Ссылки для упрощенного доступа

В 2018 году двенадцать регионов Приволжского федерального округа получат 77, 4 млрд руб. дотаций из федерального бюджета. Это меньше, чем федеральная программа развития Республики Крым и меньше, чем вместе взятые дотации Дагестану и Якутии. При этом лишь два региона Поволжья — Татарстан и Самарская область —остаются в числе бездотационных доноров.

Основным получателем средств в Поволжье очередной раз становится Башкортостан — планируется, что он получит из федерального центра 16,4 млрд руб. Однако дотационность Башкортостана весьма условная — в прошлом году республика отправила в федеральный бюджет 253,4 млрд руб., и на этом фоне федеральные дотации в регион выглядят весьма скромно. К тому же в 2017 году Башкортостан был вынужден сократить свои бюджетные расходы по сравнению с прошлыми годами. В 2018 году его ожидает та же участь.

При этом планка федеральных налогов с каждым годом поднимается всё выше. В таких условиях есть риск, что и последние десять регионов-доноров в России перестанут быть таковыми. В среднем около 65% налоговых сборов идут прямиком в федеральный бюджет. "Федералы" забирают легко администрируемые налоги (например, НДС), для регионов же главным источником доходов остаются сложно собираемые налоги – часть налога на прибыль и НДФЛ. В условиях кризиса, когда большинство компаний "мудрит" с финансовой отчетностью, а многие граждане получают серые зарплаты или вовсе работают в "гаражной экономике", собирать региональные налоги становится всё сложнее.

Для Татарстана потери могут составить 3 млрд руб.

В этом году федеральный бюджет забрал себе ещё 1% налога на прибыль, акцизов на ликеро-водочную продукцию и на топливо. В 2018 году ожидается изменения по налогу на движимое имущество, в результате которого регионы могут потерять ощутимую сумму. Например, для Татарстана потери могут составить 3 млрд руб. (1,5% бюджета). Еще один ожидаемый "сюрприз" для нефтяных регионов — в пользу "федералов" будет уходить ещё больше акцизов на нефтепродукты. Так, если в Татарстане в 2017 году останется 61,7% суммы данных акцизов, то со следующего года в республиканскую казну будет отправляться 57,4%.

Регионы ожидает еще несколько неприятных новшеств, которые непосредственно отразятся и на жизни простых граждан. С 2018 года бюджетные кредиты регионам доведены до минимума, всего Минфин России готов выделить не более 50 млрд руб. на эти цели. Причина, по которой регионы брали бюджетные кредиты — необходимость исполнения так называемых "майских указов" президента. Судя по всему, после выборов заработные платы учителям и врачам перестанут расти. Иначе у регионов не будет возможности исполнить эти обязательства.

Республика просит 28,8 млрд руб. для предотвращения "катастрофической ситуации"

Так, Карелия уже стала первым регионом, который публично признал нехватку денег на повышение зарплат бюджетникам по майским указам президента. За Карелией последовала Хакасия. Республика просит 28,8 млрд руб. для предотвращения "катастрофической ситуации" в регионе. Иркутская область так же запрашивает помощь на выплату заработных плат. Денег нет, несмотря на сокращения бюджетников, оптимизацию самих учреждений, практику перевода медсестер в уборщицы или угрозу увольнения учителей национальных языков в республиках.

Даже главный смотритель Кремля в Поволжье Михаил Бабич на недавнем совещании позволил себе попенять в сторону федерального центра: "Ситуацию осложняет то, что отдельные изменения федерального законодательства или принимаемые на федеральном уровне решения приводят к значительному увеличению расходных обязательств регионов".

Некоторые регионы, уже не особо надеясь на бюджетные ссуды, увеличили долю коммерческих кредитов, условия выплат которых жестче, а ставки — гораздо выше. Так, в структуре задолженности Архангельской области доля коммерческих кредитов — 78,9%, у Псковской области — 75,6%, у Марий Эл — 81,4%.

Как минимум, минус еще одна программа развития в регионе

Кроме того, установлен весьма жесткий лимит и по ежегодному дефициту региональных бюджетов, который ограничивает возможности финансового маневра для субъектов федерации. Лимит дефицита в 2,5 млрд руб. вместо 10 млрд руб. — это, согласитесь, весьма ощутимо. Как минимум, минус еще одна программа развития в регионе.

К тому же налоговые сверхдоходы от нефти стоимостью выше 40 долларов за баррель будут автоматически уходить в федеральный фонд национального благосостояния. Соответственно, покрыть большую дыру бюджетного дефицита Татарстана (или любого иного нефтяного региона) за счет увеличения цен на нефть не получится. Получается, что регионы от повышения цен на нефть особо ничего и не выигрывают.

А вот федеральный бюджет, напротив, в течение уже пяти лет принимается с изрядной долей дефицита. Ещё один источник пополнения бреши в федеральной казне — "реквизиция" страховой части будущих пенсий граждан. Проводится она уже четвертый год подряд. В такой ситуации закрадываются сомнения — будет ли вообще у нынешнего поколения тридцатилетних пенсия?

Вместо 50% "Роснефть" отдаст 33%, "Газпром" — лишь 20%, "Транснефть" — 13% заработанных дивидендов.

В общем, для регионов правила игры ужесточаются, а налоговое бремя растёт, а вот федеральный центр может себе позволить играть по другим правилам: больше дефицит, больше заимствований, больше "реквизиций" у простых граждан – от "Платона" до акцизов на пальмовое масло и налога на шины. В то же время уже третий год подряд Правительство России не может добиться от госкомпаний положенных выплат в бюджет. Вместо 50% "Роснефть" отдаст 33%, "Газпром" — лишь 20%, "Транснефть" — 13% заработанных дивидендов. В 2018 году поступления от госкомпаний в бюджет составят лишь 380 млрд руб. вместо запланированных годом ранее 700 млрд руб. Кстати, налоговая нагрузка на крупный российский капитал считается весьма низкой, крупные компании пользуются огромными налоговыми льготами.

Почти на 10% ожидается и сокращение финансирования по общефедеральным программам и прочим федеральным трансфертам.

Регионы будут скрести по нашим карманам в поисках штрафов и неуплаченных налогов, увеличивать тарифы

Что будут делать регионы при таких бюджетных перспективах? Правильно: и дальше резать помощь муниципалитетам, оптимизировать сети бюджетных учреждений и штаты бюджетников, снижать объемы финансирования региональных программ (одновременно с их количеством), инвестиции в основной капитал и инфраструктуру. А заодно — "скрести по сусекам" и нашим карманам в поисках штрафов, неуплаченных налогов, увеличивать тарифы.

Муниципалитеты и дальше буду продавать остатки земли. Затраты на человеческий капитал снижаются и на федеральном, и на региональном, и на муниципальном уровне. И это — региональная политика федерального центра, которая касается нас всех. В прошлом году регионы ещё могли себе позволить проявить недовольство подобной экономической политикой. Сегодня в условиях ускоренной смены губернаторов такая "фронда" чревата потерей места.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG