Ссылки для упрощенного доступа

Приведет ли тактика бойкота президентских выборов оппозицию к успеху?


Форум свободной России

За такую тактику высказался прошедший на прошлой неделе в Вильнюсе очередной "Форум свободной России". Сторонники Алексея Навального также заявляют об активном бойкоте выборов в том случае, если их кандидата не зарегистрируют. Но по-прежнему остается неясным, в каких формах может пройти "активный бойкот" в отличие от пассивного и традиционного абсентеизма.

Главный организатор вильнюсского форума, политик, бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров придерживается своей неизменной в последние годы позиции: любые выборы в сегодняшней России — это имитация и в них "не нужно участвовать, нужно только наблюдать". Единственно верное поведение по отношению к ним, по мнению Каспарова, — бойкот.

— После объявления Путина ждем регистрацию других кандидатов. Там все более-менее очевидно. С регистрацией Алексея Навального понятно, что будет происходить: если власти решили запереть на 30 суток главу предвыборного штаба Леонида Волкова, то тема уже закрылась — послана черная метка. Дальше, после 5 января, будем наблюдать за действиями команды Навального — заявят ли они о кампании полного бойкота, если откажут в регистрации. Это может вполне серьезно понизить явку. Если Навальный сможет этого добиться, то это будет большим результатом. Владимир Путин стремится к высокой явке. Ситуация контролируется, но не до такой степени; явку невозможно будет нарисовать до 70% в Москве или Санкт-Петербурге. И тогда мы поймем, каков у Владимира Путина реальный уровень поддержки, — обрисовал примерную стратегию действий Каспаров.

Его поддержал еще один сооснователь вильнюсского форума, политэмигрант Иван Тютрин, руководивший в свое время, осенью 2011 года кампанией по бойкоту думских выборов "Голосуй против всех!", идеология которой была сформулирована политиком Борисом Немцовым.

Реальной политической оппозиции сейчас в России нет, поскольку отсутствует политическая деятельность как таковая, — заявил Тютрин. — Так называемые оппозиционные кандидаты беспрепятственно участвуют в выборах, и участие этих кандидатов очень успешно "продается" режимом на Западе. Кроме того, замечу, что, начиная с 2014 года, участие в любых федеральных выборах в России равноценно косвенной легитимации аннексии Крыма, что бы тот или иной оппозиционный кандидат по этой теме ни говорил. Поэтому бойкот — единственно правильное решение.

Каспарову и Тютрину возражали сотрудничающая с избирательным штабом Ксении Собчак юрист Елена Лукъянова и бывший депутат Госдумы, политэмигрант Илья Пономарев.

— Я категорический противник любого избирательного бойкота, — заявила Лукъянова. — Какие бы теории мне о нем не рассказывали, я понимаю, что это наносит только вред. Только путем ответственного избирателя появляется ответственный гражданин. Конечно, нынешние президентские выборы — это имитация. А мы в нашей кампании Собчак как раз намерены показать авторитарный характер режима, показать имитационность этих выборов.

Я за такую тактику активного бойкота — я пойду голосовать и испорчу бюллетень, — сказал Пономарев. — В общем-то, даже можно голосовать за любого кандидата, кроме Путина, это будет разной степени протест против нынешней системы. Чем больше такого протеста, тем лучше, нагляднее будет видно, что режим вовсе не обладает 86 % поддержки, как нам об этом заявляют.

Один из ближайших соратников Алексея Навального, политэмигрант Владимир Ашурков объявил, что ими решено прибегнуть к бойкоту выборов лишь в случае отказа в регистрации их кандидата.

— Мы выбрали для себя участие в выборах по трем причинам, — заявил Ашурков. — Во-первых, по всем нашим опросам наши сторонники хотят, чтобы мы участвовали в выборах. Во-вторых, международный опыт показывает нам, что демократический транзит после свержения авторитарных режимов проходит безболезненнее в странах, где демократические силы пытались участвовать даже в тех псевдовыборах, которые нельзя назвать честными и демократическими, как сейчас в России. И, наконец, участие в выборах — это тренировка на будущее наших организационных сил. Поэтому мы кампанию объявили, мы ведем ее с большой интенсивностью, проводя, в том числе массовые мероприятия по всей стране, как это было в марте и в июне нынешнего года. У нас нет никакого "плана "Б", все эти мероприятия мы проводим с целью создать давление, чтобы Навального зарегистрировали. Возможности для этого остаются.

Владимир Ашурков, тем не менее, счел необходимым отметить, что если ЦИК России откажется зарегистрировать Навального и этот отказ подтвердит суд, то в январе будет объявлена "кампания активного бойкота".

— О параметрах этой кампании мы в свое время сообщим, — пообещал Ашурков.

Сам Алексей Навальный также ранее говорил о возможности бойкота выборов в случае отказа в регистрации. "Мы развернем такую кампанию за бойкот и против выборов вообще, что не оставим от них камня на камне; мы будем убеждать и сможем убедить всех не ходить на избирательные участки", — пообещал Навальный.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Социологи: 73% татарстанцев довольны положением дел

— Зачем же ждать января, если мы все прекрасно понимаем, что Навальный не будет зарегистрирован? — спросил Ашуркова участник форума Андрей Сидельников. — Зачем обманывать себя и других? И что предлагается делать оппозиции 19 марта, когда будет объявлен победитель выборов, которого мы все знаем?

— Что касается нас, то мы будем продолжать делать все то, что и сейчас делаем — приобретать политический капитал, который будет востребован, когда в стране произойдет либерализация, — ответил Ашурков. — Это наши антикоррупционные расследования, это наша медийная деятельность, это работа над нашей программой, это участие в политических событиях, в том числе в будущих выборах. И это, безусловно, — создание после выборов некой национальной политической организации на основе развернутых в этом году наших штабов в регионах.

Без готовности людей выходить на уличный протест, когда власть откровенно обжуливает, ничего не выйдет. Это — главное. И вот в этом главном Навальный показал свою силу — показал, что может выводить на улицы большое количество людей, — отметил правозащитник из Санкт-Петербурга Александр Скобов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Ксения Собчак заступилась за татарский язык

Голосование в конце работы форума показало, что большинство участников выступает за бойкот выборов. В резолюции, принятой форумом за основу, выборы были названы имитацией, а участие в них представителей демократических сил – ошибкой, которая легитимирует кремлевский режим. Участники призвали все оппозиционные силы к "полному бойкоту этой имитационной процедуры".

С ЧЕМ НЕ ОПРЕДЕЛИЛИСЬ

Вопрос о формах такого бойкота остался открытым. Социолог Игорь Эйдман в интервью "Радио свобода" среди таких возможных форм назвал активную агитацию за бойкот, привлечение для фиксации расхождений между реальной и официально объявленной явкой возможно большего количества наблюдателей, как независимых, так и назначенных другими кандидатами и партиями, а также массовые протесты против фальсификаций в день голосования и, к примеру, против недопуска на выборы того же Алексея Навального или других кандидатов. Социолог отметил, что эта кампания "может объединить разные политические силы — как сторонников Каспарова, сторонников Форума свободной России, так и сторонников Навального".

"Если она будет грамотно, интенсивно проведена, мы можем получить довольно серьезный результат. Путину нужны примерно 70% явки, 70% за Путина — это те цифры, которые озвучивали в администрации президента. Сорвать этот план, снизить явку, заставить власти или признать то, что за Путина голосует не так много людей, или пойти на какие-то грубые фальсификации, которые вторично вызовут массовый протест и массовое недовольство, вот это задача оппозиции, которая может быть решена", — считает Эйдман. Он предположил, что успех в решении этой задачи "может дать второе дыхание оппозиции в нынешней тяжелой для нее ситуации".

О перспективах тактики активного бойкота президентских выборов, обсуждающейся в кругах российской оппозиции, корреспондент "Idel.Реалии" поговорил с известным украинским политологом Еленой Галкиной, которая также принимала участие в работе вильнюсского форума.

Елена Галкина
Елена Галкина

Какой вам видится политическая ситуация в России накануне президентских выборов? Есть ли на них какие-то шансы у оппозиции?

— На мой взгляд, единственной альтернативой Путину на этих выборах, — нравится нам это или нет, — может быть только Алексей Навальный. Только он может мобилизовать людей, он доказал свою способность формировать структуру и привлекать активистов на началах не административного ресурса, а идейного единства этих людей.

Он предлагает, на самом деле, альтернативную путинской России повестку. Но, насколько я понимаю, этот кандидат зарегистрирован не будет, хотя я бы на месте Путина зарегистрировала бы его и с весьма прогнозируемым результатом поборолась бы с ним в открытом и честном избирательном поединке. Но этого, очевидно, не произойдет. Возможно, Путина пугает судьба Роберта Мугабе, который на предыдущих выборах позволил себе немножко либерализовать сам избирательный процесс и соревноваться с реальным оппозиционером, и после этого утратил, таким образом, часть своей легитимности. Да, такой риск есть и для Путина. Очевидно, что российская власть не хочет либерализации, она, видимо, сделала выводы и из истории с Мугабе, и из истории с Мубараком в Египте, и из истории Советского Союза 1980-х годов; сделала вывод, что либерализация — это плохо, нужно закручивать гайки и тогда все будет в порядке. Этот вывод, конечно, ошибочный.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Второй "Съезд башкирского народа", или с Путиным всё стало ясно

Все остальные кандидаты не являются реальной альтернативой и соберут они достаточно мало голосов. Собчак — это отдельная история. Мобилизационный потенциал Бориса Титова и Партии роста мы видели в ходе прошлогодней думской кампании. Ну, а дальше эта классическая обойма системных вечных "оппонентов" Путина — это вообще неинтересно.

Каков ваш прогноз течения самой избирательной кампании?

— Это во многом зависит от стратегии Навального. Это может быть просто бойкот выборов, если его не зарегистрируют. Это может быть и активный бойкот с игрой на понижение явки и дальнейшей мобилизацией наблюдателей, чтобы проследить за реальной явкой в день голосования. Потом можно будет сравнить реальную явку с объявленной официально и сделать выводы о том, насколько легитимен будет избранный президент. Мне кажется, что если бы Навальный поступил таким образом и, вообще, если бы российская демократическая общественность сконцентрировалась бы на этой ситуации, то можно было бы получить интересные результаты, потому что с явкой, насколько я вижу, будут проблемы. Ведь выдвижение Собчак, Титова и других кандидатов, как и последние инициативы Путина о выплатах за новорожденных и прочее — все эти меры направлены на привлечение на выборы абсентеистов, на повышение явки. Я не думаю, что эти меры будут удачными, потому что пассивные, латентные сторонники Путина, — те самые "86 процентов", — эти люди не только не выйдут "умирать за Путина", они и на митинг не придут без административного ресурса или финансовых стимулов. И голосовать они тоже не пойдут, потому что они знают, что ничего не изменится.

Так вот, задача власти — повышать явку, задача оппозиции — объяснять, что выборы являются имитацией, что в России нет демократических президентских выборов в принципе, в условиях такой концентрации власти, административного ресурса, отсутствия независимого суда, свободы слова и собраний и так далее, — и дальше фиксировать реальную явку. Если, к примеру, власть заявляет о явке 55 процентов, а реальная явка всего 10 процентов, то о какой легитимности тут можно говорить? И, главное, — донести эту информацию до максимального количества активных избирателей, а они уже потом понесут ее дальше.

Есть ли перспективы у тактики активного бойкота, к которой сейчас призывают представители радикальной российской оппозиции? Как вы считаете, может ли эта тактика привести к какому-то коренному сдвигу, наподобие украинского Майдана в 2004-2005 годах, когда украинское общество выступило против фальсификаций на президентских выборах?

— Я не думаю, что в России это приведет к какому-то общественному взрыву, во всяком случае, сразу после выборов. С моей точки зрения, система достаточно прочна, чтобы не допустить подобного варианта развития событий. Хотя тут еще может вмешаться история с санкциями против российской элитой, список которой готовится в американском конгрессе. Тем не менее, я оцениваю вероятность такого вот взрыва, условного "российского Майдана", как достаточно небольшую, вне зависимости от активности бойкота. Но в среднесрочной перспективе, если удастся показать нелегитимность Путина, — через низкую явку и через демонстрацию примененных режимом черных избирательных технологий — это может иметь отложенный эффект, как это случилось, например, в Египте при Мубараке.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG