Ссылки для упрощенного доступа

Молодой мужчина, пенсионерка, мать троих детей, мужчина из Уруссу и девушка из Васильево


Несколько недель назад татарстанцы создали общественное движение "За справедливый суд и против судебного произвола". Сегодня в отеле "Ibis" в Казани они провели очередной круглый стол, на этот раз посвятив его аварийному жилью в Татарстане. "Idel.Реалии" рассказывают пять историй аварийщиков со всей республики.

Круглый стол открывает лидер движения "За справедливый суд и против судебного произвола" Алексей Златкин. Движение появилось совсем недавно, несколько недель назад, и собрало вокруг себя уже как минимум сорок постоянных членов. Все они — тем или иным образом столкнулись с судебной системой и разочаровались в ней.

Алексей Златкин
Алексей Златкин

— Смысл нашего движения в том, чтобы восстановить диалог между судебной системой и обществом. Сейчас суды абсолютно оторваны от общества и его интересов. Вследствие этого теряется общественный контроль над судебной системой. Она же в свою очередь начинает все чаще и чаще выносить решения, противоречащие закону и здравому смыслу. По нашему мнению, единственная возможность побороть это — вынудить судебную систему в разных формах отчитываться перед обществом и объяснять почему происходит то, что происходит, — заявил Златкин.

Тема сегодняшней встречи — программа переселения из аварийного жилья, котороя реализуется на территории Татарстана, и судебные процессы, в которых жителей насильно лишают права собственности и выселяют из единственного жилья.

— Согласно законам, аварийщикам положено равноценное возмещение, никто не может быть лишен своего жилья. Несмотря на эти нормы, суд, нарушая Конституцию, выносит решения о лишении жилья, — констатировал лидер. — Наша цель — выразить общественный протест. Только общественный оклик может показать, как и насколько это нарушает наши права. Митинги очень трудно проводить сейчас — власти запрещают все. Публичность нужна в первую очередь.

На круглый стол активисты пригласили представителей Госжилфонда при президенте Татарстана и судей Верховного суда Татарстана, но никто из них не пришел.

"Idel.Реалии" записали пять историй аварийщиков из разных районов и городов республики.

"Я ДУМАЛ ВЕРХИ БУДУТ, А ИХ НЕТ"

Алексей Веревкин, аварийщик из Зеленодольска, взял соципотеку.

— Я думал верхи будут, а их что-то нет. Ну ладно. Мы жили в аварийном доме. У нас там была трехкомнатная квартира. Мы тогда жили с мамой вдвоем в ней. Раньше у нас как было — каждый сам за себя, а теперь есть какая-то группа. Я вот один ходил. Депутат из "Единой России" из Зеленодольска мне сказал: "Ты молодой, устроишься еще на одну работу и потихоньку будешь выплачивать ипотеку". Нам дали 894 тысячи рублей за 81 квадрат жилья. Ипотека — больше 1,5 млн рублей. Но так как мы жили вдвоем, то нам сказали — 18 квадратов на человека только можно будет взять. То есть только однушку на 36 квадратов. Остальное по коэффициенту 1,5 и надо будет выплатить сразу всю сумму.

Алексей Веревкин
Алексей Веревкин

В этот момент я женился и у меня родился ребенок, поэтому считали уже по 18 на четверых. Ну и вышло, что мы можем взять в соципотеку трешку. Вот только мама не захотела с нами жить и пришлось ей покупать отдельную квартиру тоже в ипотеку, но уже коммерческую.

Слышал, что в Казани платят по 38,4 тысячи рублей за один квадрат. Мы хотим, чтобы всех приравняли к этому и пересчитали. Мы не согласны с 11 022 рубля за квадрат. Пусть платят всем.

Я к главе ходит, в Казань ездил. В Зеленодольске ходил в отделение "Единой России". Ходил к еще к Александру Сидякину (депутата Госдумы от Татарстана — "Idel.Реалии") Вот он мне понравился! Никакого не было решения, но красиво говорил. Писал обращения к Жириновскому, но все ответы были из Зеленодольска. В прокуратуру не обращался, просто не знал, что так можно.

Кстати, что за три года до того, как дом наш признали аварийным, 700 тысяч убил и сделал ремонт капитальный, хотел штукатурить фасад дома. Потом узнал, что аварийный. Я согласен, что он аварийный. Вы, например, хотите отстоять свои дома, но что их отстаивать — они же гнилые?

Сейчас мы платим по 10 600 рублей в месяц за соципотеку. Последний платеж в 18 тысяч будет в 2033 году. Вот только дома, которые новые построили, тоже уже разваливаются.

"НИКТО НА ХАЛЯВУ НАМ НИЧЕГО НЕ ДАЛ"

Эрик Ганиатуллин, живет в Уруссу.

— Мне очень печально, что так мало народу сегодня пришло. В 2007 году мы купили квартиру в двухэтажном доме. Стал делать ремонт, как раз в это время власти начали капремонт. Пошли трещины в доме, у меня проводка порвалась. Я пришел к ним, спросил, что это такое, они же сказали, что построят новую пятиэтажку и нас туда переселят.

В итоге в 2011 году капитально отремонтированный дом 53 года выпуска признали аварийным. Пошли суды. Просили снести его своими силами. После капремонта у нас наверное лет 20 должно было быть, но оказалось, что нет. В начале февраля 2017 года я опротестовал программу переселения.

Нашу квартиру оценили в 534 тысячи рублей. А по фотографиям, сделанным исполкомом, в 375 тысячи. Но суд "смилостивился" над нами и оставил 534 тысячи.

Эрик Ганиатуллин
Эрик Ганиатуллин

Я в Башкортостане, в Октябрьском, заказал независимую экспертизу по квартире. Она оценила ее в 1,4 млн рублей. В суд я принес обе экспертизы — исполкома и свою. Судья спросила меня, смогу ли я привести эксперта, чтобы он дал показания в суде. Я сказал, что да. Спросил у юриста исполкома, тот тоже согласился, но сказал, что не сможет позвонить — у него телефон разрядился. В итоге судья удалился в совещательную комнату, а после решил, что нет смысла в приобщении экспертизы, так как не хочет отвлекать людей от работы. А мою отказался приобщать, потому что мои эксперты якобы не были предупреждены об уголовной ответственности. Хотя они работают по одному и тому же закону.

Мне до Казани 500 км ехать. Но я подал апелляцию в Верховный суд Татарстана. Суд сказал, вы сможете продать за 1,4 млн свою квартиру? Вы бы купили такую аварийную квартиру? Я не нашел, что ответить. Почему вообще государство позволило совершить сделку в 2007 году? Я вышел из суда и все матерные слова, которые знал, помнил.

Мы с женой своим трудом вырастили дочь, купили квартиру. Никто на халяву нам ничего не дал. И что? Я эти 534 тысяч не взял. Но они положили их на счет нотариуса. И мне пришла бумажка, что я в любое время могу их забрать. Потом мне от приставов пришла бумажка, что я нарушаю постановление суда — деньги не забираю. Штраф мне 1000 рублей. Но нигде не написано, что я должен забрать эти деньги. Я пришел на суд и он не нашел оснований, что я обязан забрать деньги. Штраф я заплатил, но после суда мне деньги вернули. Потом пришло еще 5000 рублей штрафа. Пока судебных приставов нет, но скоро они придут ко мне домой — выселять.

Они еще мою жену стали прессовать. Она педагог, работает в госучреждении. На работу пришла как-то и начальник говорит: "придется нам расстаться, ваш же муж не подписывает ипотеку". Весь дом прессовали и вот так расселили. Я написал письмо в прокуратуру, показал ему и рассказал все. Прочитал и спрашивает: "а что есть основания?" Я говорю, что нет, что за неделю до этого глава администрации ей благодарственное письмо выдавал. В итоге пошли в суд и не подтвердились там основания работодателя. Жена работает. Отстали от нее.

В паспорте написано у меня — гражданин Российской Федерации. Но не написано, что я гражданин Республики Татарстана. В Башкортостане — один народ и один язык — все хорошо с этим, людям квартиры новые просто дают. А нас судят по другим законом, но прикрываясь федеральными. Мы — один народ, как еще достучаться?

В Казани может быть и по 38 тысяч платят. Но они все свалили на муниципалитеты. Казанских трогать не будут, а нас поимеют. Наши же муниципалитеты.

"ИДЕТ ДАВЛЕНИЕ НА СУДЫ ПО ВСЕМУ ТАТАРСТАНУ"

Раиса Гилязетдинова, пенсионерка из Зеленодольска.

— Вы говорите, что мало людей пришло. Со мной вот 150 подписей из Зеленодолька, я их всех представляю. Просто у кого дети, у кого работа, не все смогли быть сегодня здесь.

У меня вот есть Конституция РФ. Там написано: "Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения". В Конституции Татарстана написано: "В Республике Татарстан не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина".

У аварийного жилья нет цены, оно не может оцениваться. Рядом Марий Эл и Башкортостан. Никто там не придумал ничего такого, а у нас — придумали. Во всей России признают аварийными только те дома, на которые есть деньги. Из 314 домов в Зеленодольске может быть 100 домов — аварийные. Около 100 домов уже вышли из аварийности. На них получили деньги, а куда они ушли? Если 100 домов вышли из программы, то как нет нарушений? Наши же власти говорят, что никаких нарушений в работе программы просто нет.

Раиса Гилязетдинова
Раиса Гилязетдинова

Бумага, на основе которой нас выселяют, она не опубликована нигде, нам ее не дают. Когда на Кабмин Татарстана, который принял это постановление, подали в суд, он просто отозвал свое постановление. На чем теперь основываются суды, если эта бумага отозвана?

Идет давление на суды по всему Татарстану. Не можешь брать ипотеку, забирай свои деньги и делай все, что хочешь. У нас есть мальчик-параолимпиец, ему дают 400 тысяч и все. Как у них вообще рука поднялась на это? В любом возрасте и при любом доходе дают ипотеку — это нарушение. У людей ипотеки на аварийное жилье, а им говорят еще брать и платить за воздух. Если ты пенсионер, то 5-7 тысяч ипотека, не можешь платить, бери деньги — иди на улицу.

Стыдно должно быть государству, у которого есть деньги на Сабантуи в Париже, на Универсиады, а на то, чтобы дать жилье своим детям и старикам, нет денег. Стыдно!

Меня лишили жилья, потому что я не могу снести этот дом. В этом доме живут люди. Нотариусу перечислили деньги. Была купля-продажа? Не было. На каком основании они перечислили? Я не соглашалась на это. Депутаты ничего не читают, у них одни отписки от секретарей. Я сама 120 сообщений отправила на прямую линию Путину. Но "зеленой папочки" (в последние время она появляется на столе президента при встречах с любым региональным руководителем, в ней — жалобы от жителей — "Idel.Реалии") в Татарстане все еще нет. У меня все.

"Я НЕ ХОЧУ ЖИТЬ В ПАЛАТКЕ НА УЛИЦЕ, ЧТОБЫ МЕНЯ СОБАКИ ОБЛИЗЫВАЛИ"

Юлия Исхакова, живет в Васильево с 10-летней дочерью.

С 2016 года я участвую в двух судебных делах. Первое — иск исполкома Васильево об изъятии моей квартиры в 41 кв. метр. Там я проживаю со своей 10-летней дочерью. У меня нет родственников никаких, так получилось, что никого не осталось. Мне предлагают взять 450 тысяч рублей за квартиру. Я подала встречную апелляцию, потому что чисто физически не смогу купить новое жилье.

У нас в доме восемь квартир. Мы подали иск о том, что акты межведомственной комиссии и постановление о признании дома — незаконные. Они написали, что у нашего дома износ 75%.

В 2017 году мы заказали новую экспертизу через суд, износ — 38%. Есть одна небольшая трещина, она уже семь лет как есть. Она не увеличивается и не уменьшается. Был приглашен эксперт и он сказал, что этот дом даже на 2017 год не является аварийным. Он может стать таким через какое-то время. Нужен капитальный ремонт. Его никогда не было. Мы выиграли дело.

Исполком подал апелляцию в Верховный суд Татарстана. Судьи снова назначают экспертизу. Организация, которая будет проводить ее — БТИ. Она всегда пишет экспертизу в пользу исполкома. Мы не знаем, как решит суд теперь. Экспертизу нам назначили только 8 февраля этого года.

Юлия Исхакова
Юлия Исхакова

Я уверена, что в нашей квартире ничего не угрожает жизни меня и моего ребенка. Рядом с нами построили свечку 10-ную. Все сараи сожгли. Мы им мешаем, у нас такая хорошая площадка, они там еще что-то хотят, наверное, построить.

Я своей дочери рассказала, что у нас происходит с квартирой. Она мне ответила: "Я не хочу жить в палатке на улице, чтобы меня собаки облизывали". У меня сейчас у ребенка есть отдельная комната, у нас хорошая квартира. Если исполком отстанет от нас, то можно будет и ремонт сделать.

Мне нужно дать ребенку что-то в будущее, нужно заплатить ипотеку, нужно коммуналку оплатить, еду купить и одежду. А на что мне все это делать? На дорогу идти?

— Я бы тоже пошла, но не купят, — заявила выступающая ранее Раиса Гилязетдинова.

— Мы живем все в России. Мы помогаем Сирии, Украине, всем. Но нас никто не видит. Нас даже беженцами не назвать. России поставила на место Татарстан с татарским языком. А вот с аварийным — не могут. Почему? Вот пример: в Зеленодольском районе дети до сих пор не получили новогодние подарки. Почему так?

— Спасибо Тыгину (глава Зеленодольска и района, в который входит и Васильево — "Idel.Реалии"), — отзываются аварийщики из Зеленодольска.

"СУДЬИ СМЕЮТСЯ ПРЯМО В ЛИЦО"

Миляуша Терскова, мать-одиночка с тремя детьми из Зеленодольска. Верховный суд Татарстана на прошлой неделе окончательно лишил ее и ее детей права собственности на однокомнатную квартиру. Она в тот день вышла на пикет к зданию суда.

— Я мама троих детей. На материнский капитал я купила квартиру. Я скиталась до этого по общежитиям. А потом поняла, что хватит, у детей должен быть свой угол. Позанимала денег, влезла в долги и купила на маткапитал качественный кирпичный дом. Это было в 2011 году. Были такие дома, которые признавали аварийными, но там было печное отопление, они сами были из дерева. Я выбрала такой дом, в котором все хорошо. Это крепкий дом.

Прошло пять лет. Никто мне не сказал, что дом аварийный. Все органы мне пропустили покупку даже по маткапиталу. Все было хорошо, а в июне 2016 года мне пришло письмо, где сказано, что дом признан аварийным. Вы не сделали ремонт дома за собственные средства и исполком изымает жилье, вот такое письмо. Исполком целенаправлено скрывал от меня то, что дом аварийный. Я могла бы вернуть свои деньги по маткапиталу. Сейчас мне дают по иску 280 тысяч рублей. А 450 тысяч только маткапитал был. Это даже не окупается.

Я должна с тремя маленькими детьми уйти на улицу, как собака. Я на эти деньги не куплю даже гараж, потому что отапливаемый гараж стоит 400 тысяч. Я не понимаю, почему к нам так относятся, почему суды такие решения принимают.

Миляуша Терскова
Миляуша Терскова

Мы родились в Татарстане, гордились этим. А сейчас нам предлагают отдать стариков в дом ветеранов, детей в детский дом. Это другой аварийщице Наталье Шахмановой так власти говорят. Пока проблема не решится, пусть они будут там. Пока взрослые на лавочке будут сидеть с сухариком.

"Пусть дети идут на улицу, я ничего не могу сделать, этот закон нас не касается", — говорят они. Сабурская (уполномоченный по правам человека в Татарстане — "Idel.Реалии") говорила с Тыгиным, он якобы говорит, что всех надо на улицу выгонять. Я по 20 писем пишу каждый месяц.

Если я буду дергаться и открывать на них рот, то вместо этого будет только 70 тысяч. Судьи смеются нам прямо в лицо. Я не знаю куда биться и в какие двери стучаться. Я думала куплю в 2014 году новую квартиру — двушку, но где мне теперь хоть что-то купить, чтобы потом у детей был бы угол.

Тыгин обещал, что можно сделать экспертизу и выйти из аварийности. У нас получилось по ней 38% износа, дом не аварийный. Судебная установила износ в 52%. И это только потому, что они основывались на данных 2011 года, где исполком сам проводил ее осмотр и делал фотографии. Тогда у них вообще было 76%. Они, кстати, не обследовали технически, просто прошлись и проверили визуально. Судьи сами работают в таком же здании, где трещины, а у нас — опасно жить.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG