Ссылки для упрощенного доступа

"Мы хотим, чтобы "Марий Ушем" существовал как движение"


Владимир Козлов

Председатель правления общественной организации "Марий Ушем" Владимир Козлов в сентябре выиграл выборы по многомандатному округу в собрание депутатов Сотнурского сельского поселения (Волжский район). Победа далась ему с одной стороны не очень тяжело — за известного земляка проголосовали большинство избирателей. Но участие в выборах стоило Козлову работы в финансируемом правительством республики издании на марийском языке — газете "Марий Эл". Почему национальная общественная организация не стала высказывать свою позицию по отношению к региональным выборам, что нового известно о деле активиста "Марий Ушем", нижегородского профессора Геннадия Королёва, чем ему запомнился удмуртский ученый Альберт Разин и как трагическая история его самосожжения повлияла на активистов из национальных регионов, а также какие изменения ждут национальную общественную организацию в ближайшее время? Обо всем этом — в интервью с Владимиром Козловым на "Idel.Реалии".

Почему для вас важно было участвовать в выборах депутатов сельского поселения?

— У меня было давнее ощущение, что мы оторвались от села. Хотя родом многие оттуда. В 2017 году я делал доклад в правительстве республики о структуре села, о жизни жителей сельской местности. Через год я попробовал что-то попытаться изменить в реальности. Поехал в Сотнур Волжского района, это недалеко от моих родных мест. Хотел создать там музей. Но это не увенчалось успехом. А в этом году решил пойти кандидатом в депутаты именно Сотнурского поселения. Думаю, что село нуждается в таких людях. Я журналист, литератор, общественный деятель. Я хотел быть ближе, поменять может быть на несколько лет место жительства — переехать в Сотнур.

В деревнях Волжского района жило много известных исторических личностей, достойных подробного исследования их жизни. Все они забыты сейчас. Например, депутат Учредительного собрания 1907-1912 годов Иван Яковлевич Яковлев. Житель нашего района в дореволюционной России получил высшее юридическое образование, он был инициатором создания первой волости в Марийском крае (Большепаратской) — Дмитрий Ильич Атаев. Он расстрелян был. Гавриил Леонтьевич Леонтьев (Ику Мари), который выпустил две книги в 1909 году. Сергей Чавайн (основоположник марийской литературы) выпустил тогда одну книгу. А затем уже публиковался после революции 1917 года.

Мое появление кого-то, наверное, и раздражает. А простых людей, в определенной степени — вдохновляет. Мы разговариваем, строим планы. И что-то, даже многое, нам удавалось делать. Но не все. Потому, что основные проблемы, которые есть на селе — безработица и связанная с ней деградация.

Интересно, вот что. Когда я заговорил о том, что собираюсь открывать первый краеведческий музей в Волжском районе, вдруг в Сотнуре собрались создавать музей ремесел, библиотеку. До моего появления таких мыслей не возникало у местных властей.

— Одной из основных тем вашей избирательной кампании было создание музейного комплекса в Сотнуре, сохранение исторической памяти?

— Да. Но в моей программе были и социальные вопросы. Я не мог обойти, например, проблему газификации деревень. Якобы, я не должен этим заниматься. Но, возможно, мой опыт работы с проектами, выхода на Москву пригодится. Я не обещал строить дороги.

— Вы уволились из издания "Марий Эл", в котором работали примерно год. Как это увольнение связано с вашим решением участвовать в выборах?

— Когда я заявился на выборы, уже стал кандидатом — через некоторое время меня пригласили в министерство культуры республики. Министр Константин Иванов предложил отказаться от участия в выборах. Он сказал, что взамен я смогу получить в будущем место в Общественной палате Марий Эл. Я уже общался с республиканскими чиновниками по поводу музея в Сотнуре. Поэтому примерно представляю, какой вес имеют их слова, обещания. Письменных гарантий по поводу Общественной палаты мне никто не смог дать. Я отказался, в том числе и поэтому. Но я не смог сняться с выборов по нескольким причинам. Первая из них — я должен быть на родине, помогать своим сельчанам. Насколько смогу. Наверное, поднять дух народа — что их не бросили, не покинули. Когда-то у меня была песня "Мой край Илетский". В ней есть такие слова: "Прости земля, я вернулся вновь". Изменить своему принципу, заветной мечте, я не смог.

После этого разговора в министерстве все немного успокоилось. А затем состоялся второй разговор в редакции "Марий Эл". Главный редактор Александр Абдулов вернулся из отпуска. Говорит, что ты опять натворил? Я говорю, вроде бы нормально все. Он спрашивает: зачем тебе депутатство? Добавил, что мной недовольны наверху. В таких случаях не говорят, кто именно недоволен. Чтобы не подставлять Абдулова и коллектив газеты, я написал заявление (это было в августе). С 16 сентября я свободный человек, безработный.

— Что вы можете сказать о работе в газете "Марий Эл"? С одной стороны, вы писали на родном марийском языке, вероятно, были свободны в выборе тем. Но с другой стороны — "Марий Эл" — издание бюджетное, зависимое от учредителей…

— Я не работал в таком издании уже довольно много лет. Но мне оказали доверие, приняли на работу. Я со своим уставом в работу издания не лез. Делал то, что от меня требовалось. А требовались материалы по краеведению, литературе, истории. Это то, что мне по душе, это интересно. Что происходило вокруг — возможно мне и не все нравилось, но нет такого нигде, наверное, чтоб все нравилось. Я пришел в коллектив, который меня принял. Для меня это была определенная ответственность. Я не мог их подвести, хотя и не был согласен с какими-то вещами. Со своим участком работы, надеюсь, я справлялся.

— Почему "Марий Ушем" отказалась публиковать предвыборную позицию? Всегда такое (на региональных выборах) происходило, были определенные планы, насколько мне известно, и на этот раз. Что в итоге случилось?

— Скорее всего, все это связано с упадком интереса к выборным процессам и самой политической борьбе. В этом году не было такой борьбы, как в предыдущие избирательные кампании. Если со стороны посмотреть — все происходило тихо и мирно.

— Правление "Марий Ушем" незадолго до выборов опубликовало заявление по поводу нижегородского профессора, юриста, сторонника вашей организации Геннадия Королёва. Он был задержан весной по обвинению в получении взятки. В заявлении "Марий Ушем" говорится о том, что дело Королёва носит заказной характер и есть аргументация, почему вы считаете так? Расскажите о нем, о том, насколько вы в этой истории верите ему, его семье?

— Сама ситуация сложная. Мы никоим образом не можем сейчас общаться с Королёвым. Можем получать информацию только от его знакомых, среди которых есть сотрудники правоохранительных органов, представители прокуратуры.

— Они имеют отношение к этому делу?

Когда он служил Родине, занимал определенные должности, пока не заговорил о правах марийского народа, о марийском языке, пока не проявил озабоченность будущим Марийской республики — его никто не трогал. Как только он поднял эти темы, последовала реакция


— Они интересуются и хотят помочь. И реально помогают, поскольку они его знают именно как профессионала. Я же, допустим, знаю Геннадия Королёва только с человеческой стороны. У него интересная биография. Я знаком с ним с 1979 года. С самого начала учебы. Я тогда только перевелся в Москву, в литературный институт. Мне доверили должность сопредседателя марийского землячества в Москве. Тогда мне 19 лет было. И там я познакомился с этим человеком с военной выправкой, студентом третьего курса Геннадием Королёвым. С того времени его порядочность, манера держать себя в руках, быть справедливым — это для нас всегда было примером. И он был человеком слова всегда. На всю жизнь он для меня и остался таким. В 1990-е он переехал в Нижний Новгород, стал приезжать в нашу республику. Но как представитель госорганов он не мог принимать участия в общественной деятельности тогда. Это произошло позже, уже когда он вышел на пенсию.

— В заявлении "Марий Ушем" говорится, что одной из основных причин преследования Королёва стало его намерение участвовать в выборах в Госсобрание и его проект конституционной реформы в Марий Эл. Вам известны подробности — о каких поправках в Конституцию республики могла идти речь, насколько этот проект был готов?

— Мы не обсуждали подробно эти его проекты. Возможно, у меня просто не хватило времени, как всегда.

— Что произошло после обращения "Марий Ушем" по ситуации с Королёвым, какие последние новости?

— Первоначально была информация, что суд должен был состояться 4 сентября. Сейчас известно, что на заседании в тот день был продлен срок ареста Геннадия Королёва. Он находится под домашним арестом. Ему запрещено общаться по телефону, пользоваться Интернетом, электронной почтой.

— А после задержания по факту якобы получения взятки его отправили в СИЗО?

— Это было так. У меня информация, что он был в следственном изоляторе около двух месяцев.

— Заявление "Марий Ушем" по поводу Королёва получило уже какие-то отклики?

— Я не могу говорить о большой реакции от каких-то инстанций (госорганов). Но те, кто узнал эту информацию от нас, они конечно обсуждают. Конечно, это ничто иное как подстава. Когда он служил Родине, занимал определенные должности, пока не заговорил о правах марийского народа, о марийском языке, пока не проявил озабоченность будущим Марийской республики — его никто не трогал. Как только он поднял эти темы, последовала реакция.

— Я знаю, что "Марий Ушем" обсуждает заявление по поводу самосожжения удмуртского ученого Альберта Разина. Вы готовы высказаться по поводу происшедшего в Ижевске?

— Мы выражаем соболезнования родным, близким Разина, всему удмуртскому народу. Пока ведется следствие, политизировать ситуацию не будем. Хотя, с нашей стороны будет высказана позиция "Марий Ушем".

— Насколько вы знали Альберта Разина? Какие у вас воспоминания о нем?

— Он не просто занимался вопросами удмуртского языка, а был профессионалом. Для меня он не умер. Смотрю на его портрет в интернете, смотрю кадры его самосожжения. Нельзя ли было по-другому? И мне кажется, что он отвечает: "Нет, нельзя было". Это моя оценка. Мне их сейчас очень тяжело давать. Не от того, что я не знаю ситуации. Наоборот, скорее от того, что много знаю… И есть такая боязнь, что зная о многом, я могу ошибиться.

Я встречался с ним последний раз в апреле 2018 года. До этого мы виделись в Малмыже, он приезжал на чествование князя Полтыша (в этом городе в Кировской области находится могила марийского князя, организатора сопротивления русским войскам в первой половине XVI века — "Idel.Реалии"). Потом я участвовал в форуме, посвященном истории и будущему удмуртского народа, который он сам лично организовывал. Мы говорили о философии, религии марийского народа, мировоззрении удмуртов. Он давал прогнозы, рассказывал, как, по его мнению, можно изменить языковую ситуацию. Мне с ним легко было общаться. Нас сближала природная религия, которой он придерживался. Мы говорили о том, что есть, что было, и что может случиться. И как сделать так, чтобы не исчезали языки и культура.

— Тридцать лет назад началось возрождение "Марий Ушем". А сейчас вы обсуждаете вопросы прекращения деятельности региональной общественной организации. С чем это связано и в каком виде национальная организация продолжит свою работу?

В районах мы сейчас не можем даже памятные камни ставить — чиновники придумывают какие-то отписки. На запросы организации перестали отвечать чиновники правительства Марий Эл. Мы думаем над изменением статуса организации


— "Марий Ушем" зарегистрирован в 1998 году. В последнее время чувствуется, что мы "сбавили темп". Есть такое ощущение, что если что-то идет тяжело, нужно приостановиться, осмотреться. Может быть, пойти другим путем. Сегодня у нас ситуация такая: времена нелегкие (они всегда были такими), много требований, отчетов. В районах мы сейчас не можем даже памятные камни ставить — чиновники придумывают какие-то отписки. На запросы организации перестали отвечать чиновники правительства Марий Эл. Мы думаем над изменением статуса организации. НКО существуют в разных формах: движения, организации, объединения. Мы хотим, чтобы "Марий Ушем" существовал как движение. Для этого не требуется никакой регистрации, отчетов. Возможно, это даст нам новый импульс. "Марий Ушем" назывался по-разному: общественно-политическое движение, культурологическая организация. Мы не хотим ни политизировать, ни вдаваться только в культуру. Это должно быть движение, объединяющее людей. И возможно это избавит нас от ярлыков, которые нам навешивали последние два десятилетия. У нас есть определенные сложности во взаимоотношениях с Минюстом, их требования, предупреждения.

— Каким образом вы планируете решать вопрос реорганизации?

— Мы сейчас приняли решение на правлении. Обсудим на общем собрании "Марий Ушем" в конце этого года.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    дмитрий любимов

    Журналист "Idel.Реалии". Освещает события в Марий Эл. Специализируется на общественно-политической тематике, материалах о культуре марийского народа. 

Комментарии (5)

XS
SM
MD
LG