Ссылки для упрощенного доступа

"На север загнала нужда": как работают вахтовики


Иллюстративное фото

Почему жители Поволжья отправляются работать на Крайний Север, что ждет их там, может ли высокая зарплата компенсировать разлуку с семьей? Все эти вопросы мы задали двум вахтовикам из Башкортостана и одной жене вахтовика из Татарстана.

Статистика: салоны красоты в Татарстане, развлечения в Башкортостане и строительство в Чувашии

Вахтовый метод работы становится очень популярным. Как рассказывает руководитель по развитию сервиса "Авито.Работа" Дмитрий Пучков, к концу лета на "Авито" было представлено около 300 тысяч вакансий с вахтовым методом работы. Из них более 20 тысяч приходятся на Республику Татарстан, Башкортостан и Чувашию. Кроме этого, расширился список вакансий, который предполагают вахтовый метод работы. В Татарстане самая большая заработная плата среди предложений работодателей наблюдается в группе профессий "Фитнес, салоны красоты" — 100 тысяч рублей, и этот показатель за год увеличился на 135%. Далее следует сфера страхования (96 тысяч рублей) и транспорта (90 тысяч рублей). В Башкортостане же больше всего платят в сфере искусства и развлечений (110 тысяч рублей), и за год этот показатель вырос на 83%. В Республике Чувашия вахтовики из сферы строительства могут зарабатывать от 82 тысяч рублей, а зарплата в вакансиях транспортной и логистической сферы — от 78 тысяч.

Самыми популярными группами вакансий вахтовым методом работы в Татарстане и в Чувашии является медицина и фармацевтика, а в Башкортостане — сфера строительства.

"Устроишься — хорошо, не устроишься — обратно не приедешь"

Поехать на север, как правило, людей привлекает в первую очередь заработная плата. Николай рассказывает, что работает газосварщиком 6 разряда по вахте уже двадцать четвертый год. Отправиться на заработки сподвигли события в 90-х годах, а до этого Николай строил заводы в Астрахани, Тобольске, Тольятти и Сызрани.

— В 90-е годы перестали платить деньги, и я подался на север. Сначала работал в Сургуте, но потом там тоже перестали платить, вот тогда перебрался в сибирский город поменьше, где в то время был пик строительства. С 1999 года мне предложили остаться на работе сварщиком, я согласился, вот до сих пор работаю. В то время был билет в один конец, потому что денег на обратную дорогу не было. Устроишься — хорошо, не устроишься — обратно не приедешь, не на что будет ехать. В деревне закололи бычка, продали мясо, половину денег я оставил семье, а на другую половину поехал на работу. Дома как раз надо было в школу сына определять, покупать что-то. Мне повезло, Бог миловал, я не бегал и не искал работу, потому что некоторые месяцами, по полгода пытаются найти место. Я приехал, в тот же день устроился, после обеда вышел на работу, а медкомиссию прошел только спустя неделю.

Николай делится: даже в суровых погодных условиях есть своя романтика. Это ощущение осваивания севера и работы в тяжелейших условиях, которые не каждый сможет вынести.

— В душе мы все романтики. Даже, может быть, не романтики, а бродяги. Это как образ жизни. Чувствуешь, что на таких людях, как мы, на тех, кто плавает в море или летает в космос, держится все. Это такие люди, которые могут сорваться, бросить все, достичь и добиться чего-то. Ладно мы, сейчас же 21 век, есть все условия для работы и проживания. А вот те, кто был первыми людьми? Была какая-нибудь граница речки, а что там, за этой речкой? Те люди не имели ничего, но осваивали новую территорию. Вот этот вопрос "а что там, за этим горизонтом?" и манит в даль.

Помимо тяжелых условий труда есть еще несколько сложностей работы по вахте. Одна из них — это многообразие человеческих отношений. Люди разного возраста и с разными взглядами на жизнь должны уживаться совместно несколько месяцев подряд. Как отмечает Николай, поладить с коллективом может далеко не каждый.

— Приходят иногда шустрые ребята, иногда и те, у кого несерьезное отношение к работе. Я тоже был молодым, учился, проходил практику. Мужики с нами всегда на равных старались разговаривать, вот и мы сейчас также стараемся. Есть, конечно, отеческое снисхождение, потому что у меня свои дети старше молодых специалистов, которые сюда приходят. Мы не жалуемся, у нас всегда шутки, как бы сложно ни было. Разница в возрасте сглаживается: пожилых много, молодых тоже много. Молодые на нас стараются равняться, а мы не сдаемся, обучаемся у них новому. Подражаем друг другу, всегда смеемся и улыбаемся. Стараемся уживаться, потому что замкнутое пространство, а целый месяц вместе жить. Тут работают более спокойные люди, которые меньше внимания обращают на что-то, потому что ведь у каждого человека свои тараканы в голове, надо уметь что-то фильтровать в разговоре. Где-то не слышать или не обращать внимания на те мелочи, которые в обыденной жизни раздражают людей. Когда возвращаешься домой и начинаешь общаться с людьми, поражаешься каким-то ситуациям, на которые они обращают столько внимания. Нам это на вахте неинтересно, мы привыкли к глобальному и серьезному.

В первую очередь вахтовика на работе поддерживает семья, которая остается дома.

— Семья скучает. Сначала мы с женой были молодые, хотелось быть вместе, теперь уже в возрасте, и опять хочется быть рядом. Многих моих ровесников уже нет, мало кто остался даже из моих одноклассников. А женщины живут, а в возрасте кому хочется быть одиноким? Это одиночество болезненнее воспринимается. На север загнала нужда. Приехал немного заработать, лет на 5, а выходит так, что остаемся на всю жизнь. Сначала дети маленькие, надо дом построить. Потом дети выросли, их надо уже учить, а потом и женить. Хочется и детям что-то оставить. На земле таких денег все равно не заработаешь. Все из-за финансового вопроса, но уже и привык так работать. Нас все тут знают, мы всех знаем, суть работы понятна. А срываться, искать какое-то новое место, вливаться в новый коллектив, с какими там людьми придется работать — непонятно. Конечно, грустно, когда с семьей созваниваешься. Но пять минут погрустишь и опять смеешься, веселишься. В душе и мыслями все равно ты дома, рядом с близкими. Думаешь, как они там? Бывает такое, что с детьми что-то случается, они там далеко, а у меня сердце екает. На генном уровне эта связь родителей с детьми. Когда дома все хорошо, ты чувствуешь это, знаешь, что тебя там ждут и в тебе нуждаются. И здесь то же самое. Приехал на вахту, а тебе: "Мы тебя заждались уже!" Чтобы такое слышать, надо быть порядочным, делать работу так, чтобы после тебя не переделывали, чтобы на 10 лет вперед было продумано.

Самое радостное в конце вахты для каждого — это, конечно, дорога домой. Николай помнит ее наизусть. Как рассказывает вахтовик, осознанное чувство, что возвращаешься домой, появилось у него после армии.

— Чем ближе к дому подходишь, тем больше волнение внутри, будто сердце сейчас остановится. Вот это чувство до сих пор осталось. Я по деревьям узнаю, где именно едем. Трепет такой в сердце, пульс учащается, это самое ценное. Наверное, у каждого есть такое чувство. Потом с близкими встречаешься, разговоры до утра. Сначала дети маленькие с нами сидели, потом заснут, а мы с женой сидим, разговариваем, даже не замечаешь, что уже рассвело. В чем-то я действительно романтик.

За свой многолетний опыт работы Николай остро чувствует изменения в рабочей сфере. В первую очередь он отмечает ухудшающееся отношение к простым рабочим.

— Маленькие коллективы могут такую работу большую сделать. Раньше труд рабочего ценился, а сейчас этого никто не видит. Сейчас рабочих меньше, чем инженерно-технических работников, то есть фактически начальников, больше. В Москве столько людей в кабинетах сидят, по 10 столов, у каждого какие-то бумаги. А здесь по-другому совсем, но этого никто не видит или не хочет видеть. Каждая работа важна, конечно, но раньше больше внимания уделяли тем людям, которые прибыль приносят. Мы выезжаем на работу, запускаем скважину, а ведь эта скважина колоссальную прибыль начинает приносить. Значит, мы делаем не просто какую-то работу, а важную.

По мнению Николая, самый большой минус работы вахтовым методом — это изменяющиеся отношения с людьми.

— Ты замечаешь изменения в людях. Ведь, например, человека месяц нет, потом он приезжает, и ты видишь изменения в нем, которые сам он за собой не замечаешь. Это взгляд со стороны. Дети вырастают, у них уже свои разговоры с мамой, какие-то секреты. Потом сюда на работу возвращаешься, и тут то же самое. Некоторые в лучшую сторону меняются, некоторые в худшую. Мне не хочется это видеть, но я же замечаю. Иногда промолчишь, иногда высказываешь, а на тебя такими глазами смотрят, мол, чего ты претензии предъявляешь. А самый большой плюс — это, конечно, встречи.

"Вся наша жизнь так и пролетает вахтовым методом"

Эльвира работает по вахте седьмой год операционной санитаркой в медсанчасти. Причина уехать на север все та же — отсутствие высокой зарплаты на "Большой земле".

— Недавно устроилась в новую организацию на севере, скоро вот опять лететь на работу. Пока коллектив новый, толком никого не знаю, но на старом месте коллеги было очень хорошие, все объясняли и всем помогали. Жизнь заставила устроиться на вахту, вот и полетела. Дома зарплаты нет, до этого я тоже работала в операционной, но там перестали платить. Подружка уехала на север работать операционной сестрой и позвала меня с собой. У нас каждодневная работа: в 7 начинаем, если есть операции, потом перевязки, в общем, такая сфера медработников. Сначала я всегда была дома, решилась все-таки попробоваться, поехать. Конечно, далеко, дорого все время, тяжело дается, но человек ко всему привыкает. Сейчас даже нравится. Я второй месяц дома, уже тянет на север, на работу почему-то. Привыкание было долгим, до сих пор, когда прилетаю, первое время проходит акклиматизация. Будто кислорода не хватает, что ли, но потом организм привыкает. Люди же везде работают, ко всему привыкают. Приезжаешь, зарабатываешь и уезжаешь. Мужчины на вахту тоже летают только из-за зарплаты. Вся наша жизнь так и пролетает вахтовым методом. Я работаю до субботы, воскресенье выходной. Надо то постираться, то готовить, то уборку сделать. В выходной отдыхаю просто, потому что за неделю устаешь так, что сил нет и уже делать ничего не хочешь. Сейчас вот дожди начались, холодно, никуда толком не сходишь. В хорошую погоду с девочками ходили с тундру за грибами и ягодами.

Борьба с пандемией коронавируса, как рассказывает Эльвира, на отдаленных территориях проходила также, как и по всей стране.

— Сейчас у нас ковид, большинство пациентов в "красной зоне" лежат, мы их лечим. Тяжеловато в этих костюмах, но ухаживать и смотреть за больными надо. Коронавирус проходил, как и везде: привозили больных, мы закрывали зоны, ходили в специальной одежде. Но сложнее не было, в принципе такая же ситуация. Здесь есть вся необходимая аппаратура, чтобы лечить людей, больница у нас современная.

Эльвира признается: разлука с семьей самый большой минус работы вахтовым методом. Современные технологии позволяют держать связь, но если бы дома была такая же высокая зарплата, как и на севере, на вахту бы она не поехала.

— Сын переживает все равно, когда я уезжаю. Узнает всегда, доехала ли я, не болею ли. Внуки звонят, скучают, ждут, когда бабушка приедет. Общаемся по видеозвонку, хорошо, что сейчас есть все технологии. А то раньше как уедешь, так не знаешь: писать или искать, откуда можно позвонить. С вахты приезжаешь, и начинается стройка. Что-то надо подлатать, что-то надо сделать. Стройка — это вообще обязательно: то забор, то калитку. Дома сижу с внуками, ездим в город гулять. Мы из города недавно переехали в деревню, там всегда работы много. Я приезжаю, а дети там уже сами соленья и варенья делают, картошку копают. Самое радостное, когда вахта заканчивается, — это то, что едешь домой. Устаешь морально, потому что всякое случается на работе. Хочется просто приехать домой. Там же другая жизнь, совсем другая обстановка, а тут все как одно: работа. По два с половиной месяца не вижу детей и внуков, не попадала ни на один день рождения, только по телефону поздравляла. По телефону и вижу, как они растут. Если бы дома была бы такая же зарплата, я бы никуда не поехала, сидела бы дома с семьей.

"Для дочери папа герой"

Что чувствуют те, кто остается ждать вахтовиков дома? Регина рассказывает, что возможность работать по вахте обсуждалась в их семье довольно долго, но на тот момент острой необходимости в деньгах не было.

— В последние пару лет сложилась сложная финансовая ситуация: я ушла в декрет, на прежнем месте работы мужу стали платить меньше. Влезли в долги и кредиты. Муж уволился, устроился на работу к частнику водителем-дальнобойщиком, но работодатель оказался недобросовестным: платил мало и неохотно. После увольнения мужу не выплатили зарплату совсем, поэтому муж решил устроиться на вахту. Это было в начале 2021 года. Я его решение, конечно, поддержала. У меня не было страха "остаться одной с детьми", до знакомства с мужем я 7 лет воспитывала сына одна. Сейчас сыну уже 14, растет дочка. Мужа не страшно было отправлять на север, потому что он все свое детство и юность провел на Таймыре в заповеднике. Его отец работал смотрителем заповедника. То есть, мы оба знали, что нас ждет, и были готовы к этому. На момент первой поездки мужа на вахту мы были на грани развода, если честно. Много ссорились на почве финансовых трудностей. Но первые 4 месяца вахты нас объединили. Нет, деньги с потолка не посыпались, и проблем стало даже больше: столкнулись с несвоевременной выплатой зарплаты работодателем. Сотрудники компании мало, что могли сделать, а мы здесь, "на большой земле" писали о проблеме в социальных сетях, обращались в прокуратуру, к губернаторам регионов, связывались с журналистами. Сначала я писала обращения в одиночку, потом ко мне присоединились и другие жены вахтовиков. Нас услышали, были предприняты срочные меры в урегулировании ситуации, и теперь зарплату платят вовремя, даже подписан указ о ее повышении. В общем, благодаря этой борьбе у нас с мужем отношения значительно наладились. Из декрета я вышла и устроилась на работу, сейчас решаем накопившиеся проблемы вместе.

Регина делает все возможное, чтобы, несмотря на долгое отсутствие, связь между отцом и детьми сохранялась.

— С мужем у нас общая дочь. Она папу очень любит и скучает, общается с ним по телефону ежедневно. Видео, к сожалению, не тянет интернет. Я не акцентирую внимание дочери на том, что папа далеко. Муж каждый день есть в нашей жизни, и это обязательно. Пусть он далеко, но он есть. Еще я никогда не допускают негатива в его адрес и каких-либо осуждающих комментариев. Для дочери папа — герой, и, конечно, дочь всегда знает, что папа ее любит. Мы очень любим строить планы на папину межвахту и мечтать. Главное, хотя бы часть планов исполнить. Плюсы и минусы очень субъективны. Для меня сейчас явных минусов нет в том, что муж на вахте. Плюс — это зарплата в два с лишним раза выше здешней средней. Это этап нашей жизни, который надо пройти во благо семьи и детей. У нас есть общая цель: вылезти из долгов и сформировать определенный капитал. И мы к этому идем.

Во время, пока мужа дома нет, Регина научилась справляться с бытовыми приборами сама, а также сохранить у детей ощущение, что отец всегда находится рядом.

— Может показаться, что муж там работает, гробит здоровье, а жена сидит дома в тепле. Но нет, это не так. Я мама, жена вахтовика, которая не видит мужа месяцами и одна растит наших детей. Всегда скажу ребенку в день рождения, что папа поздравляет его, и передаст от папы подарок. Развешиваю фотографии папы по дому, чтобы дети знали — он всегда рядом. Я научилась справлять с бытовыми проблемами сама, будь то вкрутить лампочку, почистить засор в трубе или починить стиральную машину. Бывает так, что просижу всю ночь у кровати больного ребенка, даже если саму валит с ног высокая температура. А на утро вопрос от мужа: "Как вы, мои хорошие?" Конечно, отвечу, что все в порядке, приболели немного, но справляемся. Я стараюсь делать все, чтобы папа не стал для детей тенью, а остался реальным, живым человеком.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (14)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG