Ссылки для упрощенного доступа

Леонид Спирин: "Пока мы ходим на митинги, они играют в КВН, а потом становятся политиками"


"Реальные люди 2.0": Леонид Спирин
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:26:20 0:00

В рамках видеопроекта "Реальные люди 2.0" "Idel.Реалии" побеседовали с основателем и главным редактором студенческого интернет-журнала "Ветер" Леонидом Спириным. Он рассказал, есть ли в Татарстане студенческие медиа, в чем их задачи и почему они с ними не справляются.

О СТУДЕНЧЕСКИХ СМИ

— У нас нет внешнего позиционирования, но есть внутреннее, как лично я позиционирую журнал ["Ветер"]. Это первое в Казани нормальное студенческое медиа. Да, я знаю, очень много студенческих медиа есть в Казани, которые обычно бывают спущены сверху. Они пишут только про новости, которые возникают внутри каких-то институтов. Есть более крупные ребята, которые пишут про вузы Казани, но они чаще всего обозревают такие вещи, которые обозревают все. Например, началась студенческая весна, мы идем, делаем репортаж, показываем всем фоточки и замечательно.

Мы пишем для определенного круга лиц, но при этом мы не против, чтобы нас читали другие

Нет ни одного студенческого СМИ в Казани, которое написало бы хотя бы одну хотя бы наполовину критическую статью о вузе, которое написало бы о проблемах. Мы занимаемся в том числе этим.

Я часто сталкивался с тем, что наше СМИ потихонечку начинают называть оппозиционным, но я считаю, что это совсем не так. Что такое оппозиционное СМИ? Есть СМИ, которые просто пишут правду, или не пишут, или замалчивают.

Я работал в двух студенческих медиа, в которых пытался продвинуть идею о том, что надо писать, что реально волнует и что реально интересно. Например, вышло расследование о семейном бизнесе ректора КФУ [Ильшата] Гафурова. Его удалили. Кто об этом написал из студенческих СМИ? Только мы, никто больше. А это, вроде как, касается всех студентов. Я не знаю, почему другие студенческие медиа не пишут о таких вещах, но, собственно, я решил, что этим в любом случае надо заниматься, кто-то это должен делать.

Мы не выступаем против и не пытаемся найти что-то плохое во всем

Мы пишем для определенного круга лиц, но при этом мы не против, чтобы нас читали другие.

Мы открытая редакция в том смысле, что мы не выступаем против и не пытаемся найти что-то плохое во всем. Мы просто пишем о том, что находим. Неважно, какой окрас это имеет.

О ТЕМЕ БУДУЩЕГО МАТЕРИАЛА

— Ситуация такая. Министерство образования пришло в КФУ, проверило и сказало: "У вас не хватает перерыва, нужно вводить дополнительный перерыв". Его ввели. Приказ есть приказ, закон есть закон, его нужно соблюдать. Однако мы нашли этот приказ и нашли там такую строку: "Приказ принят с учетом мнения ППОС КФУ". То есть, Первичной профсоюзной организации студентов КФУ. Мы в группе провели опрос, где проголосовало 404 человека на данный момент. 83 процента против этого второго перерыва. Проблема в том, что, если добавлять второй перерыв, некоторые студенты во вторую смену вынуждены будут учиться до девяти часов. Некоторые автобусы [в это время] прекращают ходить, многие столовки закрываются. В целом сидеть в универе до девяти не очень.

Меня заинтересовало, что сказал профком. Нам почему-то этот документ отказываются показывать пока что. Мы написали им на почту, попросили этот документ посмотреть, нам отказали. Сейчас я пишу замам профкома, чтобы нам предоставили этот документ. Пока без ответа. Есть подозрения, что профком согласился, но профком — независимая организация, которая должна отстаивать права и интересы студентов. Я не очень понимаю, почему мы в группе провели этот опрос, а они у себя в соцсетях нет.

О ПРОБЛЕМАХ В СМИ

Это, наверное, связано с ситуацией в стране, а в Татарстане такого нет


Есть большая проблема с самоцензурой. [Нам] ничего не "прилетало", насколько я знаю, но все боятся.

Наша редакция пишет, но боится. Например, одна девушка мне сразу сказала: "Мои имя и фамилию не публикуем вообще нигде". Другая девушка, когда я опубликовал ее материал, написала: "Убери мои имя и фамилию, я боюсь". А материал вообще не связан с чем-то оппозиционным.

Я говорил об этом с замминистра молодежи Тимуром Сулеймановым. Он сказал, что это, наверное, связано с ситуацией в стране, а в Татарстане такого нет. Мне тоже кажется, что это больше связано с ситуацией в стране, чем конкретно с руководством КФУ, других вузов и нашим правительством.

ОБ АКТИВНОМ СТУДЕНЧЕСТВЕ

Они все равно ходят на митинги. Им важно, что происходит в их стране

— Если послушать разных публицистов вроде Дмитрия Быкова или Александра Невзорова, то может сложится впечатление, что наша молодежь наконец-то избавлена от советского менталитета: им ценности и честь важнее, чем пост; им не нужно какое-то имущество; им важно чего-то достичь, увидеть мир; они не хотят владеть квартирами, машинами. Во многом, если их слушать (Быкова и Невзорова — прим.ред.), молодежь космополитична. При этом они все равно ходят на митинги. Им важно, что происходит в их стране.

Я потом возвращаюсь в свои мир и смотрю, что здесь происходит. А здесь происходит то, что происходило тогда - комсомол никуда не делся. Сначала люди играют в КВН, потом занимают какие-то должности. Я часто разговариваю с этими людьми, и у меня не складывается впечатление, что они относятся к активной части молодежи. Пока мы ходим на митинги, они играют в КВН, а потом становятся политиками. То есть, есть сторона, о которой говорят публицисты, а есть другая, которую вижу я.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (9)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG