Ссылки для упрощенного доступа

"Это точно поджоги, нас просто хотят выжить отсюда"


В Зеленодольске три раза за неделю горели дома в историческом квартале Полукамушки. Последние шесть семей, которые так и не выселились по решению суда, в панике и отчаянии. Старожил Зайтуна Короткова уверена — власти делают все, чтобы как можно скорее избавиться от них. 21 мая глава города Александр Тыгин заявил, что женщина сможет вселиться в свою квартиру после реконструкции анонимного инвестора, который взялся за проект, а через неделю в квартале начались пожары. Почти полностью уничтожены пять домов.

Судебная экспертиза признала дом жительницы Зеленодольска Зайтуны Коротковой не аварийным, однако суд второй инстанции отказал ей в возвращений права собственности на дом. Как пояснил ее представитель Сергей Сычев, суд основывался на том, что были пропущены сроки, в которые дом можно было вывести из аварийности. На встрече с представителями Совета по правам человека глава города Александр Тыгин заявил, что ситуация "нестандартная".

— По Зайтуне Асхатовне есть принципиальное решение, и оно будет выполнено. Мы об этом публично говорим, после завершении реконструкции дома, вернется в прежнее состояние [получит право собственности]. Это решение есть и оно будет выполнено, — заявил Тыгин.

Стоимость реконструкции, по данным градоначальника, от шести до восьми миллионов рублей один дом. "С вами [Зайтуна Короткова] все предельно ясно, когда придет время реконструкции, мы попросим вас временно отселиться. Никакого найма, в том же статусе, что и были", — уточнил Тыгин.

Это было 21 мая этого года. 29 мая в Полукамушках произошел первый пожар. В течение недели их случилось три.

Полукамушки

Район построили век назад, первая линия — несколько домов на улице Энгельса — датированы 1906 годом. Остальные строились чуть позже. Постройки первоначально были одноэтажными, но потом на кирпичный первый этаж надстроили деревянный. Отсюда и название — "Полукамушки".

Квартал сто лет назад строили для инженеров Волго-Вишерского акционерного общества (будущего завода имени Серго). Этот район тогда считали элитным, потом, уже в советское время, именно здесь жила почти вся городская интеллигенция. С 1932 по 1937 год в одном из домов жил будущий министр авиационной промышленности СССР, а тогда директор ПОЗиСа Михаил Хруничев. В другом доме поселился директор судостроительного завода имени Горького Борис Бутома, с 1965 по 1976 год работавший министром судостроительной промышленности СССР. Во время войны в Зеленодольск переселили артистов Московского театра юного зрителя. Актрису Юлию Юльскую поселили в дом в "Полукамушках". Местные краеведы разместили памятные таблички на дома, где жили эти люди, чтобы ни жители, ни власти, не забывали об этом.

Когда власти Зеленодольска признали дома аварийными, местная и казанская общественность выступила резко против. На место даже выезжал президент Татарстана, ходил по домам, разговаривал с жителями. Посетил он и Короткову.

***

Дом Зайтуны Коротковой находится в центре исторического квартала Полукамушки. У нее в гостях корреспондент "Idel.Реалии" за последние три года, как аварийщики стали бить тревогу, была уже несколько раз. Дом пенсионерки добротный, квартира ухоженная и чистая. Короткова и ее покойный муж следили за порядком и сделали все, чтобы жить в уюте — обустроили туалет и ванную, сделали ремонт и следили за состоянием. Из большинства квартир в домах квартала жилье Коротковой, пожалуй, самое комфортное. Да и сам дом внешне выглядит крепче остальных.

Первый большой материал о Коротковой в "Idel.Реалии" появился два года назад, в мае. Тогда в Полукамушках случился первый большой пожар — сгорело два дома на окраине квартала.

***

На прошлой неделе пожары в квартале вспыхнули вновь. Причем один за другим. 29 мая сгорели два дома в Красном переулке, №11 и №13. 31 мая загорелся дом по Карла Маркса, 31. 2 июня загорелось сразу два дома — Красный переулок №14 и №16. Местные утверждают, что пожар вспыхнул одновременно. Как утверждают власти, в пожарах никто не пострадал. Однако имущество нескольких семей было уничтожено в огне. У одних сгорели все вещи, они до сих пор жили в доме.

МЧС, согласно официальной позиции, утверждает, что причина возгораний — неосторожное обращение с огнем неустановленных лиц. Жители же не сомневаются — это поджог и намеренное желание выселить из квартала последние шесть семей, которые до сих пор не выехали.

Зайтуна Короткова рассказала "Idel.Реалии", что в личных беседах и МЧС, и следователи утверждают, что все пожары вызваны поджогами. Другая аварийщица — Гузель Карпова (живет в квартире со своим сыном с инвалидностью) — пояснила, что местные слышали, как один бывший осужденный хвалился перед своими друзьями, что именно он поджог дома. Другие местные видели, как в квартале незадолго до этого появились какие-то парни и крепкий взрослый мужчина, который их контролировал.

***

— Это было на прошлой неделе. Я смотрела "Мужское / женское". Часа четыре было примерно. Тут слышу что-то грохочет. Сначала подумала, что мусор приехали вывозить. Потом вспомнила, что в такое время они не работают обычно, — рассказывает Зайтуна Короткова, сидя в своей почти пустой гостиной.

Зайтуна Короткова у своего дома в мае 2017 года
Зайтуна Короткова у своего дома в мае 2017 года

Пенсионерке помогли вынести почти все вещи во время одного из пожаров на прошлой неделе. "Прибежали девочки с рынка (продавщицы — "Idel.Реалии") и все вынесли наружу, чтобы хоть что-то спасти, если пожар перекинется на дом", — пояснила она позже.

— Я вышла, вижу на крыше 14-го дома мальчишки железо снимают. Им лет по 16-17. Спросила, чего это они делают. Ответили: "Тут же никто не живет, снимаем крышу". А если дождь, вода потечет, там же еще люди живут. Я позвонила соседке, та вызвала полицию. Никто 40 минут не приезжал. А когда приехали — мальчишки в рассыпную. Полицейским (Короткова называет их милиционерами — "Idel.Реалии") как будто все равно было, что-то дали подписать и ушли, — с возмущением рассказывает она. — На следующий день пошла вынести мусор. Иду обратно, а мне на встречу сосед. Я пригласила его в гости, чтобы документ один прочитал. Он зашел, был у меня минут семь. Выходит из квартиры и кричит: "Пожар!".

Горел дом №13 по улице Красный переулок. Сосед Коротковой как раз оставил машину у него. В итоге пришлось спешно убирать — огонь мог вот-вот перекинуться на автомобиль.

Пенсионерка отмечает, что в этот раз [в отличии от пожара двухлетней давности] почти никого не было — пожарные, [Нияз] Мингазов (руководитель городского департамента жилищной политики — "Idel.Реалии") и все. "В 2017 году много журналистов было, полиция, скорая, администрация", — поясняет она.

Местные во время пожаров заметили подозрительного мужчину в красной спортивной форме. Он стоял на окраине квартала и наблюдал за работой пожарных. К нему то и дело подходили те самые молодые люди, которые снимали с домов крыши.

— Какие-то парни проходили после одного из пожаров мимо дома Коклихиной (еще одна жительница Полукамушек — "Idel.Реалии") и сказали, что следующий дом ее. Это точно поджоги, нас просто хотят выжить отсюда, — уверена Короткова.

Кстати, мародерство на останках домов в Полукамушках не редкость. После одного из пожаров в жилую квартиру вошли какие-то люди (она была не заперта из-за суматохи с огнем) и стали искать, что можно прихватить. Жильцы вызвали полицию и зафиксировали проникновение. А тех, кто вывозит металл с крыши, уже даже успели оштрафовать один раз.

Зайтуна Короткова показывает последствия пожаров
Зайтуна Короткова показывает последствия пожаров

— На полторы тысячи выписали штраф, а он за день по 12 тысяч зарабатывает. Если бы "Газель" его конфисковали или суток на 15 закрыли, вот тогда бы может и подумал, а так — ему не страшно, — сетует Короткова.

***

Местные не знают, как решить проблему с пожарами и не думают, что власти заинтересованы в этом. Разочарованы жители Полукамушек и в члене СПЧ Наталии Евдокимовой, которая занимается их вопросом и уже дважды приезжала в Татарстан. Во время первых встреч с ними и первого приезда в Татарстан она говорила одно и выступала на стороне аварийщиков, а 21 мая "говорила про политику и что закон не на их стороне".

Короткова вспоминает, что дедушка и бабушка Евдокимовой сами жили в доме №16 по улице Красный переулок. На втором, деревянном этаже.

Дом, где жили бабушка и дедушка Наталии Евдокимовой, окна справа на втором этаже
Дом, где жили бабушка и дедушка Наталии Евдокимовой, окна справа на втором этаже

— Она все детство тут провела, ее тут знают, — рассказывает Короткова. — А теперь и дом ее детства сгорел.

В разговоре с интернет-изданием "БИЗНЕС Online" помощник президента Татарстана Олеся Балтусова заявила, что безопасность квартала должна обеспечить местная администрация.

— Город должен был продумать подходы по безопасности, заколачивать дома, обносить забором и торопиться с инвесторами. У нас, сожалению, вандализм везде процветает, не только там, — отметила она.

Издание пишет, что сейчас обсуждается вопрос установки вокруг пустых домов высокого забора из профнастила протяженностью 489 метров. Стоимость строительства — около 500 тысяч рублей. Пока это все решения, которые предложили власти. Они при этом отмечают, что у "инвестора связаны руки законом", так как 17 октября 2017 года был подписан приказ минкульта РТ о включении выявленного объекта культурного наследия "Жилые дома "Французского акционерного общества 1898–1900 годов" в единый государственный реестр объектов культурного наследия в виде достопримечательного места. Любые изменения без федеральной экспертизы в нем запрещены.

Кстати, инвестор для проекта найден и по улице Энгельса уже начались работы — территория обнесена забором. Отметим, что имя инвестора не раскрывается. Все, что известно, что он родом из Зеленодольска и в районе живут его родители.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

  • 16x9 Image

    регина хисамова

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Татарстане и Удмуртии. Занимается расследованиями, посвященными коррупционным преступлениям.

Комментарии (4)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG