Ссылки для упрощенного доступа

"Рассудите, пожалуйста, мою жизнь". Члены СПЧ навестили аварийщиков Зеленодольска


Члены Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека накануне посетили Зеленодольск, где встретились с жителями аварийных домов. Делегаты существенно изменили риторику в отношении республиканских властей: если два месяца назад представители Совета заявляли о незаконности действий руководства региона, то теперь пришли к выводу, что нарушений федерального законодательства не выявлено. Член СПЧ Наталия Евдокимова назвала решение властей Татарстана о выкупе аварийного жилья по низким ценам "политическим", на которое правозащитники повлиять не могут.

— Напишите разгромную статью. Как будто война здесь была! — говорит журналисту "Idel.Реалии" женщина средних лет, проходящая по улице Гоголя в Зеленодольске.

В этом районе можно обнаружить с десяток небольших трехэтажных домов, построенных пленными немцами. В некоторых из них уже выбиты стекла, нет дверей и каких-либо признаков жизни. Еще несколько лет назад в них жили люди, однако в 2009-2011 годах сотни домов в Зеленодольске признали аварийными. В отношении большинства из них решение было принято 31 декабря 2011 года — в последний день подачи заявки на участие в программе переселения граждан из аварийного жилья. Позднее местные власти признались: дома признали аварийными по фотографиям.

Другая ситуация — на улице Декабристов. Несколько трехэтажных ухоженных кирпичных домов расположены рядом. Половину из них признали аварийными, а жителям остальных, по словам местных властей, удалось выйти из программы аварийности. В одном из домов живет инвалид второй группы 93-летняя Марфуга Гадиева. Местные власти решили выселить пенсионерку и ее дочь — Данию Перминову —​ или обязать взять ипотеку, поскольку женщины живут в признанном аварийным доме. После того, как активисты и аварийщики смогли достучаться до местных и федеральных СМИ, официальный представитель Казанского кремля Лилия Галимова сообщила: появился анонимный спонсор, готовый купить для пенсионерки квартиру. В разговоре с "Idel.Реалии" Дания Перминова констатирует: никакой спонсор с ней не связывался, а знает она о нем лишь со слов Галимовой.

Один из домов по улице Декабристов
Один из домов по улице Декабристов

В подъезде Перминовой чисто: стены покрашены, на подоконнике цветы, потолки белые. Женщина намеревалась сделать в квартире хороший ремонт, однако сейчас работы приостановлены. Перминова удивляется: "У нас здесь как игра "Любит не любит" — рядом стоящий дом признан неаварийным, а наш — аварийный". Несмотря на то, что по документам дом уже должен быть снесен, а жители выселены, Дание Перминовой исправно приходят квитанции за ЖКУ — свыше пяти тысяч рублей с учетом отопления.

Недалеко от Дании Перминовой живет семья Сапуновых. Владимир и Марина уже несколько лет борются с местными властями за право проживать в своей квартире. Марина Сапунова рассказывает, что выросла в этом доме и хочет продолжить здесь жить. Владимир Сапунов показывает журналистам "заключение о признании жилого помещения пригодным (непригодным) для постоянного проживания", датированное 21 ноября 2011 года. В нем сказано: "На основании акта межведомственной комиссии (решением межведомственной комиссии обследование не проводилось) <…> комиссия считает, что многоквартирный жилой дом №3 по улице Декабристов <…> следует отнести к категории аварийных и подлежащих сносу".

Сапуновы недоумевают: как можно признать дом аварийным без проведения обследования? По словам Владимира Сапунова, такой пассаж получили все жители аварийных домов без исключения.

— Это захват земли в центре города! А в перспективе — возможность строительства на этих землях какого-то коммерческого жилья или других объектов. Схема следующая: получение федеральных денег, за счет этого расселение муниципального жилья; собственникам дают ничтожную компенсацию из федеральных денег, загоняют их в ипотеку и все — освобождается территория. Республика практически никаких денег не затрачивает на расчистку элитных земель в центре города, — говорит Сапунов.

Напомним, согласно республиканской адресной программе по переселению граждан из аварийного жилья, аварийщики могут получить только 11 022 рубля компенсации за квадратный метр и возможность взять новое жилье по соципотеке или в специализированный найм. Большинство аварийщиков — пенсионеры, инвалиды, многодетные и малообеспеченные.

Владимир Сапунов уточняет: их дом признали аварийным из-за старого балкона, который впоследствии разобрали. Среди прочих факторов в акте обследования помещения говорится следующее: "расстройство арматуры и смывных бачков, многочисленные следы коррозии трубопровода", а также "вздутие поверхности, отставание обоев, трещины и порванные места на всей площади".

Ближе к двум часам дня у одного из домов собираются жители — в город приехали члены Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ). Это второй их визит за два месяца, связанный с проблемой татарстанских аварийщиков.

Наталия Евдокимова (в центре)
Наталия Евдокимова (в центре)

Ответственный секретарь правозащитного совета Санкт-Петербурга, член СПЧ Наталия Евдокимова подходит к дому, в котором проживает семья Сапуновых. Ее сопровождают глава Зеленодольского района Александр Тыгин, руководитель городского департамента жилищной политики Нияз Мингазов (представиться журналисту "Idel.Реалии" он отказался), уполномоченный по правам человека в Татарстане Сария Сабурская, заместитель министра строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства республики Алексей Фролов и представители управляющей компании.

— Здесь признали аварийным только балкон? Только балкон? — удивляется Евдокимова. — 75 процентов аварийности? Быть не может!

Нияз Мингазов старательно показывает на трещину на одной из стен дома и констатируют: "Вижу аварийность. Эксперты видели".

— Подвала в доме нет? Тогда вообще непонятно, — продолжает удивляться Наталия Евдокимова, спускаясь с третьего этажа.

— Вот здесь выпучивание фундамента, — показывает Мингазов.

— Не вижу, — отвечает Евдокимова.

Дания Перминова и Наталия Евдокимова
Дания Перминова и Наталия Евдокимова

Из дома Сапуновых делегация направляется к Дание Перминовой. В ее квартире Евдокимова проводит пару минут и спускается вниз. После этого все садятся в микроавтобус и уезжают в ДК Горького, где на 15 часов назначена встреча с жителями других аварийных домов.

За десять минут до начала мероприятия у входа в ДК несколько десятков человек. Некоторые из них стоят с плакатами: "СПЧ, спасите Татарстан от позора!", "Заинский исполком скрыл от суда и граждан, что муниципальное жилье аварийное", "Альметьевск — столица нефтяного края Татарстана", "Администрация Альметьевска забрала квартиру и вещи, а нас — пенсионеров — выгнали на улицу, мы бомжи", "Защитите стариков, инвалидов и детей! Отмените действие по РТ 32 ст. РФ ЖК". К зданию ДК подходят двое полицейских, один из которых начинает фотографировать плакаты на свой мобильный телефон.

Встреча началась с небольшим опозданием. Наталия Евдокимова напомнила, что делегация СПЧ приехала в Зеленодольск, "чтобы оценить обстановку, связанную с расселением жителей аварийного жилья и посмотреть на те дома, которые были признаны аварийными".

Евдокимова рассказала, что члены СПЧ уже провели встречу с первым заместителем премьер-министра Татарстана Рустамом Нигматуллиным.

— Было сказано следующее: уже восемь тысяч квартир предоставлено аварийщикам, осталось 66. И с каждым работают индивидуально. Я бы вас также хотела проинформировать о заседании рабочей группы, которая была организована в Москве из членов СПЧ, Общественной палаты РФ и Минстроя России. Там мы как раз договорились о том, что давалось время на то, чтобы решить те проблемы, которые возникли у граждан — особенно в Зеленодольске. Просто потому, что здесь больше всего аварийного и ветхого жилья. Мы должны были приехать сюда, что мы и сделали, — констатировала Наталия Евдокимова.

Она также заявила, что в городе "действительно, есть аварийные дома, а есть те, где есть сомнения". Однако в последних, по словам Евдокимовой, есть "большая проблема" — согласно Жилищному кодексу России, "после признания дома аварийным у жителей есть возможность собраться собственниками, оспорить это решение".

— Если они решат, что они не будут этот дом отдавать в программу расселения аварийного жилья, то это решение принимается во внимание, и дом исключается из программы. Как нам было сказано, исключено из программ 127 жилых домов, которые изначально были признаны аварийными. Здесь вопрос заключается в том, как же они были признаны аварийными, а люди продолжают там жить? — резонно заметила Евдокимова.

Заместитель председателя СПЧ Евгений Бобров отметил, что задача членов Совета — "оценить ту ущербность, которая есть, и предложить изменения". По его словам, до июля Госдуме поручено разработать поправки в статью 32 Жилищного кодекса (обеспечение жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд).

— Мы хотим, чтобы правовое регулирование в отношении собственников было не таким циничным, как сейчас, когда им предлагается либо денежная компенсация (непонятно по каким меркам рассчитанная), либо другое жилье по соглашению — и то только в том случае, если дом включен в региональную программу. То есть собственнику не обязаны предоставлять [жилье] метр в метр. Федеральное законодательство здесь не на вашей стороне, и я лично хочу сделать все для того, чтобы этот вопрос был решен в пользу тех людей, которым нельзя не помочь, у которых нет денег. То, что предлагает сейчас местная администрация, она делает по своему усмотрению — федеральное законодательство это не нарушает.

Зампредседателя комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению Общественной палаты России Светлана Разворотнева подчеркнула, что "методика признания домов аварийными требует уточнения".

— Мы видим, что в других регионах жители домов, которые находятся в гораздо более худшей ситуации, добиваются того, что они были признаны аварийными — власти на это не идут, потому что они понимают, что нет денег на переселение. На фоне всей остальной страны ситуация в Татарстане сравнительно благополучная. Тут власти и люди не на противоположных сторонах, они на одной стороне. Главная забота властей — безопасность людей. Так иногда бывает, что ведут нас в светлое будущее помимо нашей воли, — удивила собравшихся Разворотнева.

По ее мнению, если жители не хотят переселяться, то "лучше еще раз вернуться к этому вопросу и заказать повторную экспертизу". "Убеждает, когда у заместителя председателя правительства [Татарстана] такая вот простыня и там данные буквально по каждой семье, которая еще не переселены", — комплиментарно высказалась о республиканских властях Светлана Разворотнева.

После приветственных речей к делегации обратились присутствующие. Каждый из них рассказывал о своем конкретном случае: кто-то узнал об аварийности дома уже после покупки, кому-то эксперты подтвердили, что у дома менее 50% изношенности, однако объект все равно признавали аварийным, кто-то просто задавал вопрос: "Где нам жить, если у нас нет денег на ипотеку?".

— Верховный суд все объяснил: оценка аварийного жилья происходит сравнительным методом, а не остаточным. То есть берется такой же дом — только неаварийный — сколько там стоит жилье на рынке, это и есть рыночная цена. Многие купили квартиры — это рыночная стоимость этого жилья и есть, ее и должны компенсировать. Вот что такое выкупная цена, а не эти 11 тысяч, — заявила Марина Сапунова. Зал встретил ее выступление аплодисментами.

Заместитель председателя СПЧ Евгений Бобров констатировал, что "к сожалению, здесь федеральное законодательство не на вашей [аварийщиков] стороне". По его мнению, выкупная цена в 11 тысяч рублей за квадратный метр является "чрезвычайно низкой". Вместе с тем Бобров подчеркнул: "То, что предлагает местная администрация, федеральное законодательство это не нарушает".

Зайтуна Короткова, проживающая в микрорайоне "Полукамушки", напомнила, как еще в 2016 году к ней приезжал президент Рустам Минниханов и дал распоряжение провести исследования домов.

— Эти дома находятся в центре. Экспертиза показала 22% изношенности, но суды продолжаются! Меня все равно считают аварийщицей! Меня выселяют в 20 квадратных метров общей площади на 9 этаж. Видите ли в июле 2014 года в газете напечатали список из 314 домов, признанных аварийными. Я об этом узнала 29 апреля 2015 года, когда получила требование расселиться. Рассудите, пожалуйста, мою жизнь! — не скрывала эмоций пожилая женщина.

Глава Зеленодольского района Александр Тыгин парировал, что ситуация Зайтуны Коротковой — "совершенно нестандартная". "По ней есть принципиальное решение, и оно будет выполнено", — сказал Тыгин. Он уточнил, что после завершения реконструкции (дома выставлены на аукцион за один рубль при условии реконструкции) женщина вернется в свою квартиру. "В душе-то я со всем согласен, но федеральный закон так трактует", — заявил глава района.

Вместе с тем юрист Сергей Сычев, представляющий аварийщиков в судах, уточнил, что в доме, где проживает Короткова, есть другие жители. Сычев констатировал, что согласно экспертизе, дом в Полукамушках не признан аварийным. "Но людей просят съехать из неаварийного дома. У них возникает вопрос: нельзя ли найти решение из этой ситуации?" — задался вопросом Сычев. "А как бороться с судами, если они принимают неправомерные решения?" — выкрикнул кто-то из зала.

Юрист также отметил, что в случае с Коротковой суд первой инстанции встал на ее сторону, однако решение обжаловал зеленодольский исполком. Верховный суд Татарстана установил, что женщина якобы пропустила срок для обжалования решения властей еще при подаче иска в городской суд. Наталия Евдокимова никак не могла понять, каким же образом Верховный суд РТ отменяет решение нижестоящего суда из-за пропущенного истцом срока. В беседе с журналистом "Idel.Реалии" Александр Тыгин ответил на вопрос, по какой причине местные власти обжалуют решения судов в пользу аварийщиков.

— Исполком обжалует эти решения с целью полностью исследовать все. Какая бы ни была тематика, начинается наработка судебной практики — она обязательно должна состояться во всех инстанциях. Очень часто решения суда первой инстанции пересматривались по обстоятельствам, совершенно неожиданным для всех сторон, — сказал Тыгин.

Наталия Евдокимова ближе к концу мероприятия достаточно жестко прокомментировала решения властей Татарстана в отношении аварийщиков. Отметим, что в конце марта член СПЧ куда активнее критиковала политику республиканских властей в этом вопросе.

— Мы заслушали представителей правительства Татарстана, и у меня были вопросы к их политическому решению, — заявила Евдокимова. — То есть изначально стоимость квадратного метра по программе переселения из аварийного жилья составляла 20 тысяч рублей, а продавали за 27 — разница в семь тысяч. Потом, когда программа уже закончилась, поменяли эти цифры — и выяснилось, что это по 11 тысяч — причем программа поменялась за последний год, а по 35 [тысяч] продается. Это было политическое решение! Мы против него, мы не понимаем, почему так было сделано. Поменять это политическое решение мы, здесь сидящие, не можем. Это решение не наше. Мы пытаемся смягчить этот удар и поменять федеральное законодательство. Я считаю, это было неверно, но это я — Наталия Леонидовна. Что пять с половиной миллиардов было изначально в программе, а потом осталось 900 миллионов. Это было принято вашим Кабмином. Вся эта история началась в 2012 году, в 2017-ом программа была закончена. Мы сейчас бьем по хвостам. Если бы мы в самом начале с этим были, мы бы могли хоть как-то повлиять.

— Но вы же Россия! — выкрикнул кто-то из зала.

Евдокимова отреагировала, что в других российских регионах "по этому пути не пошли", и привела в пример Санкт-Петербург, где новое жилье аварийщикам предоставили "метр в метр".

— Я считаю, что Татарстан как регион-донор имел возможность провести эту программу бесконфликтно. Не получилось. Что мы теперь можем? Не распространить это на Россию, — подчеркнула Евдокимова.

Александра Тыгин в конце встречи констатировал, что "мы у вас ничего не отбираем". "Отбирают криминальным путем, а у вас изъяли по решению суда", — сказал он, чем вызвал неодобрительный гул собравшихся.

Представитель российского Минстроя добавил, что Татарстан в своей политике в сфере переселения аварийщиков не нарушил федеральное законодательство, посколько обладает полномочиями на принятие самостоятельных решений.

Наталия Евдокимова уже ближе к 18 часам заявила, что опаздывает на самолет. Завершая мероприятие, она подчеркнула: члены СПЧ будут "отслеживать ситуацию с каждым человеком".

— На улицы вас не выгонят, — резюмировала Евдокимова.

— Я надеюсь, зеленодольцы по достоинству оценят мою работу и не выберут меня на следующий срок, — иронизировал после встречи с аварийщиками Александр Тыгин.

В 2018 году "Idel.Реалии" сняли фильм о жителях аварийных домов в Зеленодольске.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (19)

XS
SM
MD
LG