Ссылки для упрощенного доступа

Настоящих буйных мало. Минниханов и Шаймиев не стали участвовать в бунте Госсовета против федерального запрета на "президента Татарстана"


Рустам Минниханов и Минтимер Шаймиев

Парламент Татарстана 25 ноября единогласно постановил представить в Госдуму свои поправки к законопроекту "Об общих принципах организации публичной власти в субъектах РФ", резко назвав включённые в него нормы о праве федерального центра назначать и увольнять представителей исполнительной власти регионов и о запрете именовать руководителя субъектов президентом — "противоречащими основам конституционного строя РФ как демократического федеративного правового государства". Внимательно наблюдавшего за этим татарстанским бунтом против вертикали колумниста "Idel.Реалии" Марину Юдкевич совсем не удивило отсутствие на этой судьбоносной сессии действующего президента Татарстана Рустама Минниханова и первого президента Минтимера Шаймиева.

Были приняты и другие меры во избежание предварительного большого шума насчёт готовящейся протестно-спасательной акции Татарстана.

Проект 18 поправок к этому федеральному законопроекту был готов в Госсовете РТ уже к середине ноября. Однако в официальную повестку заседания сессии 25 ноября (которая утверждалась за неделю до него, как и предписывает регламент) вопрос о судьбоносных поправках включён не был. Это произошло лишь во время самой сессии — якобы текст поправок созрел лишь утром этого же дня. Да вдобавок этот важнейший из всех вопросов повестки ещё и отложили на середину заседания — на после перерыва.

Подобное старание минимизировать предварительное внимание к предстоящей акции намекает на то, что эти действия не вполне согласованы с федеральным "верхом", и на опасение властей Татарстана, что оттуда может ведь поступить такая превентивная затрещина, из-за которой им очень захочется своё решительное выступление отменить вовсе…

Затрещины, как видно, не случилось — и 25 ноября Госсовет Татарстана предался смелой протестной деятельности.

Разработанные поправки представил председатель парламентского комитета по госстроительству Альберт Хабибуллин: они заключаются в исключении из федерального законопроекта в частности норм о праве федерального центра назначать и увольнять должностных лиц субъектов РФ, а также в исключении из него запрета на именование главы региона президентом. При этом почти про каждую из этих норм с трибуны Госсовета РТ звучало: "Противоречит основам конституционного строя РФ как демократического федеративного правового государства".

Установление другого названия мало того, что "не будет учитывать исторические традиции и соответствовать волеизъявлению народа республики", но и "противоречит высказыванию Владимира Путина

Особенно, как легко догадаться, досталось норме о запрете "президента". Поправка Госсовета предлагает ограничиться в новом законе формулировкой, что наименование высшей должности субъекта РФ "устанавливается Конституцией субъекта РФ с учетом исторических, национальных и иных традиций данного субъекта РФ и волеизъявления его народа". Необходимость сохранения конкретно "президента Татарстана" г-н Хабибуллин обосновал тем, что первый президент в Татарстане был избран одновременно с первым президентом России — 12 июня 1991 года, и установление другого названия мало того, что "не будет учитывать исторические традиции и соответствовать волеизъявлению народа республики", но и "противоречит высказыванию Владимира Владимировича Путина в 2014 году: "Как назвать высшее должностное лицо, это, прежде всего, ваше дело, дело тех граждан России, которые проживают в республике Татарстан. Мы с уважением отнесемся к выбору народа Татарстана, поэтому вы сами решите".

— Данное высказывание сыграло исключительно важную роль в поддержке избирателями на выборах президента Республики Татарстан как в 2015-м, так и в 2020 году! — решительно заявил парламентарий. (Заявить, что это высказывание Владимира Путина сыграло важную роль в поддержке татарстанцами Владимира Путина на выборах в 2018-м, было бы, пожалуй, более логично — но и более опасно.)

Выступления остальных по предложенным поправкам были весьма вялыми, поскольку у них, во-первых, отсутствовал предмет для спора — с предложениями все были согласны… а во-вторых, сколько-нибудь обоснованная надежда на принятие федеральным центром этих поправок отсутствовала тоже. Правда, старейший депутат Госсовета Марат Галеев сообщил: "Я надеюсь на мудрость политического руководства России", но тон этого сообщения был довольно-таки безнадёжным.

В свою очередь Фарид Мухаметшин рассказал, что "провел консультации и с руководством Госдумы, и со специалистами правового управления Госдумы"; теперь предстоит пытаться склонить на свою сторону её профильные комитеты и "депутатов смежных территорий". "С каждым из 15 наших депутатов Госдумы нужно будет нам поработать — мы это на себя берём, — чтобы они внимательно отнеслись к этим поправкам и максимально их поддержали", — подчеркнул спикер Госсовета.

Если даже у назначенного главным в этом процессе агентом татарстанских интересов Ильдара Гильмутдинова патриотизма хватило лишь на то, чтобы при первом чтении воздержаться от голосования

Если учесть, что из этих "15 наших депутатов" лишь меньше половины решились поддержать позицию Татарстана и проголосовать против этого федерального законопроекта в первом чтении — поработать с ними придётся серьёзно, с использованием всех неоговоренных законом спецсредств. Ну, если даже у назначенного главным в этом процессе агентом татарстанских интересов Ильдара Гильмутдинова патриотизма хватило лишь на то, чтобы при первом чтении воздержаться от голосования…

В общем, оценив этот мощный потенциал поддержки, депутат Николай Рыбушкин посоветовал: "Мы сейчас уже должны готовиться к Конституционному суду. Надо сразу сказать, что Татарстан оставляет за собой право, если они не примут наши поправки, обратиться в Конституционный суд!".

"Не думайте, что мы меньше вас знаем свои права", — с едва сдерживаемым раздражением ответил г-н Мухаметшин.

И когда из зала всё-таки прозвучал совсем неприятный вопрос, выдающий тот факт, что надежда у депутатов на принятие татарстанских поправок стремится к нулю: "Если президента уберут из нашей Конституции… что, новые выборы главы будут? Вообще, как это будет?" — г-н Мухаметшин удержался от непарламентских выражений:

— Я не могу публично… Зайдёте ко мне, я вам объясню, как это будет. Я не могу публично: тут много слушающих нас с вами. Понятно, если идти по законному пути, надо добиваться включения поправок. Понятно, что противников много, завистников много. Но вы если читали, обратили внимание на поправки — мы используем и возможность обращения к народу, референдума! Или не видели?.."

Но вы если читали, обратили внимание на поправки — мы используем и возможность обращения к народу, референдума!

(Очевидно, спикер имел в виду поправку, определяющую, что название должности главы региона "устанавливается с учетом исторических, национальных и иных традиций данного субъекта РФ и волеизъявления его народа").

…И всё же отсутствие на этой судьбоносной сессии действующего президента Татарстана Рустама Минниханова обращало на себя внимание. Если отсутствие там Минтимера Шаймиева ещё может иметь естественные объяснения (о состоянии здоровья государственных лиц население у нас информировать не принято), то неявка Минниханова на заседание Госсовета — событие совсем не обычное.

Но судьбоносность — это ведь дело такое… Приятно, конечно, упоминаться в числе активных участников некоего судьбоносного мероприятия, когда собственная судьба этого мероприятия уже оказалась удачной. Но момент, когда будущий успех выступления выглядит весьма сомнительным, хочется пересидеть где-нибудь в кустах. Мало ли как оно обернётся — а так наиболее ценный кадр ни на каком протестном (ах какое в современной российской действительности нехорошее, опасное слово!) мероприятии не был, не участвовал, не привлекался.

Весьма похоже, словом, что это заседание Госсовета специально было назначено на день, когда официально ещё не объявлено, закончено ли пребывание Рустама Минниханова в Саудовской Аравии, но уже объявлено, что там он совершил малый хадж, — а это, можно считать, чрезвычайно своевременно сигнализирует о его надлежащей покорности высшим инстанциям.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (30)

XS
SM
MD
LG