Ссылки для упрощенного доступа

Девять многодетных цыганских семей из посёлка Айша уже три года ждут выделения им земельных участков по федеральной программе. По словам главы общины Яноша Кальдараса, другие семьи в Зеленодольском районе участки получают, а цыганские —​ нет. И теперь эти семьи остались без крыши над головой: 3 августа спецтехника снесла их дома, ранее объявленные незаконными постройками.

Накануне вечером, 16 августа, пятеро цыган пришли на прием к главе Зеленодольского района Татарстана Александру Тыгину. Понимания, как посетовал сегодня в разговоре с корреспондентом "Idel.Реалий" Янош Кальдарас, найти так и не удалось.

— Говорю ему: "Скоро 1 сентября, дети должны пойти в школу. Можете ускорить — дать землю, чтобы мы хотя бы за этот месяц могли построиться"? "Я, — говорит, — законы не нарушаю. Не могу ничем ни помочь, ничего". — "Разве это нарушение закона? Мы же вас просим не о нарушении закона. Просто ускорьте, чтобы дали землю". — "Я, — говорит, — ерундой не занимаюсь, я закон не нарушаю. Всё в порядке очереди". — "В порядке очереди мы ждём уже три года. Хотя по медведевской программе должен быть всего год". — "Ждите. Три года — значит, три будете ждать".

—​ Сколько у вас в таборе таких семей сейчас?

— Девять семей, которые стоят в очереди. Они ждут участки уже три года.​

—​ А Тыгин как-то объяснил, почему за три года так ничего и не выделили? Вы у него об этом спрашивали?

— Мы спросили: "Почему другие люди получают землю, а у нас не получают?" — "Ждите в очереди. Как земля будет, мы вам выделим".

—​ Вообще никто из табора за время действия программы землю не получил?

— Трём многодетным семьям у нас дали землю, но там ни дороги нет, ни столбов. Они сидят без света, в поле. Я говорю [вчера Тыгину]: "Пожалуйста, проведите свет, проложите дорогу". — "Вам дали участки, сами проводите, сами делайте".

—​ Вот эти три семьи в каком году получили участки?

— Три года назад. Четырнадцатый год.

—​ В Айше или где-то в другом месте Зеленодольского района?

— Недалеко от Айши, три-четыре километра. Ближе к Васильево, поселок Молодежный. Они не собираются там больше делать ничего. Мы спросили: "Как быть с детьми, которым первого сентября в школу идти?" Для этого, говорит, есть на деревьях гнёзда — пожалуйста, заселяйтесь. Там бесплатно.

—​ Прямо так и сказал?

— Да.

—​ Долго встреча длилась? О чём ещё говорили?

— Минут пятнадцать наверное. Он нас спрашивал: "А вы налоги платите? Где вы работаете?" Но это же непринципиально! Сейчас полстраны не работает. Если бы делали нормальные предприятия, нормальные зарплаты...

Если хоть один цыган работает, я сам поставлю памятник

Ребята у нас работают. На шабашках, на дачах, на стройках... Я говорю: "Можно я отвечу. За землю плачу, вообще, какие налоги полагаются — все плачу. Готов вам предоставить все квитанции. Хотя вы не тот сотрудник, которому мы должны предъявлять эти документы". Он: "Если хоть один цыган работает, я сам поставлю памятник". — "Со своего кармана отдадите?" — "Нет, — говорит, — со всего мира деньги соберу".

Я ему еще сказал: "Может, я какие-то налоги не плачу. Поставьте меня на такую зарплату как у вас — все налоги платить буду! Еще за кого-то другого заплачу налог!" — "Пожалуйста, вот свободное кресло. Если за вас проголосует 160 тысяч населения..." Я ему ответил: Я думаю, что за вас столько народу не проголосовало". Вот такой разговор был.

—​ А вы что-нибудь говорили о новом строительстве на том же самом месте?

— Говорили. Я сказал: "Если мы не успеваем [к 1 сентября], давайте мы отгородим этот участок трёхметровым забором, будем брать разрешение на летний домик, на гараж — так же будут люди жить". — "Хоть постройте тридцатиметровый забор, делайте только всё по закону. Если будут незаконные постройки — тот же повтор будет".

—​ А почему, кстати, те, снесенные дома у вас не были узаконены? С этим сложности какие-то возникли или что?

— А зачем они должны быть узаконены? Они были на моей земле. Земля — моя собственность. Захвата земли не было. Я не знаю, как им суд разрешил ломать дома.

—​ Но в решениях судов упомянуты нарушения пожарной безопасности.

— Да, дома друг от друга были удалены метра на три-четыре. Но это — наша большая семья. И потом, если они так волнуются за нашу безопасность, они должны были в первую очередь представлять землю, а потом ломать. А получается, они лишили людей крыши над головой!

—​ И что вы будете делать теперь, учитывая, что у главы вы понимания не нашли?

— Будем что-то решать, покупать землю. Если не купим, отгородимся на том же участке трехметровым забором, поставим ворота — уже ни одна собака к нам не зайдет!

В СУХОМ ОСТАТКЕ

Общую канву состоявшегося 16 августа разговора Тыгина и цыган "Idel.Реалии" подтвердил начальник отдела по связям с общественностью и СМИ Зеленодольского муниципального района РТ Денис Анисимов. Сам он на встрече не присутствовал, там была его подчиненная.

— Как я понял, они просили у главы ускорить процесс прохождения очереди для получения земельных участков, в которой они стоят как многодетные. Глава сказал, что эти участки они получат в порядке очереди. Ускорить процесс он не может, потому что это нарушение закона, — сообщил нашему изданию Анисимов.

На вопрос, почему за три года ни одна из девяти семей так и не получила участка, глава пресс-службы ответить затруднился, посоветовав обратиться со всеми вопросами касательно очереди на земельные участки в Палату имущественных и земельных отношений (ПИЗО) Зеленодольского района.

Что касается стиля общения Александра Тыгина с цыганами, то, судя по всему, ничего нового представители общины не услышали. Правозащитники уже жаловались в прокуратуру на предвзятое отношение главы района к этой национальности.

В адрес цыган из уст Тыгина звучали, по сообщениям СМИ, например, такие реплики:

"Если покажете мне хотя бы одного цыгана, который заработал свои деньги, то это будет приятно. В музей поставим. Единственный в городе за всю историю".

"В общем сознании людей возникает образ женщин в длинных юбках, которые в окружении большого числа маленьких детей занимаются попрошайничеством. Зеленодольск в этом плане не исключение —​ именно с этими проблемами, прежде всего с бытовыми, мы сталкиваемся ежедневно".

"Я с трудом представляю, что такое уличное мошенничество. В голову приходит только одно —​ цыгане".

Более того, в школе Айши одно время даже функционировал класс с литерой "ц". Буква находится в самом конце алфавита, а в классе учились исключительно цыганские дети, поэтому юрист Андрей Сучков, сотрудничающий с Казанским правозащитным центром, усмотрел в этом признаки дискриминации по национальному признаку.

Класс действительно расформировали, но под благовидным предлогом — якобы там училось мало детей.

А вот в высказываниях Тыгина Зеленодольская прокуратура никакой дискриминации не усмотрела, хотя ранее прокурор РТ Илдус Нафиков заявлял: "Если в таком ключе прозвучало, это недопустимо, потому что любая нация заслуживает уважения, в том числе —​ цыгане".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG