Ссылки для упрощенного доступа

"На эти деньги я куплю только место на кладбище"


Марина Родина уже два года почти каждый день борется за то, чтобы остаться жить в своей квартире в аварийном доме в Зеленодольске или получить равноценную компенсацию за жилье. Дело это не ограничивается только судами, она ходит на митинги, одиночные пикеты, пишет обращения и запросы. Сегодня, 26 февраля, Верховный суд Татарстана оставил в силе решение зеленодольского суда, лишившего ее права собственности на квартиру.

***

8 февраля, утро. Сажусь в такси — Volkswagen Polo, за рулем мужчина лет 40-45. Отъезжаем от дома, собираемся выезжать на дорогу.

— Хотел нарушить (проехать через двойную сплошную — "Idel.Реалии"), но увидел, что мы едем в Верховный суд Татарстана и передумал. Еще оштрафуете прямо тут, — смеясь заявляет водитель.

— Я не юрист, а журналист, — отвечаю ему.

— О, вы процесс какой-то освещаете?

— Да, аварийщики из Зеленодольска.

— А можно тогда вопрос? — спрашивает он и, не дожидаясь ответа, продолжает. — Я вот на Даурской живу в двухэтажном доме. У нас трещины пошли после того, как метро [станция Ометьево] стали строить. Потом еще напротив дома высотку возвели. Первое время из ЖЭК приходили, маячки ставили, а потом просто забили. У нас дом тоже могут признать аварийным?

— Наверное. А они вам ничего не говорили?

— Нет, а если признают, то что тогда? И почему аварийщики из Зеленодольска судятся сегодня? — снова спрашивает он.

— В Казани вроде 38 тысяч за один квадратный метр обещают. А вот в Зеленодольске и других районах Татарстана — 11 022 рубля. Вот и судятся.

— В смысле? Они же равнозначное жилье дают, я слышал.

— Нет. 11 тысяч за квадратный метр и потом ипотека на новое жилье.

— На 38-то ничего не купить, а на 11 что вообще можно? — удивляется водитель и смотрит на меня, пока мы стоим на светофоре.

— Ничего хорошего.

— Я вот патриот, но не понимаю, почему они так над людьми издеваются? Кошмар.

— Вот так.

Мы подъехали к зданию суда.

— Оставьте меня вот здесь, пожалуйста, — прошу я водителя.

— Хорошего вам дня!

***

В этот день в Верховном суде Татарстана начиналось рассмотрение апелляционной жалобы жительницы Зеленодольска Марины Родиной. Она требовала отменить решение Зеленодольского городского суда, который лишил ее и ее дочь права собственности на их квартиру.

Аварийщики в Зеленодольском городском суде
Аварийщики в Зеленодольском городском суде

В коридоре на третьем этаже было многолюдно. Аварийщики часто поддерживают друг друга — за несколько лет борьбы за свои дома или повышение выкупной стоимости они уже успели все перезнакомиться. Здесь, кроме аварийщиков, и члены общественного движения "За справедливый суд и против судебного произвола". Движение создали совсем недавно, но уже успели провести несколько круглых столов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Молодой мужчина, пенсионерка, мать троих детей, мужчина из Уруссу и девушка из Васильево — один из круглых столов движения.

В тот день, 8 февраля, судебное заседание отложили — представитель исполкома не явился на суд.

***

Марине Родиной за 40 лет. Она и ее дочь — студентка КФУ — купили в 2013 году квартиру по улице Союзная, 5 в Зеленодольске в ипотеку. До этого в собственности у них была лишь 10-ти метровая комната в общежитии. Жить там было невозможно — много алкоголиков и наркоманов, поэтому они несколько лет снимали другую квартиру. В 2013 году поняли, что хватит, и купили себе 40-метровую квартиру в двухэтажном доме. Сделка прошла удачно, ипотеку на 800 тысяч им одобрили, и они въехали в свое новое жилье.

Марина Родина
Марина Родина

Но радость была не долгой. В 2016 году Родина узнала, что ее дом признан аварийным еще в 2011 году. При покупке квартиры ей об этом никто не сказал. Причем бывшие владельцы уверяют, что сами ничего об этом не знают. Как, впрочем, и их соседи.

В 2017 году Зеленодольский городской суд лишил Родину и ее дочь права собственности на жилье. Они подали апелляцию в Верховный суд.

***

Сегодня, 26 февраля, в Верховном суде Татарстана продолжилось заседание по делу аварийщицы. Представитель исполкома на заседание пришел, поэтому причин для отложения уже не было.

Представитель заявительницы адвокат Роберт Фазлеев попытался в начале заседания ходатайствовать о рассмотрении дела по правилам первой инстанции.

— В Зеленодольском суде моя доверительница быть на заседаниях не смогла — была на больничном. Поэтому защитить свои права не могла, — пояснил Фазлеев.

Исполком и представитель прокуратуры высказались против этого, суд — поддержал их.

Митинг аварийщиков в Зеленодольске
Митинг аварийщиков в Зеленодольске

Председатель судебной коллегии по гражданским делам начал зачитывать жалобу аварийщиков. Он пояснил, что 21 ноября 2011 года межведомственная комиссия исполкома Зеленодольска обследовала дом и выявила значительные нарушения, по которым 31 декабря дом по Союзной, 5 признали аварийным. 5 мая 2016 года исполком города принял постановление об изъятии квартиры Родиной. Она не отреагировала на него, и администрация обратилась в суд.

Зеленодольский городской суд 6 апреля удовлетворил частично иск исполкома, изъяв квартиру и постановив выплатить Родиной и ее дочери по 200 тысяч рублей. Они же должны были заплатить по 3 700 рублей за госпошлину. Отказано исполкому было в прекращении обременения на квартиру.

Другой представитель Родиной — лидер общественного движения "За справедливый суд и против судебного произвола Алексей Златкин — заявил в суде, что исполком нарушил порядок изъятия.

— Марина Родина категорически не согласна с решением зеленодольского суда. Кроме того, оно само по себе противоречит Жилищному кодексу России и Конституции страны. Никто не может быть лишен жилья, тем более без предоставления ему равноценного при изъятии для государственных нужд. Нарушений со стороны исполкома было много. Никакая комиссия не обследовала дом, собственников об этом не уведомили должным образом, кроме того, если бы комиссия была, то по закону собственники должны были присутствовать при проведении обследования, — заявил Златкин.

Он также отметил, что постановление исполкома о признании дома аварийным от 31 декабря 2011 года не было нигде опубликовано. "Без разрешения этих вопросов вынесение решения об изъятии просто преждевременно", — заявил защитник.

— Мне платить ипотеку до 2033 года. Каждый месяц я отдаю по 10 тысяч рублей. Когда в 2011 году дом признали аварийным, у него были еще другие владельцы. БТИ, например, когда приехало на сделку в Регпалату при оформлении договора купли-продажи, могли бы рассказать о том, что дом — аварийный. Я не виню бывших владельцев, меня обманул исполком, — отметила Родина.

Митинг в Зеленодольске
Митинг в Зеленодольске

В 2016 году Родина сама обратилась в исполком и те заявили, что дом аварийный. До этого ничего известно не было.

— Так доказывайте это, — перебил ее судья.

— А потом в суде я столкнулась с тем, что самой программы республиканской о переселении из аварийного жилья просто не существует, — продолжила женщина. — Выкупная цена абсолютно выдуманная и нереальная.

— А какая должна быть? — снова вмешался судья.

— Рыночная. Я квартиру покупала за 1,3 млн в 2013 году, например. При начислении выкупной цены мне не посчитали ту сумму, которую я заплатила за капитальный ремонт, убытки, которые я понесла из-за ипотеки Сбербанка тоже. На эти деньги я куплю только место на кладбище, — говорит Родина, и голос ее содрогается от подступающих слез.

— Исполком предлагал вам другие варианты? — интересуется судья.

— Да. Забрать выкупную стоимость и взять еще одну ипотеку. Или социальный найм. Я билась за свою квартиру, потому что не хотела жить в общежитии, а мне предлагают выплачивать две ипотеки? Я просто не потяну это, — отвечает ему Родина.

Алексей Златкин вновь сослался в своей части выступления на Конституционные нормы о том, что никто не может быть лишен жилья, права собственности на него, а возмещение за квартиру должно быть равнозначным. Другой ее представитель — Роберт Фазлеев — попытался ходатайствовать о новой экспертизе и привлечении к делу бывших владельцев. Необходимость экспертизы он обосновал тем, что до этого ее проводила государственная компания от Министерства строительства и ЖКХ, организация напрямую связанная с государством и исполкомом.

Исполком высказался категорически против этого. Якобы экспертиза государственная проведена как надо, а бывшие владельцы квартиры никакого отношения к делу не имеют.

— Из какой суммы вы исходили при определении выкупной стоимости? — спросил судья.

— Из ранее заявленных требований, — отметил представитель исполкома.

— Почему не оплатили экспертизу до сих пор?

— Не оплатили? — удивился представитель исполкома.

— Да, акт вижу в материалах дела, а вот оплаты — нет. Там 13 800 рублей. Почему не оплачено?

— У меня нет сведений.

Суд отказал во всех ходатайствах Фазлеева и начал оглашать документы в материалах дела. Закончив, он дал возможность для последних реплик по делу.

— Сбербанк мне сказал, что после вступления решения в силу, у меня будет месяц, чтобы вернуть все деньги им или предоставить новую квартиру в ипотеку, — заявляет Родина.

Судьи отправились в совещательную комнату. Пробыв там около десяти минут, они решили оставить решение Зеленодольского городского суда без изменений. Единственное, они еще постановили взыскать 13 800 рублей с исполкома за неоплаченную экспертизу. У Родиной теперь есть полгода для нового обжалования решения.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG