Ссылки для упрощенного доступа

"Все 140 миллионов посадить в кружок и начать плакать". Активисты и эксперты из Поволжья — о войне с Украиной


Казань, 24 февраля 2022 года

На территории Украины продолжается "военная операция" российских войск. Вечером 24 февраля в десятках городах страны прошли антивоенные акции. По данным правозащитников, общее количество задержанных превысило 1 700 человек. Накануне журналисты "Idel.Реалии" из поволжских регионов спросили у местных жителей, поддерживают ли они военные действия в Украине — большинство опрошенных действия Владимира Путина поддержали. Сегодня мы поговорили с теми, кто так или иначе участвует в общественно-политической жизни, и услышали совсем другое мнение.

"Люди традиционно боятся тени государства, тени левиафана"

Политолог из Казани, главный редактор журнала "Поистине" Руслан Айсин напоминает, что "война всегда видоизменяет общественное сознание и сознание конкретных людей". По его словам, "она врывается неожиданно, и поскольку человеческая глина — субстанция достаточно хрупкая, война достаточно влияет на нее — в психосоматическом смысле прежде всего".

— Поэтому восприятие войны у людей всегда радикально. На кого-то, кто находится рядом с войной, кто соприкасается с ней, это оказывает ужасающее воздействие. Кто-то находится далеко от войны, он поддерживает одну из сторон, например, радикализирует свою позицию, обостряет свою "ура-патриотическую" позицию. Поэтому война — явление сложное, — констатирует Айсин.

Руслан Айсин
Руслан Айсин

По его мнению, Россия сейчас "переходит на рельсы предвоенного времени", в результате чего власть "будет закручивать гайки, преследовать неугодных и бороться с антивоенным движением, которое, судя по всему, будет нарастать".

— История показывает, что эйфория от войны в скором времени спадает. Люди устают, люди начинают испытывать сложности и трудности, ощущать тяготы и невзгоды социальные, экономические и политические. Это потом превращается в серьезную проблему для властей. В истории нашей страны это часто было. Например, Первая мировая война, которая привела к революции и к падению империи. То же самое афганская кампания. Поэтому я думаю, что, если война не затянется, то каких-то резких социально-психологических последствий может не быть. Но если затянется, то, конечно, это будет оказывать решающее воздействие на общественное настроение, на политическую жизнь, — предрекает Руслан Айсин.

История показывает, что эйфория от войны в скором времени спадает

"Военная операция", по его мнению, повлияет и на Татарстан — прежде всего, экономически. Айсин отмечает, что "жесткие санкции, которых не бывало еще в нашей стране, уже вступили в силу".

— Татарстан, так как он развитый регион, имеет огромное количество инвест-программ. Он связан многочисленными нитями с различными иностранными технологическими компаниями. У нас есть свободная экономическая зона, научный город. Это, конечно, серьезно подкосит экономику, потому что российская экономика интегрирована в мировую, и Татарстан активно участвует в этих интеграционных делах. Поэтому будет непросто, — говорит Айсин.

Военные действия на территории Украины, по его мнению, приведут к "радикализации позиции людей: как противников войны, так и сторонников". В результате этого, считает Айсин, "и без того расколотое российское общество будет раскалываться сильнее, будет ожесточаться оппозиция — это вызовет напряжение в обществе, обострится политическое восприятие людей".

Здесь надо понимать, что никогда нельзя ориентироваться на большинство

— В последние годы мы видели блуждающую аполитичность, когда люди разочаровываются в политике. Под влиянием репрессивных мер властей они перестают интересоваться политикой и уходят от нее в комфортную зону. Но в условиях жесткого кризиса, а мы находимся в этих условиях, люди все равно начнут из себя выдавливать политическое. Как говорил Аристотель, "человек — существо политическое". Он все равно взаимодействует и участвует в политической жизни. Это неизбежно, и это будет усиливать кризис в стране. Я думаю, что народ возмущен. Наиболее активная часть людей — понимающих, думающих людей, которые критично относятся ко всему, которые умеют работать с информацией, которые образованные, которые представляют себе, что такое причинно-следственная связь — возмущены. Здесь надо понимать, что никогда нельзя ориентироваться на большинство. Как говорил Гете, большинство всегда отвратительно. Большинство всегда ориентировано на конформистские условия, оно поддерживает, как правило, более сильного, — говорит Айсин.

По его мнению, большинство "поддерживает власть только потому, что идти против линии партии ощутимо болезненно и просто боязливо". В то же время политолог отмечает, что "среди интеллигенции, особенно среди творческой интеллигенции, все высказываются против войны".

— Все эти люди понимают, что происходит, они устали от восьмилетнего противостояния, пиковое значение которого мы сейчас переживаем. Сейчас идет острая фаза войны, прямой войны, это никакая не спецоперация. Это полномасштабная война на территории другого государства, — заявляет Айсин.

Он напоминает, что "у нас есть страх высказывать возмущение публично", поскольку "наше гражданское общество слабо структурировано, оно имеет очень слабое основание".

— Люди сильно запуганы. Люди традиционно боятся тени государства, тени левиафана. Недаром есть хороший фильм "Левиафан", который прекрасно описывает вот эти дела: противостояние маленького человека и большой системы. Как этот маленький человек, пушкинский человек, трепещет перед Медным всадником. Гражданское общество вырастает в противостояниях — в острых, тяжелых ситуациях. То, что происходит, — возможно, вызревание гражданского общества, с чьим мнением власть должна считаться. Пока что власть считает, что есть только она, непоколебимая, незыблемая и безгрешная. Но такой путь проходили американцы в 60-х годах, когда была война во Вьетнаме, и широкое антивоенное движение вынудило американцев эту бессмысленную кровавую бойню остановить, — резюмирует Руслан Айсин.

"У нашего населения в этот раз нет того единства, которое было, когда забирали Крым"

Экономист из Уфы Всеволод Спивак полагает, что для большинства россиян начало войны в Украине "стало шоком — шоком от осознания того, что наши военные самолеты, ракеты летят в мирном небе другой страны, тем более — в небе не Сирии, не Афганистана, а Украины".

Для российской власти начало этой войны стало еще одной пройденной красной, запретной чертой

— Очень многие у нас привыкли ведь думать, что Россия и Украина — да, это две разные страны, но один народ. Еще одно следствие, которое уже наблюдается — у нашего населения в этот раз нет того единства, которое было, когда забирали Крым. И я думаю, что это, наверное, удивительно даже для властей. Тотального единения граждан вокруг них, вокруг лидера на сей раз точно нет. Ну, а для российской власти начало этой войны стало еще одной пройденной красной, запретной чертой. И, наверное, они теперь станут думать, что смогут с такой же легкостью пересечь и другие такие черты, — предостерегает Спивак.

По его словам, вводимые Западом санкции "в среднесрочном и долгосрочном периодах будут вести к растущей изоляции России, падению уровня жизни населения, к ускоренному нашему отставанию от развитых стран как с точки зрения производительности труда, темпов роста ВВП, так и с точки зрения соответствия структуры нашей экономики современным порядкам".

— Отмечу, что ценой за нашу подготовленность уже в краткосрочном периоде станет низкий темп экономического роста и падающий уровень доходов населения. Но это, я понимаю, был осознанный выбор наших властей, — предполагает Спивак.

В то же время он считает, что власти РФ "давно готовились к санкциям", а "колоссальный объем золотовалютных резервов России — и большая их часть — размещена таким образом, что вряд ли они будут у нас как-то изъяты".

— Были сокращены долларовые активы, доля ценных бумаг, которые у нас были в США. И данных резервов, по расчетам властей, должно хватить, чтобы обеспечить мягкое прохождение начальной фазы действия западных санкций. Поэтому в краткосрочном периоде, когда первая понятная паника у россиян пройдет, все останется достаточно стабильно, — резюмирует Всеволод Спивак.

"Испуганные граждане очень податливы и начинают боятся любых перемен"

Политолог из Самары, руководитель центра "Региональные исследования" Дмитрий Лобойко считает, что россиян ожидает "обострение борьбы с так называемыми "внутренними врагами" и использование ситуации для межклановых разборок внутри административной элиты регионов".

— Мы уже можем наблюдать это, например, в Самарской области, где Telegram-каналы, которые, по неофициальной информации, подконтрольны департаменту внутренней политики, размещают негативную информацию и против некоторых членов областного правительства, и против неподконтрольных администрации губернатора СМИ. Второе [что нас ожидает] — возрастание страха террористических угроз и, как следствие, рост бюджетных расходов на безопасность и общественный порядок. На этом заработают отдельные предприятия безопасности, которые и сегодня получают подряды на охрану государственных объектов. Третье — негласная поддержка со стороны власти различных маргинальных псевдопатриотических объединений вроде НОД и прочих, ориентированных на агрессивную поддержку любых решений власти. С одной стороны, им можно будет проводить акции, не опасаясь полиции и Росгвардии, с другой — через подконтрольные региональным властям НКО им могут обеспечивать некоторое финансирование. По моим оценкам, подобных "прокладок" в той же Самарской области не менее тридцати. Проследить расходование бюджетных средств, получаемых этими НКО, практически невозможно. Четвёртое — усиление контроля над преподавателями вузов и школ с фактическим запретом на обсуждение темы войны с иной точки зрения, чем спускается сверху, — говорит Лобойко.

Дмитрий Лобойко
Дмитрий Лобойко

По его словам, "люди не хотят верить в то, что их страна — агрессор, а потому многие, осуждая саму войну, оправдывают решение о ее начале". Лобойко считает, что "это парадокс восприятия, вызванный желанием оставаться в логичной и непротиворечивой системе координат": "Так что, как ни печально, при невысоком уровне поддержки войны сегодня в перспективе можно ожидать рост числа тех, кто будет считать ее вынужденной и неизбежной мерой".

Испуг — это очень удобное для власти состояние населения

Лобойко отмечает, что у россиян "без сомнения присутствует страх высказываться".

Он будет только нарастать, так как он нагнетается по всем каналам, подконтрольным власти. В том числе региональным властям. Испуг — это очень удобное для власти состояние населения. Испуганные граждане очень податливы и начинают боятся любых перемен, — резюмирует Дмитрий Лобойко.

"В целом все мы вместе будем опускаться вниз"

Политтехнолог из Уфы Андрей Потылицын считает, что военная операция Башкортостан "коснется по минимуму, фоном", поскольку "мы не приграничный с Украиной регион и не были как-то вовлечены в подготовку этого вторжения".

В целом можно сказать и так — россияне боятся своей страны

— Разумеется, антиукраинская, псевдопатриотическая истерия побушует и у нас. Власти, ее пропагандисты будут объяснять населению необходимость военной операции в Украине. Еще одно следствие этой войны — российское население поняло окончательно, что оно ни на что не влияет. Те, кто осознал это до конца, уже впали в депрессию или в истерику. Для многих других просто уже железно закрепится в подсознании, что власть может делать все, что захочет — воевать где угодно и с кем угодно. А в причины, зачем власти было все это нужно, эти люди вдаваться уже не будут. Внутри себя многие наши граждане отдают отчет, что война — это плохо, что вторжение на территорию другого государства — это плохо. Почему далеко не все высказываются открыто? Думаю, здесь дело не столько в страхе, сколько в том, что россияне давно уже определили для себя меру "запретного" и соблюдают в этом смысле некие элементарные меры безопасности, чтобы можно было существовать в этой стране. Это уже выученные правила поведения. В целом можно сказать и так — россияне боятся своей страны, — отмечает Потылицын.

Андрей Потылицын
Андрей Потылицын

По его словам, война и последующие западные санкции приведут к тому, что "все мы будем жить хуже: и тем хуже, чем дальше от Москвы".

Нас ждет очередной виток роста цен и, соответственно, вынужденное снижение наших жизненных запросов

— Война только подстегнет этот тренд. Вот наш регион находится где-то в середине по уровню экономического развития и по уровню жизни. На этом уровне он и останется. Но в целом все мы вместе будем опускаться вниз. Нас ждет очередной виток роста цен и, соответственно, вынужденное снижение наших жизненных запросов, — резюмирует политтехнолог.

Доктор социологических наук из Самары, профессор кафедры социологии и психологии СГЭУ Владимир Звоновский говорит, что "чем дольше будет сопротивляться армия Украины, тем в большей степени будет ослабевать поддержка российского режима внутри страны": "Но я не думаю, что это произойдет на диапазоне больше, чем полгода".

— Вы знаете, война пока никак не влияет на сознание людей. Главное изменение, которое должно произойти — это изменение горизонта планирования будущего у россиян. Эти горизонты очень сильно меняются — точно так же, как они менялись в конце 1980-х-начале 1990-х, когда советские люди открыли для себя мир. Очень многое стало меняться. Вот сейчас всё так же будет меняться, но в обратную сторону, — отмечает Звоновский.

Владимир Звоновский
Владимир Звоновский

По его словам, сейчас "очевиден страх заявлять о том, что может стать или является точкой солидарности, точкой сбора для различных гражданских групп".

— И вчерашние разгоны демонстраций это и показывают. Люди, конечно, возмущены. При этом возмущены не только противники войны, но и ее сторонники. Сегодня я слышал фрагмент прямого эфира депутата Госдумы Михаила Матвеева, и это было очень показательно, что вроде бы человек, который никогда не считал украинцев отдельным народом, а Украину — отдельным государством, сегодня сказал, что он за ввод войск вроде бы и не голосовал. Депутаты Госдумы от Самарской области, единороссы Александр Хинштейн и Владимир Гутенев вообще не голосовали за признание "ДНР" и "ЛНР". То есть даже те люди, которые являются сторонниками войны, не все разделяют и не готовы идти до конца. Лучшая здесь иллюстрация — это заседание Совета безопасности, который был проведен только для того, чтобы заставить этих людей сказать под камеры, что они разделяют позицию главнокомандующего, — заключает Владимир Звоновский.

Юрист, руководитель реготделения партии "Яблоко" в Удмуртии Ия Боронина считает, что "текущая ситуация призвана и внутри, и за пределами страны показать следующее: нет больше никаких сдерживающих факторов — ни норм международного права, ни национального — для принятия властью тех решений, которые считаются в её глазах верными".

Публичной политики больше нет как таковой. Любое инакомыслие будет преследоваться ещё жёстче.

— Это касается как внешней политики, так и внутренней. И распространяется абсолютно на все сферы жизнедеятельности, в которых власть встречает сопротивление населения, включая вопросы экологической безопасности, которые в моей правозащитной деятельности занимают основное место. Публичной политики больше нет как таковой. Любое инакомыслие будет преследоваться ещё жёстче, что повлечет массу новых репрессивных законодательных актов. Думаю, что, как следствие, увеличится отток молодых специалистов из страны. Экономические последствия, к сожалению, лягут тяжким бременем на плечи простых граждан на долгие годы, если не на десятилетия. Население сейчас расколото в своих оценках, а потому самое главное сейчас для всех — сдержанность, — отмечает Боронина.

"Поддерживаю руководство нашего государства в отношении всей этой операции на Украине"

Председатель правления общественной организации "Марий Ушем" Игорь Кудрявцев говорит, что обстановка сейчас "тревожная и сложная", а война — "это всегда страшно, тем более когда идет братоубийственная война".

Неумение руководства Украины взять под контроль свои войска на границе с "ДНР" и "ЛНР" и привело к этому

— Я не пропагандист, не жертва пропаганды. У меня есть свое собственное мнения по этому поводу, — говорит Кудрявцев. — Начиная с конца — раскололось ли общество? Я поддерживаю руководство нашего государства в отношении всей этой операции на Украине. И вот почему. Мы с вами живем далеко, не ощущаем взрывы бомб, свист пуль снайперов. А жители Донецка и Луганска знают, что это такое. Восемь лет. Это аморфное состояние когда-то должно было прекратиться. Всю эту тревожную ситуацию между "ДНР", "ЛНР" и Украиной можно было разрешить, это должно было преобладать. Думаю, что со стороны России были попытки разрешить эту ситуацию дипломатическим путем. Я приветствую даже создание отдельных государств там. Мне кажется, они обдумали все и решили самостоятельно жить. Думаю, что неумение руководства Украины взять под контроль свои войска на границе с "ДНР" и "ЛНР" и привело к этому. Украина поддалась всеобщей истерии на Западе, в Европе. Какое дело Америке до Украины, она далеко. Меня поразило, что обстановка в Украине влияет на безопасность Америки. Они вдохновляли руководство Украины, не понимали, к чему это может привести. А что остается делать?

Игорь Кудрявцев
Игорь Кудрявцев

По словам Кудрявцева, "люди просят помочь — как было в Южной Осетии и Абхазии".

— Я мари, но в данном случае я живу в России. Это обязательно отразится на Украине, на нас всех, — отмечает Кудрявцев. — Вот постоянно говорят про всякого рода режимы: белорусский, российский. Да, у нас есть внутренние проблемы, недопонимание в политическом устройстве страны. В данном случае мы говорим о войне, которая может благоприятно сказаться на внутриполитической ситуации в России: нет никакой окрыленности, шапкозакидательства. Люди объединяются, понимают — через военные действия придем к миру. Это объединяет, окрыляет народ. При этом да — мы все, естественно, против войны. Если же говорить об экономической обстановке — она на первичном этапе, то, может быть, уже в ближайшее время негативно отразится на благосостоянии народа. Ввиду того, что финансы будут отвлекаться на войну, на беженцев, на их обустройство и размещение. Но мы российский народ. Мы всегда были за то, чтобы принимать беженцев по-доброму, по-хорошему.

По мнению общественника, "Россию почему-то стали считать агрессором и изгоем". Кудрявцев же говорит, что "такого никогда не было в истории".

Мир хрупкий, у каждого своя правда

— В Украине не народ, а власти не идут на уступки, не хотят, чтобы мир восторжествовал. Мне как человеку не понравились высказывания главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова, что украинский нам не враг. Это все мы понимаем, но ведь это руководство Украины сделало русский язык врагом. В Марий Эл мы всегда считали себя коренным народом, но никогда не выпячивали свой национализм. Мы дружно жили в общей семье народов. Мы равные среди равных. Вот это бы понять властям Украины, поджучивающей Европе и гегемонам из Америки. Нам надо как-то пережить этот период. Думаю, боевые действия завершатся быстро, санкции будут долгими. Европа от нас не отстанет, с ними беседовать очень тяжело. Я вот думаю, к нам все время санкции принимают. А почему у России никаких санкций нет? — задается вопросом Кудрявцев.

Он уверен, что "у нас нет цели завоевать территорию Украины и сделать ее Советским Союзом".

— Этого не будет однозначно. Украина будет отдельным государством, она будет развиваться. Просто ею руководят люди, которые, по нашему мнению, делают больше вреда, чем пользы для своего народа. То, что идет война в Украине, это плохо. Значит, по-другому никак нельзя. Давайте подумаем. Святых людей не бывает. Все течет, все меняется. Мир хрупкий, у каждого своя правда. И я допускаю, что нам, простым гражданам, не понять всего. Я не политолог. Возможно, я рано даю оценку. Время покажет. Я высказал то, что думаю, — резюмирует Игорь Кудрявцев.

"Российское государство — абьюзер, у которого мы находимся в зависимости"

Автор проекта "Удмуртия против коррупции" Иван Елисеев констатирует, что до войны в республике "каждый восьмой жил за чертой бедности, а теперь, наверное, будет каждый пятый".

Возмущение людей уже проявилось на антивоенном шествии в Ижевске

— А ещё Удмуртия известна своими предприятиями военно-промышленного комплекса и, наверное, какие-то любители геополитики и войнушек могли бы предположить, что увеличение военного заказа как-то позитивно скажется на республике. Но нет — в первый же день войны под санкции попал "Ростех", в который входит наш концерн "Калашников". Говорят, что "война всегда кому-то выгодна", но эта война, которая вообще никому не выгодна, — заявляет Елисеев.

По его словам, "напряжение в обществе — очень высокое". Елисеев прогнозирует, что "это может привести к резкой и агрессивной реакции людей на любые решения власти, которые раньше воспринимались обыденно": "Например, очередной рост тарифов – что ж вы миллиарды тратите на войну, а с нас последнюю копейку трясете?"

Активист предполагает, что "с каждым днем возмущение будет только расти".

— Мы говорили с людьми на улицах за несколько часов до начала войны и не нашли ни одного человека, который поддерживал бы вторжение в Украину. Есть, конечно, процент людей, который хочет крови или поддерживает любой бред начальства, но их меньшинство. Возмущение людей уже проявилось на антивоенном шествии в Ижевске. И будет только расти, — заключает Иван Елисеев.

Дина Нурм
Дина Нурм

Активистка из Казани, соосновательница безынициативной группы (их самоназвание) "ФемКызлар" Дина Нурм признается, что ей "сложно делать прогнозы", но предполагает, что "война увеличит стоимость жизни по всей России".

Но вместе с тем сейчас подали голос даже те, кто молчали раньше

— Бизнесы пытаются выжить и задирают цены, растут цены на вещи первой необходимости. Вырастет число бедных, число людей, живущих за чертой бедности. Это в первую очередь — пожилые и женщины с детьми. Война стоит дорого. Военные расходы — это деньги, которые не будут потрачены на мир: медицину, благоустройство, детские сады и школы. Мы финансируем войну своими налогами. Российское государство — автор насилия. Российское государство — абьюзер, у которого мы находимся в зависимости. От которого уйти можно только ни с чем, ночью, по снегу, и не факт, что где-то ты найдешь приют, — говорит Нурм.

Она констатирует, что "война деморализует", а "быть гражданкой страны-агрессора — морально очень тяжело".

— Мы стали врагами украинкам и украинцам. На слова сочувствия с той стороны иногда отвечают руганью. Мы не выбирали эту войну, как не выбирали своих правителей, но чувствуем ответственность за военную агрессию. Последние десять лет любые протесты жестко подавляли, и многие просто не верят, что высказывания против войны могут привести к чему-то, кроме штрафов, которые тоже пойдут на войну. Но вместе с тем сейчас подали голос даже те, кто молчали раньше. Нам не нужна война, — отмечает Нурм.

По ее мнению, "война может стать последней каплей для россиян". Активистке в то же время "сложно судить о настроениях", поскольку она "в своем инфопузыре, где все осуждают вторжение в Украину".

"Людям, которые одобряют убийства, кровопролитие я уже руки не подам"

Активист из Чувашии Вадим Никифоров считает, что "экономический кризис ударит по всем отраслям". По его словам, стоит ждать "волну проваленных проектов".

Безразличных нет

— Самое страшное, что может произойти — безразличие. Мы привыкли к тысячам смертей от пандемии, привыкли к посадкам и штрафам для оппозиции. Если привыкнем ещё и к войне, обратного пути не будет. Этого нельзя допустить. Дух надо воспитывать и тренировать так же усердно, как разум и тело. Учиться сострадать и чувствовать боль другого человека. Народ поляризован. Те, кого это возмутило, переживают страшнейший упадок духа. Те, кого это обрадовало, звереют и теряют человеческий облик, радостно приветствуют убийства и разрушения. Безразличных нет. Надеюсь, что первых все-таки больше, — говорит Никифоров.

Вадим Никифоров
Вадим Никифоров

Активистка из Уфы Ольга Комлева уверена, что "агрессию в Украине Путину мир не простит". По ее словам, сейчас необходимо "добиваться того, чтобы нынешняя власть в России ушла", поскольку "с ней уже никто договариваться не станет".

Дики реакции тех моих соотечественников, которые одобряют агрессию, которых не трогает кровь, убийства, гибель людей

— К власти на честных и свободных выборах должны будут прийти другие люди, с кем мир будет хотя бы разговаривать. Я пока не знаю, как на жизни россиян — в частности в нашей республике — отразятся все вводимые санкции, блокировки. Не представляю пока, в какой степени наша жизнь будет разрушена. Мир уже дает понять нам, россиянам, что наше бездействие не будет просто так — без последствий — оставлено. Он показывает, что каждый россиянин сейчас в ответе за то, что происходит с Украиной. В ближайшем будущем, думаю, что из-за санкций наши предприятия не смогут исполнять контракты. Хотя какой-то финансовый запас у страны есть, но все зависит от того, как быстро разрешится ситуация с Украиной. В любом случает денег, возможностей у россиян будет меньше, — констатирует Комлева.

По ее мнению, "нынешняя война еще сильнее разделила россиян политически и морально".

— Например, я раньше, видя, что мои соседи с одобрением относятся к политике Путина, принимала это как должное, считала, что они имеют на это право. Сейчас все совсем не так. Сейчас, когда они выкладывают в чатах одобрительные по адресу Путина отзывы, я уже отношусь к ним совсем по-другому. Людям, которые одобряют убийства, кровопролитие я уже руки не подам. И этот водораздел сейчас проявляется все сильнее. Война сильнейшим образом уже подействовала на психику людей, многие до сих пор в шоке. Но для меня совершенно непонятны, дики реакции тех моих соотечественников, которые одобряют агрессию, которых не трогает кровь, убийства, гибель людей. Сколько уже сыновей, мужей, отцов не вернутся домой — только по сводкам вчерашнего дня! И сколько еще погибнут в дальнейшем… Как можно все это одобрять или относится с безразличием, я не понимаю, — заключает Ольга Комлева.

"Это очень травматично для всей нации — независимо от того, какую точку зрения кто принял"

Журналист и руководитель общественной организации "Домик Детства" из Самары Антон Рубин говорит, что военные действия в Украине уже привели к росту цен на технику и продукты. Вслед за курсом доллара и евро, отмечает общественник, выросли цены и на туристические поездки, "если они теперь в принципе будут возможны".

— Я думаю, что для обывателей, которые считают, что война их не касается, в первую очередь станет очевидным, когда они пойдут в магазин, что она всё-таки их касается. Потому что в первую очередь пострадает холодильник, а затем — те, кто планировал какие-то поездки за границу, те, у кого есть родственники в Европе, которая не будет выдавать нам визы. Сильно сократятся внешние контакты с другими странами. Ну, и, думаю, что если жесткие санкции, которые уже введены в отношении крупных банков и авиакомпаний, будут достаточно продолжительными, экономика просто не выдержит. И рано или поздно мы все заметим, что страны-то больше нет, как это уже было в 1991-м, м предполагает Рубин.

Антон Рубин
Антон Рубин

По его словам, сейчас "происходит очень сильная поляризация — уже практически нет тех, кто не определился".

По-моему у людей уже не осталось сил на возмущение

— Все давным-давно определились, и вчерашний день стал такой "красной чертой", как любит говорить один известный политик, для того, чтобы это разделение окончательно оформить. Это очень травматично для всей нации — независимо от того, какую точку зрения кто принял. И последствия этого растянутся на долгие годы. Повторится и то, что было и по Крыму: ссоры в семьях, прекращение многолетних дружб, конфликты на работе из-за разных позиций. При этом мне кажется, что те, кто выступает за войну, на самом деле такие же жертвы. Мне почему-то думается, что это такой способ защиты — оправдать то, что происходит, чтобы не чувствовать стыда, боли и своей вины в происходящем. Но рано или поздно всё равно придётся трезво посмотреть на происходящее, и тогда станет еще больнее. Когда это произойдет — черт его знает. Никто ничего не может сейчас прогнозировать. По-моему, сам Путин не знает, что будет завтра. Он просто поехал кукухой, — считает Рубин.

Он предполагает, что "народ фрустрирован".

— Вчера, пока я стоял на пикете, ко мне подошла женщина. Она потерянным голосом спросила: "Вы думаете, это поможет?". Я думаю, что это настроение большинства — люди не понимают, а что вообще они, конкретные Сергей Иванович или Марья Петровна, могут сделать для того, чтобы это остановить. И это осознание абсолютной невозможности повлиять на происходящее — это очередной урок, который ведёт к выученной беспомощности, взращиваемой в нас очень давно. Она, конечно, у людей просто выбивает почву из-под ног и заставляет чувствовать себя букашками. С этим невозможно спокойно жить. Поэтому люди возмущены? Черт его знает. По-моему у людей уже не осталось сил на возмущение, — отмечает Антон Рубин.

Антон Рубин. 24 февраля 2022 года
Антон Рубин. 24 февраля 2022 года

Он рассказывает, что многие его знакомые "сидят на кроватях и плачут от бессилия и не знают, что с этим делать": "Кажется, это больше, чем страх, влияет на то, что как будто бы люди молчат. Но они молчат не потому, что согласны, а потому что просто нет сил что-то с этим сделать. Кажется, нашей стране нужна длительная групповая психотерапия. Просто все 140 миллионов посадить в кружок и начать плакать".

"Через два-три месяца после введения санкций те, кто по улице ходят, поймут, до них дойдет"

Активист из Ульяновска Игорь Топорков говорит, что "люди уже ничего не думают, только бы хуже не было". По его словам, "любая война ведет к милитаризации сознания, что всё решается грубой силой". Народ, продолжает Топорков, "безмолвствует — он не возмущён, но и не в восторге": "Крым не получился. И страх присутствует".

Виталий Танаков
Виталий Танаков

Виталий Танаков, председатель совета старейшин Марий Эл, священнослужитель марийской традиционной религии считает, что происходящее сейчас "очень сильно отразится на будущем".

Эта война должна вывести из оцепенения всю цивилизацию

— У нас всего три системы управления: бандитская (по понятиям), государственная (законы, Конституция) и есть родовая система. Сейчас началась война, Россия не победит в войне с коллективным Западом. Разрушится система государственного управления. И автоматически Россия переключится на родовую систему, это в будущем положительно отразится на наших народах. Государственная система себя изживает. Марий Эл и другие народы России, и украинцы перейдут к этой системе. Любая война она ощущается, когда рядом с тобой проходит. А для людей, которые по улицам сейчас ходят у нас, она ничего не значит, ну, где-то там воюют… Думающие люди огорчаются, говорят — это нехорошо, недопустимо. Через два-три месяца после введения санкций те, кто по улице ходят, поймут, до них дойдет. У них будет тогда уже Путин виноват, — отмечает Танаков.

По его мнению, жители Марий Эл, которые следят за событиями в Украине, возмущены. Многие, по словам Танакова, "на стороне Украины".

Люди в Украине должны жить самостоятельно, со своей государственностью, культуру свою должны поднимать. Любой здравомыслящий понимает, что нельзя убивать не только украинца, а вообще человека. В XXI веке решать вопросы войной — вообще не дело. Есть два способа управления над человеческим сознанием: любовь и страх. Мы не знаем, что такое любовь. Наше общество не понимает, что это такое, нас отучили от этого. Мы находимся в состоянии постоянного страха. Вся цивилизация в этом состоянии находится. Эта война должна вывести из оцепенения всю цивилизацию. Мы должны избавиться от страха и понять, что такое любовь. Люди из патриотического состояния перейдут в нравственное: члены семьи перестанут ненавидеть друг друга. Эта встряска приведет нас к добру, к высокой нравственности. Изменится сознание людей, — заключает Танаков.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (21)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG