Ссылки для упрощенного доступа

Газета "Вперед!" (орган Уфимского комитета Российской социал-демократической рабочей партии)
29 октября 1917 года

УФИМСКАЯ ЖИЗНЬ.

Хроника.

Протест гимназисток уфимской 2-й женской гимназии. Ученицами 8, 7, 6 и 5-го классов уфимской 2-й женской гимназии вынесена следующая резолюция: "Вполне присоединяясь к резолюциям протеста учащихся (группы мужской правительств. гимназии и частной мужск. гимназии), по поводу возмутительного избиения товарища гимназистки 8-го класса 2-й женской гимназии, мы, ученицы 8-х, 7-х, 6-х и 5-х классов, в свою очередь выражаем крайнее изумление, почему ни родители, ни педагоги, ни общество до сих пор еще не приняли никаких мер к расследованию этого позорного факта".

Введение военной цензуры. Губернским революционным комитетом назначен комиссаром над печатью член исп. ком. Соколов.

В союзе молодежи "III Интернационал". В воскресенье 29 октября в помещении II ж. г. в 4 ч. дня состоится собрание союза молодежи "III Интернационал".

В РЕВОЛЮЦИОННОМ КОМИТЕТЕ.

Советам р. и с. депутатов белебеевскому, златоустовскому, мензелинскому, стерлитамакскому, усть-катавскому, катав-ивановскому, миньярсокму, аша-балашевскому, симскому, саткинскому, миасскому, юрюзанскому, белорецкому, усинскому следующая телеграмма: "Временное правительство Керенского свергнуто и частью арестовано революционной демократией. Власть организуется съездом советов. Уфимские советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов управление губернией возложили на избранный ими революционный комитет в составе семи лиц: Свидерского, Цюрупу, Брюханова, Юрьева, Евлампиева, Штейнберга, Бриллиантова.

Первая задача комитета: борьба с анархией, контр-революцией, обеспечение созыва в срок Учредительного Собрания, содействие разрешению земельного вопроса, охранение от разрухи хозяйственного быта населения.

Комитет приглашает всех граждан спокойно продолжать свои обычные дела, а должностных лиц отправлять государственные и общественные обязанности. Товарищи! Переживаемый родиной кризис власти требует исключительного напряжения сил, чтобы довести до созыва Учредительного Собрания полновластного хозяина страны. Дружная работа демократии необходима для спасения родины от анархии и гибели.

Подробные сведения сообщены в местных газетах "Впередъ", "Земля и воля".

Дальнейшие деловые распоряжения и указания будут даны телеграфом и почтой.

Между членами революционного комитета произошло следующее распределение обязанностей.

Общий надзор и контроль за постановкой дела в правительственных учреждениях и сношение с комиссарами губернии и уезда возложено на Н.П.Брюханова и А.И.Бриллиантова. Земельное дело – И.З.Штейнберга, продовольственное дело – А.Д.Цюрупа. Вопросы труда и капитала – тов. Юрьева. Военное дело – поручика Евлампиева. Подготовка и выборы в Учредительное Собрание – А.И.Свидерский".

СРЕДИ СОЛДАТ.

26 октября состоялось общее собрание солдат 14 роты 103 з. п. полка, на котором на обсуждении текущих событий единодушно было постановлено: горячо приветствовать переход власти в руки советов раб. и солдатских депутатов, как истинных представителей и защитников интересов революционной демократии, всемерно их поддерживать и без распоряжений исполнительного комитета никаких выступлений не делать.

СРЕДИ ПОЧТОВО-ТЕЛЕГР. СЛУЖАЩИХ.

От председателя окружного комитета почтово-телеграфного союза от 27 октября из Самары получена следующая телеграмма: "Принимая во внимание, что мы накануне Учредительного Собрания, а так как со стороны временного правительства не было попыток отсрочки созыва такового, окружный комитет признает захват власти советами в данный момент несвоевременным, как вызывающий гражданскую войну, а также возможную отсрочку созыва Учредительного Собрания и потерю завоеваний революции.

Если же переход власти к советам в данной местности совершился, то не противодействовать этому.

ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЕ ДЕЛО.

Борьба с дезорганизацией заготовки хлеба.

27 октября совещание председателей уездных прод. управ с губернской прод. управой подошло к вопросу об оценке закона от 25 марта о хлебной монополии и способах взятия хлеба у крестьян. Губернская прод. управа характеризовала положение вещей так: "сверху брошена была оторванная от всей экономической жизни, ничем не подкрепленная хлебная монополия. При этом правительство находило еще возможным не раз менять курс продовольственной политики, действуя не впопад и без совещания с местными работниками.

Продовольственные учреждения попали между молотом требований сверху и наковальней вполне отрицательного отношения к этим требованиям на хлеб снизу.

И до сих пор хлебной монополии, как системы распорядков сбора и распределения продуктов, не существует. Есть лишь приемка хлеба, получаемого с большею или меньшею потугой.

А население настолько не признает закона о хлебной монополии, что не считает даже нужным сопротивляться, а просто игнорирует его.

В руках продовольственных организаций остается одно главное средство проведения закона – применение силы во всей ее полноте.

Но так как одного этого средства мало, то нужно вести такую продовольственную политику, чтобы население видело, что хотят не только отобрать у него хлеб, но и его снабдить товарами.

В основу продовольственной политики должны лечь в самых широких размерах государственный контроль и регулирование производства, монополизация распределения продуктов".

Представители уездов дали оценку хлебной монополии в том же духе.

Председатель белебеевской уездной прод. управы остановился на принципе проведения монополии и видах на будущее.

Закон о хлебной монополии совершенно оторван от жизни: не опирается ни на одну группу населения, не создал даже слоя исполнителей его.

Это обстоятельство делает закон бессильным и составляет главный его недостаток.

В губернии существуют лишь полудобровольная, полупринудительная сдача хлеба.

Причина этого кроется в бытовом явлении, неучтенном законом: зажиточное население привыкло хранить запасы хлеба за несколько лет на случай неурожая. В деревнях есть клади не только за 1916, 1915 и 1914 годы, а даже за 1908-1909 г.

Хлеб не сдают, не только потому, что падает цена рубля и на него нечего купить. Не сдают и потому, что государство не может дать населению всего нужного для него хлеба. Не может убить базар открытием своих продовольственных лавок. Отсюда – обход закона частной покупкой хлеба, отсюда рост цен на хлеб, а за ними – сокращение сдачи хлеба.

Закон, оставляющий населению потребительные нормы лишь на 1 год – при всей их преувеличенности – не может быть осуществлен никакими распоряжениями сверху.

И нечего "румянить мертвеца". Нужно это признать и или перейти в другую плоскость действий или изыскать иные способы проведения монополии…

Самые интересные новости, заметки и объявления из газет и журналов Поволжья 1917 года читайте на нашем сайте. Продолжение следует.

Читайте о событиях столетней давности в специальном Telegram-канале"Поволжье в 1917 году".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG