Ссылки для упрощенного доступа

"Рядом прокуратура, полиция, администрация — а я ничего не могла сделать!"


С неожиданным результатом завершилось очередное заседание по делу о покушении на местного оппозиционера Алексея Соловьёва в Зеленодольском городском суде. Судья изменил меру пресечения обвиняемому экс-полицейскому Виталию Мельнику с подписки о невыезде на домашний арест. Но прежде очередные два свидетеля рассказали о связи Мельника с волжской ОПГ "Гасановские". А эта группировка, по данным следствия, успела наследить и в Зеленодольске.

19 февраля заседание началось с допроса предпринимательницы Тамары Павловой, которая столкнулась с "гасановскими", когда открыла на территории бывшего хлебозавода торговый дом. Правда, ей принадлежала лишь часть объекта. Вторую часть — причем, как можно было судить по рассказу Павловой, неофициально — выкупил один из тогдашних местных депутатов (свидетель называла его лишь по фамилии — Сатин).

"МНЕ ПОКАЗАЛОСЬ, ОН ДАЖЕ ГАСАНОМ РУКОВОДИЛ"

Судя по всему, затем каким-то образом часть его доли перешла в распоряжение "гасановских". Те решили расширяться. Павловой стали поступать предложения, от которых "нельзя отказаться".

— Они принуждали меня, чтобы я свою долю продала за копейки. Хотя у меня вложено было очень много денег...

— Кто они? — уточнила гособвинитель.

— Это, получается, группировка. Их называют "гасановские". Очень сильные такие ребята, дерзкие. Там депутат, там еще вышестоящие люди есть… Но в уголовном деле почему-то про них — так, вскользь (дело ОПГ "Гасановские" расследуется следственным комитетом в Республике Марий Эл; события, о которых рассказывает свидетельница, относятся к 2013-2014 гг. — "Idel.Реалии"). В 2019 году только мне дали [с материалами дела] ознакомиться. Там чётко сказано — ОПГ…

— Это дело в какой стадии сейчас? — уточнил судья.

—По моей жалобе его заново возобновили.

— В общем, расследуют его?

— Сейчас — да.

— А участники там установлены?

— Участники… Знаете, я вам скажу, там бывшие следователи следственного комитета... Начальник... Сын директора школы… Очень такие люди… Известных людей. Поэтому, я думаю, это дело пытались замять... Сначала расследовали в полиции. Полиция… Сложно об этом говорить, опять трясти начнет. Вот заблокируют со всех сторон, полиция подъезжает — в машине ребята сидят, они даже не открывают машину. Следователь из следственного комитета, Седойкин, он консультировал. Консультировал ребят, что делать, что говорить… Вот этих, как их назвать? Этих парней, молодых парней, рядовых… А такие, как Мельник Виталий… Мы вообще думали, что он — оперативник… Он появлялся очень редко. Отличался от всех, от других. А потом по жестам я поняла, что он не нашей стороне.

Свидетель рассказывала несколько сумбурно, но постепенно выстраивалась цельная картина: после того, как она отказалась продавать свою долю в объекте, "гасановские" обложили объект со всех сторон. Низшие чины группировки блокировали входы и подъездные пути к торговому дому — причем как для поставщиков с арендаторами, так и для посетителей. Арендаторов избивали, как-то убили даже собак, охранявших территорию.

— Полный беспредел шел, — вспоминала в суде Павлова. — Рядом прокуратура, полиция, администрация, налоговая — а я ничего не могла сделать!.. Били окна через день, можно сказать. И пять месяцев вот этот ужас продолжался.

Мельник, по словам женщины, стал появляться как раз во время пятимесячной осады "гасановскими" торгового дома. Причем у предпринимательницы сложилось впечатление, что он именно координировал, направлял нижестоящих членов ОПГ:

— Когда Мельник уезжал, как-то более четче, сосредоточеннее, дерзко начинали вести себя ребята. Мне показалось, он даже Гасаном руководил.

— Сколько раз вы его там видели?

— Ну раза… Сложно сейчас сказать конечно. Редко. Ну, четыре — пять, может быть. Особенно я один факт запомнила… Они уже в полвосьмого пять, шесть, семь машин приезжают — раз! — заблокируют всё, со всех сторон. И случайно у меня один поставщик прорвался. И вот этот молодой человек (показывает на Мельника — "Idel.Реалии") он просто жестом показывал, даже кричал на Гасана. Я считаю, это человек с верхнего звена... Я с ним не общалась. Когда такие люди приезжали, меня отвлекали эти вот боевики, скажу так, ребята. Они всё время там обзывались, кидали, снимали…

Пять месяцев это продолжалось. Естественно, я писала заявления в полицию, указывала, какие преступления совершаются. Я это писала каждый день. Но всё равно мы поняли, им покровительствуют… Там другие дела заволокитили! У нас произошел пожар. Эти дела тоже все закрыли. Мы поняли… Это дело просто — слово "крышуют" нельзя, конечно... — покровительствуют правоохранительные органы.

Алексей Соловьев попросил суд ознакомить свидетельницу с групповым фото из уголовного дела и поинтересоваться, кого она узнаёт. Судя по всему, это был как раз групповой портрет "гасановских". Люди на снимке были пронумерованы. Свидетельнице нужно было назвать номер, а затем фамилию человека, за которым он закреплен.

— Номер семь. Низамутдинов Альберт, правая рука Гасана, — начала перечислять знакомых ей людей Павлова. — Это Исмаилов Гасан, сам. Номер четыре... Номер два — Мельник Виталий. Вот этот парень — тоже, но я фамилию не могу вспомнить. Это, по-моему, сын начальника вневедомственной охраны…

"ОЧЕНЬ ЦЕПКО НАБЛЮДАЛ"

Исполнительный директор фирмы Павловой Дмитрий Сенченко дополнил рассказ предпринимательницы, рассказав, как торговый дом закидали снежками с петардами.

— Собралось где-то порядка 15 машин у главных въездных ворот. Вышла молодежь, которая постоянно нас блокировала, и стали бросать снежки с петардами — в неё [Павлову], в нас, в охранников, нанятых Тамарой Николаевной. То есть, такой массовый беспорядок происходил. Он [Мельник] стоял и наблюдал. Его взгляд запомнился. Очень цепко наблюдал.

— Может он просто мимо проходил? — уточнила обвинитель.

— Понимаете, взгляд был такой, очень изучающий.

Свидетель упомянул еще одну деталь, характерную для членов ОПГ "Гасановские". Они предпочитали ездить в чёрных авто с номерами 007. Мельник, уточнил Сенченко, не был в этом плане исключением, правда, в какой-то момент он пересел на красную "Мазду", которая тоже было замечена в блокировании подъездных путей к торговому дому (к слову, отъезжающим от здания Зеленодольского суда на красной "Мазде" Мельника видел один раз и корреспондент "Idel.Реалии").

Соловьёв попросил суд показать Сенченко групповую фотографию.

—​ Исмаилов Гасан, номер четыре. Руководитель их группы, — начал перечислять свидетель. —​ Виноградов, номер пять. Тоже участник. Их два брата, они блокировали. Старший пытался сделать инсценировку, якобы Тамара Николаевна нанесла ему увечья, младший убил сторожевых собак. Это правая рука Гасана, номер семь. Альберт Низамутдинов. Постоянно контролировал вместе с Гасаном тех, кто нас блокировал…

После того, как вопросы к Сенченко закончились, Соловьев заявил ходатайство.

—​ В своем первоначальном выступлении я указывал, что в томе 9 перечислены фамилии жителей Волжска, которые проходят фигурантами покушения на Туганова, —​ напомнил Соловьев. —​ Свидетели сегодня называли их же фамилии.

(Александр Туганов, следователь-криминалист СКР, был избит железными прутами спустя год после покушения на Соловьёва. Нападавшие спутали его с братом Алексеем Тугановым, считает потерпевший. Тот тоже критиковал местную власть и тогдашнего главу Зеленодольска Сергея Батина. Назначение последнего в Совет Федерации сенатором от Татарстана произошло как раз вскоре после нападения на сотрудника СКР —​"Idel.Реалии")

— В связи с вновь открывшимися обстоятельствами прошу избрать подсудимому меру пресечения "арест". Поскольку я опасаюсь за свои жизнь и здоровье. На момент, когда рассматривался вопрос о мере пресечения, причастность Мельника к ОПГ еще не рассматривалась. Я возмущен, что человек, обвиняемый в особо тяжком преступлении, сидит здесь на стульчике. Приходит как студент с папочкой… Он там должен находиться! — Соловьев сделал выразительный жест рукой в сторону клетки.

— Возражаю ваша честь, я полностью открыт перед судом и следствием! — встрепенулся Мельник. — И никак не оказываю воздействия ни на потерпевшего, ни на свидетелей...

— Вы в Зеленодольске подходили ко мне в ноябре месяце? — обратился к нему Соловьев.

— В Зеленодольске в магазине? — уточнил Мельник.

— Как вы оказались в Зеленодольске в день, когда у нас не было ни судебного заседания, никаких других мероприятий? С какой целью вы ко мне подошли?

— Когда это было? — заинтересовался судья.

— 7 ноября.

— Это когда уже процесс был, — уточнила гособвинитель.

— Я обратился к следственным органам, чтобы они изменили меру пресечения, они сказали, вопрос не наш, вопрос судейский… Это было через два дня после судебного заседания. Он подошел ко мне на расстояние вытянутой руки, сказал: "Здравствуйте, я здесь случайно". Для чего он это сделал, почему подходил? Я это расценил именно как давление, что за мной следят, — сообщил суду Соловьёв.

— Но вы почему-то никаких ходатайств на прошлых заседаниях не заявляли, — попенял потерпевшему судья.

— Так совпало. Я послушал про эту группировку. Помимо этой группировки у него есть покровители из числа высокопоставленных сотрудников полиции, которые давали поручения меня убить. У него столько, как это сказать, заинтересованных лиц... (заявлять ходатайство по этому поводу было, собственно говоря, и некому. После первого заседания под председательством судьи Касимовой стало известно, что она подала в отставку и дело будет рассматривать новый судья; в итоге рассмотрение дела по существу отложилось на полтора месяца —​"Idel.Реалии")

— Так, подсудимый, пожалуйста, объясните. Чем вы занимались в Зеленодольске, будучи под подпиской? — поинтересовался судья у Мельника.

— Это было в день заседания…

— А потерпевший говорит, что в другой день…

— Я не помню. По-моему, в день заседания.

— А зачем вы тогда подошли к потерпевшему?

— Я извинился. Я хотел, чтобы он не воспринял, что я за ним слежу, и удалился.

— Это было еще до допроса потерпевшего, — уточнила гособвинитель.

— Это однозначно было 7 ноября около 18.00. Я просил следствие чтобы они взяли записи с камер видеонаблюдения, но они меня проигнорировали, — заявил Соловьёв.

— Я никак не влияю на ход дела и веду себя как положено, — пытался оправдаться Мельник, однако после более чем часового отсутствия судья вернулся в зал с решением изменить подсудимому меру пресечения с подписки о невыезде на домашний арест. Следующее заседание состоится в конце февраля.

При этом, рассказал корреспонденту "Idel.Реалии" потерпевший, суд никак не может допросить проходящих по делу свидетелями сотрудников зеленодольской полиции. Повестки приходят непосредственно в отдел МВД по Зеленодольскому району, там отвечают, что эти сотрудники уже уволились из органов внутренних дел. Искать их, судя по всему, действующие коллеги не собираются.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (11)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG