Ссылки для упрощенного доступа

Газета "Камско-Волжская речь"
Воскресенье, 27 августа 1917 года №186.

ХРОНИКА.

Лаишевские погорельцы. Губернским комиссаром получено от Лаишевского уездного комиссара извещение, что ощущавшаяся в первая время после пожара нужда в палатках для размещения в них погорельцев, в настоящее время удовлетворено. Все погорельцы размещены в квартирах, почему комиссар просит запрошенных ранее 100 палаток не посылать.

Необходимость в училищах. Инспектор 4-го высшего начального училища доводит до сведения училищной комиссии, что после зачисления учащихся в 1-й класс училища (46 чел.) пришлось отказать в приеме 90 желающим поступить (преимущественно девочкам). Ощущается необходимость открыть еще училище в районе вокзала.

ДРАМА В ПАССАЖЕ.

Самоубийство отца и дочери.

С января 1916 года в городском Пассаже (№37) проживали Иван Андреевич Васильев и его замужняя, не живущая с мужем, дочь Евгения Ивановна Яковлена. Они вели замкнутый образ жизни, уделяя много времени печальному факту — гибели на фронте сына Васильева, офицера. Служили панихиды, хлопотали над устройством в Спасском монастыре склепа, куда месяца полтора назад и был перенесен гроб сына Васильева, привезенный с фронта, стоявший некоторое время часовня монастыря. Вообще память о покойном был предметом трогательных забот отца и дочери. Может быть даже и трагическая развязка их с жизнью находится в связи с этим.

Еще с месяц тому назад среди квартирантов городского Пассажа говорили, что Васильев и Яковлева обрекли себя на самоубийство и готовятся к этому.

И эти слухи, как оказалось, были основательны. Отец и дочь действительно готовились к смерти.

Все распоряжения, до мельчайших подробностей, сделал Васильев в своем духовном завещании и даже могилы были заготовлены заранее в склепе, рядом с гробом сына и брата. Склеп был приготовлен для троих.

В ночь на 25-е августа Васильев и Яковлева заказали ванны и далеко за полночь не спали, а 26-го не выходили весь день из номер.

Вечером 26-го августа управляющий номерами несколько раз стучался в номер 37-й, но ответа не последовало. Тогда номер был открыт и вышедшая в переднюю Яковлева заявила управляющему недовольство зачем их беспокоят. На вопрос управляющего: где ее отец, Яковлева ответила: он спит. Утром 27-го августа управляющий вновь постучался в №37-й, но опять безрезультатно. Тогда пригласили милицию, вскрыли дверь и нашли уже похолодевшие трупы Васильева, и Яковлевой.

Он отравился. Она же тоже отравилась, но, как видно из оставленной ею записки, яд на нее не подействовал и она докончила жизнь выстрелом из револьвера в висок.

— Настоятель Спасского монастыря, воспротивился погребению самоубийц на монастырской территории.

— В одном из оставленных писем Васильев просит ни кого в их смерти не винить: просто им надоело жить.

СУД НАД БОЛЬШЕВИКОМ.

5 августа происходило заседание военно-окружного суда с участием военно-присяжных заседателей. Председательствовал ген.-м. Погосский, обвинял помощник военного прокурора, подпор. Лахницкий.

Слушалось дело прикомандированного к 2 запас. артил. бригаде прап. 1 зап. полка, расформированного в Петрограде, Ершова, обвиняемого по 110 и 112, 107 и 112 ст. воинского устава (22 кн. Св. военн. постан.).

Сущность обвинения и этих статей сводится к следующему: 12 августа на митинге подсудимый подстрекал солдат повесить командира бригады подполк. Макалинского и другое начальство (110 и 112 ст. уст.), а 13 августа также подстрекал солдат сильной не допускать перевода его — Ершова в 3 арт. бригаду в г. Самару (107 и 112 ст. уст.).

Дело было возбуждено в упрощенном порядке — по рапорту начальства, что предусмотрено приказом по войскам №361.

В заседании были выслушаны показания 3 свидетелей со стороны обвинения и 10 — со стороны защиты.

По заслушании показаний свидетелей прокурора от обвинения по 110 и 112 ст. отказался, поддерживания обвинение по 2 пункту — в подстрекательстве солдат отказать противодействие силой в исполнении приказов начальства.

Присяжные заседатели, после продолжительного совещания, заявили, что для половины из них обвинение не ясно (голоса разделились по 4), почему просили произвести по делу расследование.

Военно-окружной суд определил: дело о прапорщике Ершова, обв. по 107 и 112 ст., направит через военного прокурора к военно-судебному следователю для расследования всех обстоятельств дела.

ЛАИШЕВСКИЕ УЖАСЫ.

(от нашего корреспондента).

В час дня 21 августа показался дым из под крыши двухэтажного дома Смирнова, в верхнем этаже которого содержалось около 100 пленных австрийцев. Забили набат, сбежался народ, приехали пожарные, но унять огонь не могли, по мнению многих очевидцев, вследствие плохой распорядительности и безучастности собравшейся на пожар публики.

Через десять минут пламя охватило весь дом и вскоре перешло на соседние дома.

К несчастью, ветер сразу усилился, стал с быстротой молнии перекидывать искры в другие улицы и на отдаленные гумна, сплошь уставленные копнами хлеба и сена. Через мгновение получилось сплошное море огня, захватившее лучшую часть города и как бы перерезавшее последний широкой полосой на две почти равные части.

И вот в разгар этих ужасов пронесся слух что город подожгли в разных местах австрийцы. Стали уверять, что будто видели их со спичками в руках с бутылками керосина, будто застали даже некоторых на месте преступления. Уверяли, что дом священника Матвеевского и гумна подожгли именно они. Слухи эти толпу электризовали. Посыпались выстрелы, началась погоня по улицам и лугам за пленными австрийцами и немцами из военнообязанных, с которыми тут же и кончали, предварительно зверски их избивая поленьями, саблями, камнями, прикладами и штыками, а в заключение выстрел из винтовки или револьвера в изуродованный уже труп. В день пожара растерзано было 6 человек и, кроме того, много было жестоко избито.

В избиении, а главное в убийстве принимали участие и милиционеры и солдаты, пуская вход свое оружие, и даже нашлись женщины, которые издевались над изуродованными трупами. Указывают на участие в самосудах и бесчинствах на лиц, которые весной в апреле вызвали в городе эксцессы, арестовав город. голову, воинского начальника и др. Необходимо здоровым элементам города сплотиться, чтобы дать должный отпор "гражданам", могущим привести город к анархии.

Самые интересные новости, заметки и объявления из газет и журналов Поволжья 1917 года читайте на нашем сайте. Продолжение следует.

Читайте о событиях столетней давности в специальном Telegram-канале"Поволжье в 1917 году".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG