Ссылки для упрощенного доступа

Радий Хабиров теряет главу


Радий Хабиров и Александр Сидякин

Нынешней осенью глава Башкортостана Радий Хабиров вынужден был расстаться с одним из многолетних соратников — руководителем своей администрации Александром Сидякиным. Ещё в сентябре Хабиров заявил, что Сидякин останется в республике, однако уже в ноябре стало известно о его назначении на пост руководителя Центрального исполнительного комитета "Единой России". В минувшую субботу, 4 декабря, экс-чиновника Башкортостана утвердили в новой должности на съезде партии. Он также стал заместителем секретаря генсовета "Единой России". "Idel.Реалии" вспоминают основные моменты политической биографии Александра Сидякина.

КАК ТЕНЬ ЗА ХАБИРОВЫМ

Александр Сидякин родился в 1977 году в карельском городке Сегежа. В 1999 году он окончил Тверской госуниверситет по специальности "Юриспруденция" и стал специализироваться на избирательных кампаниях в различных регионах России. За несколько лет Сидякин успел поработать на выборах в Коми, Красноярском крае, Брянской, Рязанской, Свердловской областях, Москве. Затем некоторое время трудился в аппарате Госдумы.

Знакомство Александра Сидякина с Радием Хабировым произошло, по некоторым данным, в 2003 году. В это время молодой юрист Сидякин уже успел основать свое агентство "Народный избранник", оказывавшее различные услуги кандидатам на выборах. В сентябре 2003 года, когда перед действующим президентом Башкортостана Муртазой Рахимовым замаячила угроза поражения на выборах главы региона, мало кому известного директора Института права Башгосуниверситета — Радия Хабирова — вдруг назначили руководителем администрации Рахимова.

"Хабиров понял, что Сидякин — хороший юрист, и предложил [ему] поработать", — говорилось в публикациях казанских изданий.

Александр Сидякин в Казани во время праймериз "Единой России", март 2016 года
Александр Сидякин в Казани во время праймериз "Единой России", март 2016 года

В президентской администрации в тот момент разрабатывали различные схемы отказа ЦИКом республики в регистрации основным конкурентам Муртазы Рахимова — банкиру Сергею Веремеенко и вице-президенту компании "Лукойл" Ралифу Сафину. По данным СМИ, Сидякин принимал активное участие в разработке и реализации таких схем, защищая затем позицию башкирского Центризбиркома в судах.

Впервые широкую известность в республике Сидякин получил, когда в 2005 году неожиданно для многих стал заместителем председателя Уфимской городской избирательной комиссии. Этому предшествовали следующие события. В марте 2005 года рахимовская администрация под руководством Радия Хабирова успешно провела в республике серию местных референдумов, по итогам которых во всех муниципалитетах утвердили схему назначения глав местных администраций депутатами местных Советов. Оппозиция тогда обвиняла власти в жульничестве, заявляя, что рахимовский режим инициировал референдумы только для того, чтобы избежать назначения прямых выборов глав местных администраций — как того требовал новый федеральный закон о местном самоуправлении.

Политическая атмосфера в республике была неустойчива — Уфу сотрясали митинги оппозиции, возмущенной памятной "монетизацией льгот" пенсионерам и избиением башкирским ОМОНом мирных граждан в Благовещенске в декабре 2004 года. Оппозиционные акции, на которых требовали отставки Муртазы Рахимова, сопровождались стычками со сторонниками президента, мобилизованными его администрацией. Вдобавок — республиканскую элиту лихорадил затянувшийся конфликт между самим президентом Рахимовым и его сыном Уралом, стоявшим во главе башкирского ТЭКа — топливно-энергетического комплекса. На выборах в уфимский горсовет в 2004 году сторонники Урала Рахимова — менеджеры ТЭКа — получили большинство и провели в спикеры своего человека. Перед новым уфимским горизбиркомом, сформированным по указке рахимовской администрации, поставили задачу, чтобы по итогам выборов в горсовет в июне 2005 года ситуация радикально изменилась.

Талант Сидякина на этом этапе развернулся в полной мере. Кандидаты ТЭКа один за другим получали отказы в регистрации. В ежегодном докладе республиканского правозащитного фонда "Международный стандарт", посвященном соблюдению прав человека в республике, отмечалось, что горизбиркомом — чтобы отсеять неугодных кандидатов — "применялись следующие приемы: документы принимались в полном объеме, затем некоторые документы изымались из личных дел, и кандидату отказывали в регистрации; из документов кандидата изымался реальный финансовый отчет, а вместо него вкладывалась неподписанная ксерокопия". В итоге регистрации лишились около 40 кандидатов — рекордное количество по тем временам. Сидякина называли главным виновником "отстрела кандидатов" — его напрямую обвиняли в том, что это он "привез в республику технологию изъятия документов".

Свой богатый опыт участия в избирательных кампаниях Сидякин вскоре обобщил в кандидатской диссертации с характерным названием "Отказ в регистрации и отмена регистрации кандидата (списка кандидатов): Проблемы теории и практики", которую он защитил в 2006 году в Российской академии правосудия. Правда, в 2016 году журналисты "Новой газеты" совместно с "Диссернетом" выяснили, что в работе Сидякина "есть признаки заимствований". Однако это расследование развития не получило.

Одновременно с избирательными кампаниями молодой юрист Сидякин начал делать политическую карьеру в Башкортостане. Ещё в 2003 году он вступил в "Российскую партию пенсионеров" — переехав в Уфу, Сидякин возглавил её республиканское отделение. Самой заметной его акцией на этом поприще стала охота на уфимских проституток — Сидякин обещал "оборвать ночным бабочкам крылья", после чего вывел на центральный Уфимский проспект пикеты с плакатами "Уберем проституцию с уфимских улиц!". Не забывал лидер "пенсионеров" и "кошмарить" время от времени республиканскую оппозицию — её объединенный штаб, который тогда располагался в офисе предпринимателя Рамиля Бигнова, несколько раз подвергался осаде со стороны "обманутых вкладчиков", организованной Сидякиным.

В 2006 году партия пенсионеров влилась во вновь образованную партию "Справедливая Россия" — Сидякину доверили возглавить её региональное отделение. В Уфимском горсовете в начале 2007 года была образована фракция "эсеров" из вступивших в новую партию депутатов.

Вместе с политикой Сидякин занимался бизнесом: с 2006-го по 2009 годы он был заместителем генерального директора башкирского предприятия "Туймазыстекло", занимающегося производством стеклоизделий медицинского назначения. Параллельно — в 2007-2008 годах — Сидякин был советником по юридическим вопросам генерального директора ОАО "Уфимское моторостроительное производственное объединение".

В начале 2008 года карьера Радия Хабирова — главного покровителя Сидякина — резко пошла под уклон. Жёсткий конфликт со старой рахимовской гвардией, обвинявшей Хабирова во всевозможных уступках федеральному центру и излишнем "либерализме", подозрения самого президента в том, что Хабиров хочет занять его кресло, привели к тому, что чиновник решил оставить высокую должность в республиканской власти и перейти на работу в администрацию президента России. Изменившееся положение Хабирова немедленно повлияло и на поведение Сидякина — во время избирательной кампании по выборам в Госсобрание в марте 2008 года он довольно резко критиковал республиканскую власть и лично Муртазу Рахимова. Как следствие — "эсеры" не смогли провести в Курултай ни одного депутата.

В июне отношения Радия Хабирова с республиканским руководством обострились до предела — он лишился всех должностей, подвергся политическому остракизму и даже попал под уголовное преследование. Сидякин остался верен своему покровителю, защищая его в публичных выступлениях и заявляя, что изгнание Хабирова инициировано лично президентом республики Рахимовым. Вскоре Сидякин подаст в отставку с поста члена республиканского Центризбиркома, а вслед за этим уйдёт и с должности председателя регионального отделения "Справедливой России". После отъезда Хабирова в Москву Сидякину в Башкортостане делать было уже нечего.

"ГОТОВЬТЕ КЭШ, "АППАЗИЦЫОНЭРЫ"

В 2009 году Александр Сидякин в очередной раз сменил политическую ориентацию. После недолгой "передержки" в руководстве Федерации независимых профсоюзов России он вступил в благословлённый Владимиром Путиным "Общероссийский народный фронт". Позднее по квоте ОНФ Сидякина включили в список кандидатов на выборы в Госдуму от "Единой России". По рекомендации Владислава Суркова Сидякин баллотировался в Татарстане.

Лозунг справороссов "Мы — последовательные критики "Единой России", который так любил повторять Сидякин, работая в Башкортостане, был забыт. Позднее он так прокомментировал свои метания из партии в партию: "Ну, мы же соревновались, играли в поддавки на предыдущих парламентских выборах. Я возглавлял "Партию пенсионеров", и, когда она влилась в "Справедливую Россию", я подумал, что этот проект, как говорил Сурков, будет "правой ногой", на которую можно опереться, если затекла левая…"

В 2011 году Сидякин стал депутатом Госдумы и вступил во фракцию "Единая Россия". Массовые протесты против фальсификаций на тех выборах, невиданный всплеск митингов и шествий по всей России, требование роспуска парламента и отставки Путина тогда напугали Кремль. И Сидякин — с прямого благословения кремлевского управления по внутренней политике, где его покровитель Радий Хабиров давно уже занимал высокий пост замначальника, — активно включился в разработку репрессивного законодательства.

В мае 2012 года — после событий на Болотной площади — Сидякин внес в Госдуму законопроект, согласно которому штрафы за нарушение законодательства о публичных мероприятиях увеличивались до двухсот тысяч рублей.

"Я думаю, что к июньским акциям уже будут другие штрафы за нарушения правил проведения митингов. Готовьте кэш, АппАзицЫонЭры:)", — издевательски написал он в своем Twitter. Однако позднее законопроект сняли с рассмотрения.

Другим законопроектом, группу авторов которого возглавлял Сидякин, стало предложение о введении статуса "иностранных агентов" для некоммерческих организаций, получающих иностранное финансирование. Закон приняли в июле 2012 года. Правда, некоторые комментаторы — например, Борис Немцовсомневались, что идея разработки этого законопроекта исходила от самого Сидякина. Они выражали уверенность, что она была спущена прямиком из управления по внутренней политике администрации президента. В сентябре 2019 года это подтвердил и Радий Хабиров.

— Этот закон формировался, когда я там [в управлении внутренней политики администрации президента РФ] был. У нас была большая экспертная группа, мы брали закон США об иностранных агентах 1938 года. Закон этот [закон РФ] — очень сложный, скандальный; его нужно было протаскивать [через Думу]. Я тогда попросил [Сидякина]: "Саша, придется тебе на себя эти риски взять и пойти с этим законом [в Думу], — рассказывал Хабиров.

В том же 2012 году Сидякин стал одним из авторов законопроекта о введении ответственности за оскорбление чувств верующих, который был связан с акцией группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя. Сам депутат заявлял, что этот закон мог бы помочь участницам панк-молебна, поскольку их могли бы просто оштрафовать, а не подвергать уголовному преследованию. Впрочем, этот законопроект получил отрицательный отзыв правительства и не был рассмотрен Госдумой.

Наряду с законотворческими инициативами Александр Сидякин не пренебрегал возможностью направлять в правоохранительные органы жалобы и заявления на оппозицию. Так, в 2014 году в обращении в Генпрокуратуру он заявил, что усмотрел признаки экстремизма в публикациях основанного Алексеем Навальным "Фонда борьбы с коррупцией" (в 2021 году ФБК признали экстремистской организацией и запретили его деятельность — "Idel.Реалии"). В 2015 году депутат обратился в Генпрокуратуру с просьбой проверить общественное движение "Открытая Россия" (ныне признано "нежелательной организацией" — "Idel.Реалии") на соответствие закону об "иностранных агентах".

"Апофеозом" публичных выступлений Сидякина против оппозиции стал инцидент осенью 2012 года — на заседании Госдумы он растоптал белую ленточку — символ массовых протестов против фальсификаций на думских и президентских выборах 2011-2012 годов.

Аннексия Крыма и последующая волна государственного патриотизма придали новый импульс законотворчеству Сидякина. В конце марта 2014 года он вместе с единороссом Андрей Красовым и справороссом Игорем Зотовым внес законопроект о новом ужесточении наказаний за участие в несогласованных митингах. Непосредственным поводом к этому стали "Марши мира", организованные российской оппозицией в Москве и ряде других городов в знак протеста против оккупации Крыма и подготовки агрессии против Украины. Законопроектом вводилась уголовная ответственность за неоднократное нарушение законодательства о митингах и штрафы до одного миллиона рублей для граждан, которые более двух раз за 180 дней привлекались к административной ответственности после задержаний на акциях. В декабре 2015 года по этой статье к трем годам лишения свободы приговорили оппозиционного активиста Ильдара Дадина.

"СЕРЫЙ КАРДИНАЛ" ИЛИ "ОТЧАЯННЫЙ КУКЛОВОД"?

В октябре 2018 года на тот момент врио главы Башкортостана Радий Хабиров назначил Александра Сидякина руководителем своей администрации.

— Сидякин давно уже нашел себя в роли путешественника — в Антарктиду, на Эверест и тому подобное, и пусть — он больше принесет "пользы Родине", находясь подальше от нее. Это минимизирует вред, который он потенциально ещё может нанести своими законодательными инициативами, подобно тому, как уже нанес такой вред, будучи в Госдуме. Жителям же Башкирии я приношу свои глубокие соболезнования, поскольку теперь этот человек будет оттачивать свои навыки и инициативы на них, реализовывать в их республике свой раж репрессивного охранителя, — говорил в ноябре 2018 года бывший председатель партии "Яблоко" Сергей Митрохин.

Политтехнолог Андрей Потылицын тогда же предположил, что основной задачей Сидякина в новой должности будут "кадровые зачистки, перестановки в администрации главы республики и в муниципалитетах", а также обеспечение избрания Радия Хабирова главой региона в 2019 году с "хорошим результатом". "Можно предположить, учитывая бэкграунд Хабирова и Сидякина, что они будут вмешиваться в общественные и политические процессы куда более активно и жестко, нежели кадры Рустэма Хамитова", — отмечал Потылицын. Ныне он говорит, что все его предположения оправдались.

— Как и ожидалось, на посту руководителя хабировской администрации Сидякин проявил себя как отчаянный кукловод. Он мало что делал своими руками, но, безусловно, участвовал во многих политических и экономических процессах, проходивших в республике. Под его руководством проходил разгром организации "Башкорт" (признана в России экстремистской организацией, её деятельность запрещена — "Idel.Реалии"), преследовался актив местного штаба Навального (Штабы Навального признаны в России экстремистскими организациями, их деятельность запрещена — "Idel.Реалии" ). Он был настроен на жесткое решение конфликта вокруг шихана Куштау и, кстати, он же политически отвечает за безусловное фиаско Хабирова во всей этой истории, — сказал политтехнолог.

Потылицын также отметил, что Сидякин, кроме всего прочего, запомнится в Башкортостане своей "чрезвычайной конфликтностью в отношениях со средствами массовой информации".

Александр Сидякин и его взаимоотношения со СМИ

За последние два года Александр Сидякин не раз обращался в суды с исками о защите своей репутации из-за различных публикаций СМИ. ​

В феврале 2021 года Кировский райсуд Уфы удовлетворил иск Сидякина и экс-председателя Общественной палаты РБ Ростислава Мурзагулова к издателю газеты Bonus и портала ProUfu.ru Рауфе Рахимовой и ООО "Радио Свободная Европа/Радио Свобода". Поводом для подачи исков послужило интервью Рахимовой "Idel.Реалии", в котором она заявила, что Сидякин и Мурзагулов оказывают давление на рекламодателей газеты Bonus и портала ProUfu.ru.

В том же месяце Ленинский райсуд Уфы удовлетворил иск Сидякина о защите чести и достоинства к ООО "Эхо МСК" и обозревателю Youtube-канала "Открытая политика", политтехнологу Андрею Потылицыну. Чиновнику не понравилась заметка на сайте радиостанции "Эхо Москвы" в Уфе", в которой политтехнолог заявил, что Сидякин, вмешиваясь в экономические процессы, "сам звонит и дает указания изменить победителя по тендеру". Ответчики подали апелляционную жалобу, которая пока не рассмотрена.

Тот же Ленинский райсуд в этом году рассматривал иск Сидякина к ООО "Эхо МСК" из-за опубликованной на сайте "Эха Москвы в Уфе” заметки, в которой говорилось о планах чиновника подать в суд на сайт "ПроУфу" и журналиста Рамиля Рахматова за опубликованную им статью. В публикации Рахматов предполагал, что Сидякин и его супруга владеют бизнесом по замене лифтов в Башкортостане. В той же заметке говорилось, что тираж номера газеты Bonus с соответствующей статьей о Сидякине неожиданно исчез из типографии "Башкортостан".

Также Ленинский райсуд удовлетворил иск Сидякина к редакции интернет-портала "ПроУфу" и журналистке Гюзели Сахиповой — в этот раз чиновнику не понравилось, что в статье "Я хочу ее потоптать!" и другие интересные факты о руководителе администрации Главы Башкортостана Александре Сидякине" утверждалось, что в 1990-х годах он состоял в рядах ныне запрещенной в России Национал-большевистской партии.

Политтехнолог Андрей Потылицын также упомянул о постоянной конкуренции Александра Сидякина с премьер-министром правительства республики Андреем Назаровым за влияние на Радия Хабирова, отметив, что это привело к охлаждению отношений между ними.

— В последнее время у Сидякина испортились отношения и с самим Хабировым. Он [Сидякин] ведь с самого начала не собирался задерживаться в республике надолго. Уже через некоторое время после прихода на должность он начал выстраивать свою игру и наводить мосты для возврата в большую политику. Сидякин рассчитывал, что его сделают губернатором какого-нибудь региона и, кажется, имел на это неплохие шансы. Но после расформирования правительства Дмитрия Медведева в начале прошлого года все карты в федеральном кадровом резерве перемешались. Уход в Госдуму у Сидякина тоже не сладился — там ему, как говорят, не пообещали какого-то значимого поста, а быть снова рядовым депутатом он не хотел. Тем более Москва, по моим данным, более чем прохладно отнеслась к сформированному при участии Сидякина списку кандидатов-единороссов в Госдуму на последних выборах — список в итоге был весь переделан, что и вызвало недовольство Хабирова Сидякиным. Тем не менее заменить Сидякина на посту руководителя администрации Хабирову, по сути, некем — и глава республики сейчас пребывает в очередной кадровой панике, — резюмировал Потылицын.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (7)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG