Ссылки для упрощенного доступа

Ян Арт о Татфондбанке: "Отзыв лицензии означает, что договориться о том, кто будет раскошеливаться на санацию, не удалось"


На что рассчитывать клиентам и работникам Татфондбанка и Интехбанка, какие потери понесет банковский рынок Татарстана и насколько неожиданным был произошедший сегодня отзыв у этих банков лицензий? Об этом мы поговорили с Яном Артом, вице-президентом ассоциации региональных банков России.

— Сегодня Центробанк России объявил об отзыве лицензии у Татфондбанка и Интехбанка. Что значит отзыв лицензии? Банков больше нет?

— Переводя на народный язык, это кранты.

— Как быть клиентам – физическим и юридическим лицам? И клиентам “ТФБ Финанс”? Им удастся вернуть деньги?

— Рискую навлечь сейчас жуткие комментарии, но как в сказке Филатова, "Лучше горькая, но правда, чем приятная, но лесть". Это означает, что, те, у кого вклады превышают 1,4 миллиона рублей, практически потеряли шанс вернуть свои деньги, юридические лица практически потеряли шанс. Потому что в истории российских отзывов лицензий практически не было случая, что в полной массе удовлетворялись требования кредиторов третьей очереди.

— Третьей? Не первой разве?

— Первой очереди – это налоги и обязательные платежи государству. Поэтому, к сожалению, для "превышенцев" (тех, у кого размер вклада превышал 1,4 млн руб. – “Idel.Реалии”) и юрлиц это означает, скорее всего, потерю денег. Можно наговорить кучу красивых умных слов, но, судя по предыдущей практике, не было случая, чтобы масса требований кредиторов третьей очереди была удовлетворена к вящему удовольствию всех сторон. Потому что если бы денежной массы в банке хватало на это, то и дефолтной ситуации не было бы.

— Что будет с клиентами "ТФБ Финанс", вложившимися фактически в облигации Татфондбанка?

— Я не в курсе юридических отношений Татфонбанка и "ТФБ Финанс". Видимо, формально "ТФБ Финанс" сама по себе в порядке, но если ее деньги хранились в Татфондбанке, это означает их потерю. Не по вине самой "ТФБ Финанс", а потому что она, как и другие юридически лица, потеряла деньги в этом банке. То, что она аффилирована с банком, в данном случае не имеет значения.

— Как быть с заемщиками Татфондбанка? И юридическими лицами, и физическими.

— Кредиты перейдут к другому юрлицу. Этим людям и волноваться не надо, и радоваться не надо. Их никто не освободит от кредитных обязательств, но никто не может увеличить обязательства. Этот кредит перейдет третьим лицам. Но в любом случае условия кредита не изменятся.

— Как оцениваете последствия сегодняшних событий для банковского сектора Татарстана?

— Это, конечно, абсолютно стрессовая ситуация, которая, скорее всего, катализирует то, о чем я как-то уже говорил. Банковский сектор Татарстана где-то год назад перестал быть неприкасаемой зоной, как это раньше было. Везде очень жесткая политика ЦБ. Банковскому сектору Татарстана следует ожидать, что невидимое прикрытие, созданное в свое время Шаймиевым и Богачевым (сейчас мы оставляем за скобками хорошо это или плохо, но это было так), закончилось. Банкам, у которых все в порядке, особо бояться нечего. А банкам, у которых намечаются дыры или пузыри, стоит призадуматься. Что касается самого влияния банкротства на рынок, думаю, его последствия будут минимизированы. Потому что есть такое понятие, когда рынок уже отыгрывает ожидания. Например, все ожидают повышения ставки ЦБ, она повышается, но ничего особенного не происходит, потому что все уже ожидали и адаптировали свои бизнес-модели к этой ситуации. Поэтому я не думаю, что здесь что-то произойдет принципиальное. Не считая одного момента. Это надо дотошно изучать, но если на балансе какого-то банка слишком много ценных бумаг ТФБ, этому банку будет нездоровиться.

— Есть еще одна категория пострадавших. Это работники Татфондбанка. Им работу придется искать?

— Им работу придется искать, но как ни странно, и слава Богу, у них ситуация чуть лучше, потому что задолженность по зарплате входит в категорию долгов второй очереди. И вероятность, что им всем выплатят зарплату и компенсацию за несколько месяцев и у них возникнет "подушка", вероятность такого относительно позитивного исхода очень высока.

— А вероятность найти работу какая?

— Крайне мала. В свое время местный министр труда что-то очень позитивное говорила, что это не будет проблемой. По-моему, это типичный лакированный комментарий чиновника, потому что не проблема найти работу будет для полсотни специалистов, известных в банковских кругах как очень хорошие профи. А всем остальным придется очень плохо, потому что банковский рынок Татарстана расти не будет и абсорбировать их не сможет. Что касается линейного персонала, к сожалению, для них - вероятность из серии "уходи в кассирши". Супермаркеты с удовольствием посадят на кассу бывшего операциониста банка, потому что он делал куда более сложные операции и привык к куда большей дисциплине. Но это, скорее всего, означает другие зарплаты и другие условия труда.

— Министр экономики Татарстана Артем Здунов заявил сегодня, что отзыв лицензии стал для татарстанских властей неожиданностью. Это правда неожиданность?

— Хотя бы в последние сутки перед отзывом это трудно назвать неожиданностью. Когда Standard & Poors выпустил официальный релиз о снижении рейтинга Татфондбанка до дефолтного… Получается, что для Standard & Poors неожиданностью не было, а для правительства Татарстана - неожиданность? Здесь либо есть доля лукавства со стороны министра экономики, либо можно посоветовать чиновникам читать рейтинги, когда речь заходит о банковских проблемах. Для меня это не было неожиданностью в последние часы перед отзывом.

— В народе уже появилась версия, что отзыв лицензии откладывали до юбилея Минниханова…

— Наши пиарщики и политологи-мыслители на все способны, но Минниханов-то причем? Он, что, виноват в этом? В плюс руководителю региона это, конечно, не идет. Но он не может быть виноватым в том, что происходит с каждым бизнесом в регионе, даже при том, что там правительство участвует. Это жизнь, это бизнес, это рынок, это экономика, и она в России не в самые лучшие времена переживает. Считать, что он мог что-то изменить, наивно.

— 27 февраля власти Татарстана сообщили, что по их просьбе ТАИФ предложил ЦБ свои услуги в качестве санатора. Что пошло не так?

— Мне трудно комментировать. Суть конкретных переговоров я не знаю, поэтому с моей стороны было бы наивно комментировать. Но отзыв лицензии означает, что договориться о том, кто будет раскошеливаться на санацию, не удалось.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG