Ссылки для упрощенного доступа

"Оставьте нам хоть чуточку кислорода!"


Шихан Куштау

Проблема сохранения знаменитых башкирских гор Шихан стала одной из самых важных тем выездного заседания Совета по правам человека в Башкортостане.

Напомним, в декабре 2018 года врио главы республики Радий Хабиров заявил, что под сырьевую разработку "Башкирской содовой компании" (БСК) будет отдан шихан Куштау. Одновременно Хабиров распорядился создать на юге республики геопарк, в который будут включены шиханы Торатау и Юрактау, подчеркнув, что эти горы находятся под "надежной защитой".

Шихан Юрактау
Шихан Юрактау

Лояльная новому главе республики часть общественности расценила эти действия, как необходимый компромисс. Однако большинство защитников Шихан, в число которых входят многие ученые-геологи, биологи, географы, активисты экологических, национальных и гражданских организаций, не смирились с таким решением и намерены продолжать борьбу, теперь уже за спасение Куштау. В частности, уфимский штаб Навального потребовал отставки Радия Хабирова из-за его решения отдать гору под разработку.

"БСК ДЕЙСТВУЕТ КАК ЛОМОВОЙ ИЗВОЗЧИК"

Сначала притязания БСК на шиханы подверглись масштабной критике ученых на круглом столе по проблемам экологии, который прошел в уфимском Конгресс-холле 27 марта. Известный химик, профессор Марс Сафаров, неоднократно критиковавший действия компании, еще раз заявил, что БСК волнует лишь прибыль.

Марс Сафаров
Марс Сафаров

Компания ведь получает 10-14 миллиардов рублей прибыли ежегодно. И борьба идет только по этому поводу — за сохранение этого уровня прибыли.

— Когда содовый комбинат начал в 1952 году работать по проектной мощности, он выдал 124 тысячи тонн соды за год, — рассказа химик. — Сегодня же предприятие производит 1 миллион 700 тысяч тонн соды в год. Объемы производства выросли в 13,8 раз, то есть к первоначальному заводу пристроили еще 14 заводов. Я удивляюсь — разве можно без каких бы то ни было прикидок по ресурсам так увеличивать производство? В итоге, в наше время у завода возникли крупнейшие проблемы. За 70 лет месторождение Шахтау себя исчерпало. И компания хочет решить проблему недостающего сырья как ломовой извозчик — силовым методом. Но ведь искать в Башкирии известняк — это банальная задача. 40 процентов известняка в Приуралье расположено в нашей республике. Дело тут в экономике, а не в качествах известняка. Известняк с Шахтау обходится заводу в 104 рубля за тонну — это всего 3,2% себестоимости соды. Если компания перейдет на другие месторождения известняка, то добыча его будет несколько дороже — до 314 рублей за тонну. Но это мизер! Компания ведь получает 10-14 миллиардов рублей прибыли ежегодно. И борьба идет только по этому поводу — за сохранение этого уровня прибыли.

Химик также напомнил, что деятельность компании угрожает состоянию главной водной артерии республики — реки Белой.

Распространенность известняков в Башкортостане
Распространенность известняков в Башкортостане

У реки уже воды не хватает, чтобы разбавить сбрасываемые объемы стоков

— В Белую в огромном количестве сливаются отходы содового производства — "дистиллерная жидкость", утилизировать которую невозможно. А у реки уже воды не хватает, чтобы разбавить сбрасываемые объемы стоков. Чтобы их разбавить нужно, чтобы Белая в створе Стерлитамака несла, как минимум, десять кубокилометров воды, а она несет лишь четыре кубокилометра. Необходимо, чтобы содовый комбинат в три-четыре раза уменьшил объемы своего производства. Если природа не справляется, зачем ее насиловать? — заявил Сафаров.

— Всё наше Предуралье сложено из известняков, — согласился с химиком заведующий кафедрой геологии Башкирского госуниверситета Исхак Фархутдинов. — Можно найти походящее месторождение, например, Худолазский карьер вполне послужит хорошей альтернативой. Транспортировать сырье на расстояние 100-200 километров — это нормальная практика. А если мы сейчас отдадим Куштау, то через 20-30 лет сырьевой вопрос вновь встанет на повестку дня, и мы вынуждены будем отдать еще один шихан.

Ученый напомним об уникальности шихан.

Гора Улуру для них была бы сырьем для производства щебня, Фудзияма пошла бы на материалы для облицовки зданий, а Куштау хотят пустить на соду

— Таких останцев древних пермских рифов больше в мире нигде нет, только у нас. Рифовые массивы есть везде, но они, в основном, в составе горных цепей. Если следовать логике промышленников, то любая гора — это всего лишь источник сырья. Так, гора Улуру для них была бы сырьем для производства щебня, Фудзияма пошла бы на материалы для облицовки зданий, а Куштау хотят пустить на соду.

— Гора Торатау не отдается под разработку, она включена в геопарк. Что касается горы Куштау, решение об этом мы не принимали. Есть лицензия на ее разработку, дальше будем следить, — заявил первый заместитель руководителя администрации главы республики Ринат Баширов.

— Лицензия выдана уже на разработку или на изыскания?! — возмутились в зале. — Ваш шеф [Радий Хабиров] тоже заявлял в декабре прошлого года, что выданы разрешительные документы на начало разработки

"МЫ ДЛЯ НИХ — КРАСНОКОЖИЕ АБОРИГЕНЫ"

Вплотную проблемой Шихан делегация СПЧ занялась в четверг, 28 марта. Члены Совета осмотрели "белые моря" БСК близ Стерлитамака, горы Куштау, Юрактау и Торатау. По пути на Куштау машину председателя СПЧ Михаила Федотова остановили жители поселка Урняк — к этому моменту на дороге, ведущей к горе, уже больше часа продолжался стихийный сход жителей близлежащих деревень.

"Белые моря" БСК
"Белые моря" БСК

— Мы для этих олигархов — как краснокожие аборигены! — возмущался один пенсионер, имея в виду владельцев БСК.

— Да даже краснокожие хоть какие-то права имеют, в отличие от нас! — поддерживал его другой.

Михаил Федотов и жители поселка Урняк
Михаил Федотов и жители поселка Урняк

— Содовцы всё толкуют нам, что, мол, они — градообразующее предприятие для Стерлитамака, — говорил житель Урняка Федор Кузьменко. — Да, частично градообразующее, но не так, не настолько, как они это разрисовывают. У них прибыли большие, но куда они уходят? Дворец культуры, спортивные сооружения, пионерлагеря — от всего этого они избавились, отдали на содержание города, потому что для них это стало "накладно".

Мы не требуем закрыть предприятие, пусть оно работает, но пусть переходит на безотходное производство, на замкнутый цикл получения соды

— Я здесь родился, живу много лет и люблю эту гору, — Кузьменко. — Вот, Шахтау во что превратили?! Неужели и эту красавицу Куштау хотят в такое же превратить? Мы уважаем нового врио руководителя республики, но он явно принял это решение [отдать Куштау под разработку] не разобравшись, не посмотрев на законность, не пообщавшись с нами, с общественностью.

— Мы ведь многого не просим — только оставьте нам чуточку кислорода! — обратилась к Федотову еще одна пенсионерка. — Эта гора как раз является ее поставщиком, она защищает нас от этих белых морей, от промышленных выбросов. Мы не требуем закрыть предприятие, пусть оно работает, но пусть переходит на безотходное производство, на замкнутый цикл получения соды.

Федор Кузьменко
Федор Кузьменко

Активисты также обратили внимание председателя СПЧ на то, что разработки предполагается вести прямо в водоохранной зоне, поскольку река Белая подходит прямо к подножью Куштау. Главный правозащитник страны, выслушав жителей, заявил, что "властям, конечно, надо с народом советоваться", назвал Куштау "чудом природы" и уехал осматривать место будущих разработок.

Из-за задержек делегации при осмотре шламонакопителей "БСК", встреча членов СПЧ с местными жителями и активистами, прошедшая в деревне Карайганово, была сильно сокращена. Тем не менее, активисты успели высказать правозащитникам все основные требования и предложения.

Встреча СПЧ с активистами в защиту Шихан
Встреча СПЧ с активистами в защиту Шихан

— У нас уже три года ведутся разработки по альтернативному сырью для "Соды", — рассказал научный сотрудник Стерлитамакского филиала Академии наук Башкортостана, директор ООО "ЭкоИнТех" Асхат Мухаметов, ранее работавший на содовом комбинате начальником производственного цеха. — Мы его, по сути, нашли, провели разработки в лабораторных условиях, получили неплохие результаты. Альтернативное сырье — это углекислота. На каждом нефтеперерабатывающем заводе у нас огромное количество углекислого газа. И я заявляю, что теперь можно оставить горы в покое. Нами также была разработана технология по сокращению твердых и жидких отходов производства соды в четыре раза. Дело за внедрением.

Онконастороженность у нас очень большая и не только в этом районе, но и во всей республике по сравнению с Российской Федерацией

Врач Резеда Сарьянова зачитала обращение от группы активистов с требованием к БСК сократить объемы производства не менее, чем в два раза, заявив деятельность предприятия негативно влияет на здоровье населения.

— У нас снижается продолжительность жизни от антропогенного воздействия на экологию. Онконастороженность у нас очень большая и не только в этом районе, но и во всей республике по сравнению с Российской Федерацией. Мы, активисты общества "Сохраним Шиханы" и "Башкирского народно-патриотического движения" выражаем протест против соглашения о передаче Куштау под разработку. Для нас простых жителей это было как гром среди ясного неба. При выработке соглашения не было никакого участия научного сообщества республики и общественности. Оно не обеспечивает коренного решения сырьевой проблемы БСК, а лишь откладывает его до декабря 2022 года. В нем не оговаривается, что это время должно быть использовано компанией для модернизации своего производства, не поставлена и проблема о ликвидации отходов "белых морей".

Активистка также потребовала от правительства республики создать госкомиссию по наблюдению за природоохранной деятельностью таких корпораций, как "БСК", "Газпромнефтехимсалават", Учалинский и Сибайский ГОКи и начать "кампанию по национализации предприятий, нарушающих природоохранное законодательство и не идущих на компромисс с общественностью".

— Вы думаете, если компанию национализируют, то она будет более открыта для общественности? Не верьте, это иллюзия, — отреагировал на это Михаил Федотов.

Московская активистка общества "Сохраним Шиханы" Карина Горбачева заявила, что Куштау необходимо присвоить статус природного памятника федерального уровня.

Правозащитники не стали давать пока никаких обещаний, кроме одного — учесть все услышанные мнения. Члены СПЧ попросили представить им всю документацию по возможным альтернативным способам производства соды.

— Когда мы отвозили в Москву 50 тысяч подписей за сохранение Шихан, в наших требованиях было указано, что мы против разработки всех трех гор — и Куштау, и Торатау, и Юрактау, — сказал "Idel.Реалиям" после встречи местный активист, житель поселка Урман-Башкадак Абдрахман Валидов. — Более того, когда определялись границы будущего геопарка, я предложил Русскому географическому обществу включить в парк и Шахтау, чтобы там были прекращены все работы и чтобы там создать уникальный геологический музей под открытым небом. А что касается Торатау и Юрактау, то, несмотря на их включение в геопарк, у нас все равно нет полной уверенности, что эти горы окончательно защищены от притязаний содовой компании. И поэтому мы не снимаем вопрос их общественной защиты с повестки дня — равно как и горы Куштау.

Шихан Торатау
Шихан Торатау

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

Комментарии (35)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG