Ссылки для упрощенного доступа

Минские соглашения: федерализм только на экспорт


Иллюстративное фото

Колумнист Харун Сидоров рассуждает о том, что путинская Россия требует от Украины федерализации, то есть ровно того, что при Владимире Путине Москвой, как утверждают эксперты, планомерно ликвидировалось в России.

"Нравится — не нравится, терпи моя красавица", — так слегка переиначенной цитатой из народно-некрофильской частушки Владимир Путин обосновал необходимость исполнения Украиной Минских соглашений, навязанных ей Кремлем. Как следует и из этого, и из других заявлений Владимира Путина по этой теме, именно принуждение украинского руководства к соблюдению Минских соглашений является целью Кремля в отношении конкретно Украины на данный момент.

"По-моему, всем очевидно, что сегодняшние власти в Киеве взяли курс на демонтаж минских договоренностей. Нет подвижек по таким принципиальным вопросам, как конституционная реформа, амнистия, местные выборы, правовые аспекты особого статуса Донбасса. Киев по-прежнему игнорирует все возможности мирного восстановления территориальной целостности страны путем прямого диалога с Донецком и Луганском", — сказал Путин, заявив, что "альтернативы Минским соглашениям нет".

Получается парадоксальная на первый взгляд ситуация. Вся околокремлевская пропаганда непрерывно твердит о том, что Украина — это искусственное государство и враждебный России проект, подлежащий ликвидации.

Официальные российские деятели участвуют в презентации официальной доктрины "донецкой и луганской республик" под названием "Русский Донбасс", предусматривающий их "воссоединение с Россией". А руководитель российского государственного агентства Маргарита Симоньян в ходе этой презентации восклицает с трибуны: "Матушка-Россия, забери Донбасс домой!". Однако "начальник" той же Симоньян, как она его называет, добивается "мирного восстановления территориальной целостности" Украины посредством исполнения Минских соглашений.

Что это — политическая шизофрения?

Чего хотят от Украины?

Чтобы понять ответ на этот вопрос, надо разобраться с тем, чем же так важны для Кремля Минские соглашения и чего именно он добивается принуждением украинских властей к их исполнению.

Устойчивого прекращения огня? Едва ли — судя по готовности Кремля предоставить убежище Петру Порошенко, который в нарративе российской пропаганды является главным виновником кровопролития на юго-востоке Украины, российские власти не сильно волнует проблема постоянных обстрелов на линии соприкосновения украинских вооруженных сил и пророссийских формирований. Будь это не так, акцент в выступлениях Путина делался бы именно на этом, но говоря о нежелании украинских властей выполнять Минские соглашения, он подчеркивает именно на блокировании их политической составляющей.

Ключевым для Кремля очевидно является п.11 Минских соглашений и расшифровывающее его Приложение №1, предполагающие:

"Проведение конституционной реформы в Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии с мерами, указанными в примечании[1], до конца 2015 года.

...Примечание:

Такие меры в соответствии с Законом "Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей" включают следующее:

...право на языковое самоопределение;

... участие органов местного самоуправления в назначении глав органов прокуратуры и судов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей;

... возможность для центральных органов исполнительной власти заключать с соответствующими органами местного самоуправления соглашения относительно экономического, социального и культурного развития отдельных районов Донецкой и Луганской областей;

... содействие со стороны центральных органов власти трансграничному сотрудничеству в отдельных районах Донецкой и Луганской областей с регионами Российской Федерации;

... создание отрядов народной милиции по решению местных советов с целью поддержания общественного порядка в отдельных районах Донецкой и Луганской областей".

Почему же все это непосредственно связано с предъявленным НАТО ультиматумом и идущими в связи с этим переговорами? Для Кремля ключевым моментом является принятие новой Конституции Украины, которая будет согласована с "представителями Донецкой и Луганской областей", под коими он, конечно же, понимает представителей контролируемых им донецкой и луганской "народных республик". А они согласуют только такое устройство Украины, при котором они, а значит и Кремль, получат право блокирующего голоса по всем принципиальным вопросам внутренней и внешней политики этой страны.

Таким образом целью Кремля является не столько автономизация "Русского Донбасса" в составе Украины, сколько то, что активно педалировалось им в 2014 году и подразумевалось в ходе подписания Минских соглашений, хотя и не могло быть в них официально включено — "федерализация Украины".

А что в самой России?

Владимир Путин, добивающийся для Украины "новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию", в марте 2021 года заявил, что своей главной заслугой считает "собирание, восстановление России как единого централизованного государства". Этому служили и фактическая отмена свободных выборов глав субъектов федерации посредством учреждения различных "фильтров", и якобы приведение в соответствии с российской конституцией конституций республик и уставов краев и областей, и создание покрывающих субъекты федерации федеральных округов с назначаемыми в них полпредами.

Именно при Путине практически перестали действовать и Федеративный договор, заключенный в 1992 году, и ряд двусторонних договоров, подписанных в 1994 году, такие как Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан. Последний продлевался в 1999 и 2007 годах, однако в 2017 году этого не произошло — срок действия договора истек и он не был перезаключен. Тогдашний главный архитектор кремлевской внутренней политики Сергей Кириенко заявил, что "российская государственность, государство построено не по договорному типу". Однако от Украины оно требует именно этого — перехода к договорным отношениям со своими частями.

Одним из первых подпунктов пункта о децентрализации Минских соглашений является "право на языковое самоопределение". Однако свое правление Владимир Путин начал с внесения в 2002 году изменений в закон "О языках народов" Российской Федерации, в соответствии с которыми все языки народов России переводились на кириллическую графику. Но разве второму по численности в России татарскому народу, перешедшему к тому времени на латинскую графику, тем самым не было отказано в "праве на языковое самоопределение"?

Впрочем, и на этом восстановитель "России как единого централизованного государства" не успокоился, приняв в июле 2018 года поправки в закон "Об образовании в Российской Федерации" о добровольном изучении родных языков. Тогда он заявил: "...русский язык для нас — язык государственный, язык межнационального общения, и его ничем заменить нельзя. Он естественный духовный каркас всей нашей многонациональной страны. Его знать должен каждый. Языки народов России — это тоже неотъемлемая часть самобытной культуры народов России. Изучать эти языки — гарантированное Конституцией право, право добровольное. Заставлять человека изучать язык, который родным для него не является, так же недопустимо, как и снижать уровень преподавания русского. Обращаю на это особое внимание глав регионов Российской Федерации".

Путин и родной язык
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:20 0:00

Но какие тогда претензии могут быть к современной Украине? Разве в ней кто-то запрещает добровольно изучать русский язык и тем более использовать его в обиходе? Конечно нет — русского в языковом пространстве Украины в разы больше, чем в России языков ее нерусских коренных народов, в том числе номинально имеющих статус государственных в своих республиках. Так чего же тогда добивается Путин от Украины под видом "права на языковое самоопределение" русскоязычных? Очевидно, что ровно того, чего лишил титульные народы российских республик — официального признания и использования, а также обязательного изучения их языка в соответствующих регионах.

Наконец, Минские соглашения предполагают "участие органов местного самоуправления в назначении глав органов прокуратуры и судов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей" и "создание отрядов народной милиции по решению местных советов".

В России делается ровно противоположное — серией последних законов Клишаса-Крашенинникова ликвидирована управленческая автономия региональных властей, и центральная власть (назвать ее федеральной не поворачивается язык) теперь участвует в формировании структур региональной власти и может по своему усмотрению ее менять в любой момент.

Федерализация России вместо "гибридного федерализма"

Понятно, почему украинцы как политическая нация в процессе становления, которой Минские соглашения были навязаны внешней силой, не хотят их исполнять. Что отнюдь не означает стремления обрушиться на поддерживаемые путинской Россией формирования на Донбассе или тем более на российские войска в Крыму.

Представители украинского военного командования не раз в последнее время заявляли о том, что не стремятся к военному решению донбасского и крымского вопросов. А в самой Украине нередко звучат голоса о том, что ей нужно конституционно провести водораздел между собой и оккупированными территориями так, как сделала в свое время ФРГ с ГДР. Это позволило бы ей, с одной стороны, снять с повестки дня угрозу войны из-за этих территорий, с другой стороны, сосредоточившись на своем развитии стремиться к возвращению отчужденных территорий тогда, когда для этого созреют внешнеполитические условия. Но для Кремля такое мирное урегулирование неприемлемо — ему нужно заставить Украину "восстановить территориальную целостность" на условиях, подчиняющих ее ему.

Отторжение Украиной навязываемой ей "федерализации" имеет причиной не только двойные стандарты Кремля в этом вопросе. Вопреки распространяемым мифам украинцы по национальности составляли большинство во всех областях Украины в ее международно признанных границах и в момент обретения ею независимости, и в советское время. Такой же была ситуация и в Российской империи, с той оговоркой, что их тогда называли малороссами. Единственным исключением на этом фоне был Крым, чья демографическая структура радикально изменилась в результате сталинской депортации его коренного народа, который начал возвращаться на родину при независимой Украине и требовать признания своих национальных прав. Исходя из этой реальности власти Украины и приняли закон, закрепивший статус ее коренных народов за крымскими татарами и караимами, тогда как народы, чье большинство живет в собственных государствах, считаются в ней национальными меньшинствами. Так дело обстоит не только с русскими, но и с поляками или венграми.

А вот где ситуация требует реального федерализма, так это в России, в которой на своих землях живут народы, не имеющие другой исторической родины, и представителей которых больше нигде не примут в качестве соотечественников, как в России принимают тех же "русскоязычных" из Украины. В таких условиях именно они должны иметь и "право на языковое самоопределение", и ту автономию, которой Кремль добивается для Донбасса на основе Минских соглашений. Должны они получить возможность влиять и на внутреннюю и внешнюю политику своей страны, которую Кремль хочет закрепить за своими марионетками в отношении внутренней и внешней политики Украины. С той разницей, что они как коренные народы действительно делали бы это в своих интересах, а не выступая в качестве агентов влияния соседнего государства.

Самое интересное, что все это прямо вытекает из основ конституционного строя, на которых возникла постсоветская Россия. Сохраняющихся на бумаге, но уже давно отброшенных в реальной жизни, потому что все эти принципы не получили должного закрепления и развития, когда такая историческая возможность была. Добейся тогда народы и регионы России соблюдения и развития этих принципов, и сейчас бы вопрос о Минских соглашениях не стоял. Что ж, когда такая возможность появится снова, тем, кто сейчас вынужден эти соглашения обсуждать, уже будет ясно, кого и что нужно вовремя поддержать, чтобы не пришлось этого делать в следующий раз.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (23)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG