно.

Партия национальной независимости "Иттифак" выпустила "Обращение к народу": "К власти пришла военно-коммунистическая хунта... Фашизм не пройдет! В единстве наша сила!".

Её обычный оппонент — группа "Народовластие" (объединяла в татарстанском парламенте депутатов-демократов) заявила то же: "19 августа в СССР совершен преступный государственный переворот… Руководители Татарской ССР Шаймиев, Мухаметшин, Сабиров… были обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами немедленно организовать на всей территории ТССР противодействие государственным преступникам, имевшим цели установить диктаторский режим"…

Ну а что само лицо татарстанского госсуверенитета — Минтимер Шаймиев?..

Он обращается к народу республики с заявлением о том, что действия ГКЧП "направлены на предотвращение краха, стабилизацию обстановки в стране". А на заседании президентского совета Татарской ССР указывает: распоряжения ГКЧП должны в республике безоговорочно выполняться.

Другого не дано. Если кто не согласен, тот своими руками губит свое будущее

И в Татарстане вводится цензура — СМИ запрещено публиковать "антипутчистские" указы президента России Бориса Ельцина. И на встрече с журналистами Шаймиев повторяет:"Я еще раз говорю: действуют законы, Конституция и всё вытекающее из решений Государственного комитета по чрезвычайному положению в стране и указаний президента республики". И — устрашающе: "Другого не дано. Если кто не согласен, тот своими руками губит свое будущее"…

И стихийное шествие полутора сотен казанцев, скандировавших "Ельцин!" и "Долой фашизм!" (как вспоминала позже активная участница тех событий председатель "Иттифака" Фаузия Байрамова, это было впервые, что "мы вышли на улицы вместе с демократами, которые в то время были против татарского национального движения. Две силы, мы и демократы, объединились против ГКЧП. Когда стране грозит беда, интеллигенция всегда будет против тиранов, диктатуры и насилия над народом") разогнано с небывалой до того жесткостью, с избиением участников неизвестными людьми в штатском. И семеро участников проводят ночь в милицейском "обезьяннике", а наутро дисциплинированный суд назначает им по пять суток ареста…

Но это было уже утро 21 августа. Так что отсиживать пять суток за несогласие с фашизмом никому из них не пришлось, 22-го все были отпущены с богом.

Некоторое время в прояснившемся после грозы воздухе звучали голоса: мол, раз уж теперь установлено, что ГКЧП был попыткой госпереворота, так надо же наказать поддержавших эту попытку… ну хотя бы с высочайших-то постов их прогнать, как сделали с лидерами путча в Москве!

27 августа внеочередная сессия горсовета Альметьевска 56-ю голосами из ста высказалась за недоверие президенту Татарстана

Например, актив объединения воинов-интернационалистов призвал татарстанских ветеранов-"афганцев" "требовать отставки всех должностных лиц, кто промолчал и поддержал антиконституционный переворот. Мы требуем отставки президента Республики Татарстан товарища Шаймиева как виновного в поддержке преступного ГКЧП"… А 27 августа внеочередная сессия горсовета Альметьевска 56-ю голосами из ста высказалась за недоверие президенту Татарстана… А 29 августа на внеочередной сессии татарстанского парламента группа "Народовластие" предлагает провести депутатское расследование "по факту поддержки ГКЧП президентом и Президиумом Верховного Совета ТССР, другими должностными лицами"… Предложение не прошло: за него проголосовали только 40 человек из почти двухсот.

И правда, к чему вводить обывателей во искушение такими репрессиями по отношению к власти, когда внезапно оказалось, что поддержавшие было путч власти Татарстана — они на самом-то деле голуби мира, прогресса и демократии! Функционеры КПСС, обнаружив, что кормилица отныне не ум, честь и совесть, а просто запрещённая за поддержку ГКЧП организация, принялись бежать из бывшей правящей партии взапуски.

Выждав неделю для пристойности, поставил крест на своём партийном прошлом и Минтимер Шаймиев. И при этом даже пообещал впредь обязательно советоваться по всем государственным вопросам со всеми, какие ни есть, общественными силами — вот какое демократическое прозрение может с перепуга случиться с человеком!

А в рейтинге "Биржа популярности" в "Вечерней Казани" (газете, аудитория которой была, мягко говоря, не ориентированной на поддержку национального движения) человеком месяца в августе читатели назвали Фаузию Байрамову. В опубликованном там же интервью она так оценила события того знаменательного августа:

"Открылись истинные лица многих политических деятелей: кто на самом деле демократ, а кто до мозга костей консерватор. Пора очистить нашу республику от этих консерваторов. Но надо это сделать своими руками. Иначе вмешательство Москвы, а тем более России, будет оцениваться как национальный фактор. И с Шаймиевым мы сами разберемся. Он недальновидный политик и, может быть, вообще не политик. Но он хороший хозяйственник. Вот и надо использовать его в этом направлении".

Человеком месяца в августе читатели назвали Фаузию Байрамову

Со временем, впрочем, оказалось, что именно для современной России Минтимер Шаймиев — политик что надо. Не лидер типа Фаузии Байрамовой, делающий ставку на какую бы то ни было идеологию и взаимодействие со своим электоратом, а вот такой умеренный и аккуратный приверженец постулата "политика — искусство возможного", никогда не вступающий в открытый конфликт с теми, в чьих руках власть и сила.

Вот в августовском путче Шаймиев и встал открыто на сторону силы. Поспешил сделать это, рассчитывая, вероятно, что потом победивший ГКЧП отметит первый поддержавший путч регион (ну и его главу) особыми преференциями… Только вот неправильно определил, кто был настоящей силой.

Конечно, могло для него кончиться плохо. Говорили, в частности, будто в горячие дни конца августа чуть ли не был выписан ордер на арест Шаймиева. Но Ельцин был из тех не часто встречающихся политиков, кто никогда не позволяет себе злопамятство… а может, и это человеческое свойство первого президента России было заранее просчитано окружением президента Татарстана при выборе, что опасней: не подчиниться ГКЧП или указам Ельцина.

(С Путиным всегдашний сторонник силы Шаймиев себе таких вольностей уже не позволял. Даже по поводу отмены прямых выборов глав регионов первый президент Татарстана, к тому времени давно уже "политический тяжеловес", публично позволил себе лишь предположение, что такие выборы когда-нибудь вернутся.)

Можно ли было главе региона не подчиниться ГКЧП — тоже не вопрос: был ведь Анатолий Собчак, призыв которого к ленинградцам вывел на улицы и площади Северной столицы около миллиона человек под лозунгом "ГКЧП — это просто Грязная Кучка Чёрных Полковников".

Ну а Минтимер Шаймиев в публикации о событиях августа 1991-го вошёл как единственный глава региона, поддержавший ГКЧП. Это на самом деле не вполне справедливо: абсолютное большинство региональных начальников никак против путча не протестовали, а де-факто и выполняли многие директивы "чрезвычайки" — например, "хозяин" Башкортостана Муртаза Рахимов тоже ввел цензуру, не позволившую газетам публиковать антипутчистские материалы правительства России… Но официальных заявлений в поддержку линии ГКЧП никто из них всё же не делал, в отличие от Шаймиева.

Так чем же это было — поддержка ГКЧП Шаймиевым? С одной стороны, безусловно, преданием забвению главной цели — настоящего госсуверенитета Татарстана, дорога к которому, казалось, была уже открыта. Ведь "силовая" конструкция государства, которую обещал путч, никакой возможности децентрализации не предусматривала ни в коем случае…

Но с другой-то стороны, продемонстрировать поддержку ГКЧП Татарстаном — значило, казалось, гарантию выживания республиканских начальников на их постах. А Минтимер Шаймиев, похоже, всегда искренне считал себя главным гарантом мира и процветания в Татарстане — ну не мог же он оставить неразумный народ без своего попечения!

И в такой парадигме победа путча вовсе не выглядела бы катастрофой. Ну, надежды на демократию накрылись бы медным тазом (а они и накрылись сейчас без всякого путча)… Ну, Татарстан не получил бы даже нынешней ограниченной самостоятельности… Ну, должности "президент Татарстана", скорей всего, не было бы…

Но Минтимер Шаймиев остался бы секретарём обкома КПСС и уверенно вёл бы ТАССР от одной победы в соцсоревновании к другой победе в соцсоревновании.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (19)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG