Ссылки для упрощенного доступа

Нурбек Батулла — о фестивале "Золотая маска", понтах и татарском языке


В рамках проекта Реальные люди 2.0 мы беседуем с гостями о важнейших событиях, которые влияют на нашу с вами жизнь. Гостем сегодняшнего выпуска стал танцовщик, хореограф, лауреат премии "Золотая маска" в номинации балет — современный танец / мужская роль за спектакль "Әлиф" Нурбек Батулла. Он рассказал о том, что после победы на фестивале у татарстанских властей появился интерес к спектаклю, поделился мнением, как мотивировать начинающих артистов, прокомментировал ситуацию с татарским языком и сообщил, что планирует поставить спектакль о татарской борьбе көрәш.

— Небольшой интерес [властей после победы на фестивале "Золотая маска"] появился. Например, позвонили из Министерства культуры Татарстана и спросили, чем они нам могут помочь. Вот сейчас оформляем письмо. Минкульт РТ может помочь с предоставлением помещения для репетиций и показа наших работ, а также с поездкой на фестивали в Азербайджан и Санкт-Петербург. Нам содействует и городское управление культуры — они тоже всячески пытаются помочь: я бы сказал, они это делают более активно, чем Минкульт РТ. До "Золотой маски" этого внимания не было. Но что сделать — обижаться непродуктивно. Конечно, если бы я победил в проекте "Танцы на ТНТ", мне кажется, внимания было бы еще больше, поэтому мы думаем после "Золотой маски" пойти в "Танцы" (смеется).

Наверное, те, кто имеют власть, не совсем понимают и разбираются в нашем творчестве. Сами мы конкретно в Министерство не ходили и ничего не просили — мы общаемся через СМИ. Они о нашей проблеме, думаю, знали.

О МИНИСТРЕ КУЛЬТУРЫ ТАТАРСТАНА

— Мне кажется, важно, чтобы он был открыт, но был, прежде всего, менеджером. Такого человека как раз не хватает нашим проектам — чтобы он смог все организовать с точки зрения финансов, пространства, бытовых вопросов. Но в то же время он должен креативно мыслить, быть открытым и гибким, уметь слушать. Я, конечно, не хотел бы быть министром — я другой формации человек.

О ТОМ, КАК МОТИВИРОВАТЬ СТУДЕНТОВ

— Наши педагоги в Санкт-Петербурге исповедовали и исповедуют студентоцентрированную педагогику, то есть в этом смысле нас избаловали хорошим человеческим отношением, когда нет понятия "педагог" и "ученик", а есть друг, который тебе помогает и вдохновляет. Вот такой путь я вижу — вдохновлять, общаться, пытаться помогать, находить и развивать сильные стороны. И, конечно, смотреть на то, что происходит в мире. Мне кажется это крайне важным, потому что последние десятки лет мы не очень понимали, что происходит на Западе, в Европе и США. Я думаю, это большое упущение, которое срочно надо наверстывать. Для этого, прежде всего, не хватает понимания.

Конечно, есть взаимосвязь и с уровнем зарплат педагогов. Когда у человека освобождается энергия, когда он не думает об ипотечном рабстве, это играет большую роль. И в артистах я это тоже чувствую — не только в педагогах.

О ЦЕЛЯХ

— Мне кажется, все эти фестивали — это такое побочное действие того, что ты делаешь. Это не главное, это побочное. Если я сейчас буду ставить цели выиграть как можно больше фестивалей, я могу потерять главное — постоянный творческий поиск. Мне хотелось бы (я сейчас немного кокетничаю), чтобы все были равны. Для меня чужды такие фестивали. Но на данном этапе речь опять-таки о менталитете. Наше участие в фестивалях и победы сейчас сработают — надеюсь, мы что-то с этого получим (помещение, какую-то стабильную помощь), а потом можно и не участвовать.

О ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ

— Я посчитал своим долгом сказать на вручении "Золотой маски" речь на татарском языке. Когда у меня еще будет возможность со сцены Большого театра сказать на татарском.

У меня такое ощущение, что внутренняя энергия у нашего народа есть, но она спит, куда-то уходит. Растет какой-то комплекс неполноценности, а всеми этими законами еще и подливается масло в огонь. Понятно, что никого не заставишь учить не то что иностранный язык — даже родной, если в нем нет внутренней энергии, если нет понимания, что родной язык — как родная мать. Мне очень понравилась эта аналогия: кто-то написал, что родной язык — это как родная мать, а другой язык — это как мачеха, она богатая и здоровая, а родная мать сейчас бедная и болеет. Мы не имеем право ее бросать только потому, что она болеет и бедная. Но этой мысли нет. Выходишь на детскую площадку и слышишь, как родители обращаются к детям "улым", "кызым", а дальше идет речь на русском языке. Но что делать? Я не знаю.

Борьбы за язык никакой не было. Я не знаю, почему. Это космические вопросы. Я лично делал то, что мог, но в основном в онлайне. Я не вышел на баррикады — это правда. Я готов выйти, но такого ведь не было. Не знаю, почему я не вышел. Тут и страх, конечно.

О СПЕКТАКЛЕ НА ТЕМУ БОРЬБЫ КӨРӘШ

— Пока я хожу на тренировки в Казани. Меня привлекает аутентичность. Я планирую спектакль на тему борьбы көрәш. Я своим искусством хочу продвигать национальное. Мне кажется, көрәш надо пиарить на мировом уровне, потому что таких вещей вообще в мире осталось немного, а еще меньше этого осталось у татар. Аутентичного танца у татар нет, вокального исполнения тоже почти нет. А көрәш — это единственное, что есть у нас настоящее. Это то, где есть энергия. Может быть, через это поднимется энергия, которую мы теряем и поэтому не выходим, когда надо бы выйти. Может быть, если у нас будет много такого крутого контента, и не надо будет бороться в прямом смысле этого слова. Давайте бороться на ковре — может быть, это даже круче, чем выходить на баррикады. Зачем выходить, если такой вопрос просто исчезнет. Вопрос исчезновения языка исчезнет, если пофантазировать. Раз — и откуда-то у всех появилось энергия и воля говорить с детьми на родном языке.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и узнавайте, кто будет следующим гостем проекта Реальные люди 2.0, и многое другое.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG