Ссылки для упрощенного доступа

Новые флаги национальных движений: о символической политике власти и оппозиции


Грузия. Акция в поддержку российского политика Алексея Навального. Ее участники держал в руках бело-сине-белый флаг

Несистемная российская оппозиция после начала войны в Украине начала использовать альтернативный флаг РФ — бело-сине-белый триколор. Вслед за этим представители башкирского национального движения за рубежом на днях предложили соратникам отказаться от нынешнего флага Башкортостана и использовать вместо него сине-зелено-белый флаг валидовского Башкурдистана. Колумнист Харун Сидоров анализирует роль символов в современной России и их влияние.

После того, как несистемная российская оппозиция решила вместо нынешнего российского бело-сине-красного триколора использовать бело-сине-белый (очищенный от красной полосы крови) флаг, похожее решение принял Башкирский Национальный Политический Центр (БНПЦ).

Как было сказано в соответствующем заявлении и разъяснении на ресурсах БНПЦ, посоветовавшись с видными представителями башкирского национального движения, он призвал башкирских политических националистов больше не использовать нынешний флаг Республики Башкортостан, а использовать в качестве своего знамени сине-зелено-белый флаг валидовского Башкурдистана.

Путинская Россия настолько дискредитирована в современном мире, что ее государственная символика не только действует как красная тряпка, но и не вызывает ничего, кроме стыда

Аргументация у зарубежного представительства башкирской оппозиции почти идентична с аргументацией зарубежных центров российской оппозиции. Путинская Россия настолько дискредитирована в современном мире, что ее государственная символика не только действует как красная тряпка на представителей народов и стран, которые сталкиваются с непосредственной угрозой с ее стороны, но и не вызывает ничего, кроме стыда, у тех россиян, которые отвергают ее политику. И неважно, что бело-сине-красный флаг является историческим знаменем, с которым связаны в том числе и страницы истории освободительного движения: будь то надежды на новую Россию на рубеже 80-90-х годов прошлого века или борьба Русской освободительной армии против сталинизма. К сожалению, сегодня он прочно ассоциируется с политикой путинизма, которому удалось интегрировать в свой исторический нарратив миф так называемой "исторической России", от имени и во имя которой он совершает свои преступления.

Башкирская ситуация имеет с этим сходство и отличия. Еще до начала войны 2022 года руководство Башкортостана ввязывалось в самые сомнительные внешнеполитические авантюры Кремля, включая активное сотрудничество с "ДНР" и "ЛНР". Но с началом "военной операции" его участие в милитаристской мобилизации и истерии Кремля перешло все мыслимые рамки. И казалось бы — ничего удивительного в таком поведении для "региональных властей" в без пяти минут тоталитарном государстве нет, поэтому и национальному движению, не ассоциирующему себя с ним, нет смысла печалиться.

Наличие общих вызовов и игра провластных "национальных" общественников на общих чувствах обуславливали снисходительное отношение к их коллаборационизму с властью со стороны оппозиционного национального движения

Однако не секрет, что администрация главы Башкортостана Радия Хабирова и сама поддерживала определенные этно-ориентированные проекты и имела в этом поддержку со стороны провластной части башкирского этно-сообщества. Это не помешало таким кругам поддержать в свое время репрессии власти против независимого башкирского национального движения​, а напротив — вытекало из их положения. Но наличие общих вызовов и игра провластных "национальных" общественников на общих чувствах обуславливали снисходительное отношение к их коллаборационизму с властью со стороны оппозиционного национального движения.

Война в Украине в корне изменила эту ситуацию, потому что стала больше, чем войной с Украиной. Фактически она провела водораздел между сторонниками двух миропорядков, сосуществование, а тем более сотрудничество которых в одной нише — в данном случае национально-политической — невозможно, на что и было указано в недавнем тексте на канале БНПЦ. И из такой ситуации вытекает невозможность их нахождения под одними знаменами, потому что этническая принадлежность становится вторичной по отношению к политико-национальной, закрепляемой соответствующей символикой.

В этом положение антисистемной башкирской оппозиции схоже с положением антисистемной российской оппозиции, которая сейчас активно продвигает новый политико-национальный символ антипутинских россиян. Но в подобном отмежевании башкирская оппозиция опирается на более твердую почву под ногами. Ведь несмотря на то, что антипутинские россияне говорят о схожести бело-сине-белого флага с флагом Новгородской республики, обосновывая таким образом его историчность, в целом понятно, что изобретение этого флага имеет постмодернистский или — если угодно — постисторический характер, на что и указывают критики этой идеи.

В целом понятно, что изобретение этого флага имеет постмодернистский или — если угодно — постисторический характер, на что и указывают критики этой идеи

И такая ситуация для российской антипутинской оппозиции неизбежна, потому что любое "историческое" российское знамя будет связано с той имперской историей и традицией, с которыми радикальная российская оппозиция пытается порвать. У башкирской же оппозиции есть историческое знамя, воплощающее в себе идею, которую она с собой несет — антиимперскую и республиканскую. Поэтому оно легко может отмежеваться от нынешней башкирской символики, не разрывая исторической преемственности, а, скорее, — восстанавливая ее.

Конечно, многим покажется, что все это не более, чем виртуальные игры. Но если бы они не были важны, Кремль и его идеологи не наделяли бы таким значением символическую политику. Ведь именно с нее и началось формирование нынешнего режима, а именно с возвращения мелодии гимна СССР, внедрения георгиевских ленточек и в целом культа Победы. Именно поэтому режим так остро реагировал на такие, казалось бы, чисто символические шаги на постсоветском пространстве, которые бросали вызов неосоветскому историческому нарративу и культу Победы — например, почитание украинцами лидеров и участников Украинской Повстанческой Армии или литовцами — "лесных братьев".

Это же мы видим и на примере Башкортостана, в котором наместники Кремля ведут борьбу с памятью об Ахмет-Заки Валиди и пытаются отодвинуть на второй план фигуру Салавата Юлаева, при этом культивируя генерала Шаймуратова. Причины понятны — первые два боролись против Империи, отстаивая национально-политическую субъектность башкир, а третий героически отдал за нее свою жизнь. Поэтому и нужно максимально вытеснять из сознания и коллективного бессознательного башкир образы первых двух и утверждать в них образ третьего.

Роль политических символов в борьбе за революционные изменения видна и на примерах других национально-демократических движений на постсоветском пространстве. Например, символом грузинской Революции Роз стал поднятый ее лидерами белый флаг с пятью красными крестами, противопоставленный официальному красному знамени с маленькими черно-белыми полосами вверху. Хотя сам по себе тогдашний государственный флаг имел славную национальную историю — он был знаменем Грузинской Демократической Республики, его принял Звиад Гамсахурдиа при восстановлении независимости страны. Но к тому времени он прочно ассоциировался с неудачами и застоем — лидеры Революции Роз почувствовали это, сделали ставку на символ национального обновления и победили.

Белорусская национальная оппозиция пока победами похвастаться не может, однако используемый ей бело-красно-белый флаг является общенациональным символом всех белорусов, отвергающих режим Лукашенко. И между теми белорусами, которые признают своим символом нынешний красный флаг с зеленой полосой и белыми узорами, и теми, что считают своим знаменем бело-красно-белый флаг, лежит пропасть.

Между теми белорусами, которые признают своим символом нынешний красный флаг с зеленой полосой и белыми узорами, и теми, что считают своим знаменем бело-красно-белый флаг, лежит пропасть

Если переноситься в Россию, официальный флаг Республики Коми отвергается ее национально-демократическим движением, которое использует вместо него флаг с теми же цветами, но другим расположением и скандинавским крестом в центре. Кстати, интересный казус — при создании Республики Коми в постсоветской России ее флагом был сделан сине-зелено-белый флаг валидовского Башкурдистана. И есть версия, что это было сделано по подсказке из Москвы, чтобы валидовский флаг не стал официальным флагом Башкортостана. Кстати, национальное движение коми, отвергая нынешний флаг и используя вместо него флаг со скандинавским крестом, указывает в том числе и на то, что нынешний флаг республики — это присвоенный башкирский флаг. Такая симметричность устремлений антисистемных национальных движений в двух республиках позволяет считать, что в случае их успеха произойдет символический трансфер — нынешний флаг Коми снова станет флагом Башкортостана, а флагом самой Коми вместо этого станет флаг со скандинавским крестом.

Ведь в одиночку ни одно из этих движений не имеет шансы сменить флаг (а с ним и порядки) в своей республике, если этого не произойдет и в других республиках. Равно, как и смена флагов и порядков в республиках вряд ли будет возможна без смены флага России на новый — скорее всего, бело-сине-белый. Если вообще сохранится такая страна с единым флагом.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (7)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG