Ссылки для упрощенного доступа

Обвиняемые по делу "Чистопольского джамаата" прокомментировали ход дела 


Семь из девяти подсудимых по делу "Чистопольского джамаата" написали письмо в СМИ.

Не подписались лишь двое – Станислав Трофимчик, который во время первого судебного заседания по процессу пытался покончить с собой, и Джаудат Ганеев, который заявляет, что не был знаком с остальными обвиняемыми до задержания.

Напомним, 20 октября Приволжский военный окружной суд начал рассмотрение дела "Чистопольского джамаата". Дело слушалось в казанском военном гарнизонном суде в открытом режиме. На скамье подсудимых находятся девять татарстанцев – 38-летний Марат Сабиров, 32-летний Рафаэль Зарипов, 38-летний Айрат Ситдиков, 36-летний Алмаз Галеев, 25-летний Михаил Мартьянов, 29-летний Руслан Гафуров, 39-летний Джаудат Ганеев, 29-летний Станислав Трофимчик и 53-летний Рамиль Абитов. В начале октября арест подсудимых продлили до марта 2017 года. Все они обвиняются в создании преступного и террористического сообществ, теракте, участии в деятельности террористической организации, возбуждении ненависти и вражды и ряде других преступлений.

Свое письмо обвиняемые начинают с того, что выступают против закрытия судебного процесса.

"Мы, так же как и представители СМИ, были против того, что судебное заседание было в закрытом режиме, так как общество, по нашему мнению, должно знать правду. Гласность – одно из условий разбирательства уголовных дел во всех судах. Оснований проводить судебные заседания в закрытом режиме мы не видим. Да их просто нет", – пишут обвиняемые.

Напомним, что дело закрыли для журналистов и слушателей еще 1 ноября этого года. Тогда гособвинитель Андрей Кропотов потребовал у суда удалить из зала представителей СМИ и родственников подсудимых, так как одна из свидетелей просит провести допрос в закрытом режиме, опасаясь за свою жизнь. Этот свидетель – Гульнара Мингалеева, жена убитого во время спецоперации в Чистополе 1 мая 2014 года Раиса Мингалеева. По версии следствия, именно он – создатель "Чистопольского джамаата" и "Моджахедов Татарстана", а также организатор убийства руководителя учебного отдела муфтията Валиуллы Якупова и покушения на муфтия Татарстана Илдуса Файзова.

Женщина объяснила, что на нее оказывается давление со стороны родственников подсудимых, поэтому она опасается за свою жизнь и жизнь своих детей. Однако, напоминают подсудимые, она не приводит никаких доказательств угроз в отношении нее. Еще одна причина почему процесс закрыли – это заявление прокурора о том, что в ходе процесса будут оглашены экспертизы по изготовлений взрывных устройств. "Ни для кого не секрет, что в наше время такую информацию очень легко найти в интернете", – подмечают обвиняемые.

Также они напоминают, что в начале процесса были против допуска СМИ на заседания, но оговариваются, что поводом для этого послужила недостоверная информация, которую опубликовало одно из СМИ. Но так как эту публикацию изменили, они больше не имели претензии в отношении присутствия журналистов на заседаниях.

В своем письме подсудимые пытаются объяснить причины закрытия судебного процесса со своей точки зрения.

"Мы считаем, что это обусловленно тем, что свидетели обвинения один за другим начали отказываться от своих показаний, данных во время следствия, а журналисты начали активно освещать это. Началось бурное обсуждение всего этого в обществе. Стороне обвинения, конечно же, это ни к чему, так как люди могут понять о полкой фальсификации уголовного дела в отношении нас на протяжении трех лет. Как выбивались показания, каким путем. Если бы преступление обвинением было бы доказано, то оно бы не скрывалось от общества", – уверены они.

Обвиняемые пишут, что после закрытия ситуация с показаниями свидетелей не изменилась – они продолжают отказываться от своих показаний "не всех, но большинства".

"Основные же свидетели обвинения, так называемые досудебщики, которые уже осуждены и отбывают наказание в других регионах России. Они были приведены в Татарстан для дачи показаний в суде, однако почему-то были допрошены не в зале суда, а путем видеоконференцсвязи с СИЗО №5 Чистополя. При их допросах было слышно, как им подсказывали ответы. В основном все эти свидетели отвечали – "не знаю", "не помню", "не хочу отвечать", "не могу ответить", "много времени прошло". Представляете, если бы об этом написали журналисты?", – пишут обвиняемые.

Также они указали на отсутсвие некоторой информации в проколе одного из судебных заседаний, при допросе свидетелей обвинения. В завершение обвиняемые пишут, что "все тайное становится явным, ложь исчезает, а истина остается" и заявляют, что рано или поздно смогут доказать свою невиновность.

Ранее "IdeI.Реалии" писали о последних подробностях дела.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG