Ссылки для упрощенного доступа

Необязательность чувашского — не основная проблема


Сергей Матвеев, кандидат на должность главы Чувашии от партии "Патриоты России". Источник фото: сайт ЦИК Чувашии

Сергей Матвеев выдвинут кандидатом на должность главы Чувашии от "Патриоты России". Как пишут СМИ, в настоящее время Матвеев является депутатом Собрания депутатов Чебоксарского района шестого созыва и финансовым директором компании "Аргус". Ему 39 лет, женат, воспитывает троих детей. Свою предвыборную кампанию претендент строит на основе программы партии.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

— Расскажите о вашей мотивации — почему решили участвовать в выборах?

— Мотивация, что меня сподвигло — партия сказала "надо" — и я пошёл. Я не привык отступать, и я не отказываю. Если мне доверие упало, то я иду до конца. Просто я являюсь депутатом, действующий депутат районного собрания. Все эти болячки для меня не чужды, знакомы, я знаю, что, где не так. Я работаю с министерствами и вижу кучу проблем. Почему-то министерства у нас между собой вообще толком не работают, то есть нет согласованной работы.

— Вы говорите о том, что вы знакомы с ситуацией. На ваш взгляд, самые главные три проблемы Чувашии?

— Главная проблема — это чиновник. То есть это специалист.

— В чём проблема?

— Нет желания работать, либо нет инициативы. А инициативы нет, наверняка, из-за того, что у нас инициатива на корню наказывается, то есть у нас инициатива наказуема. То есть даже позитивная инициатива наказуема, любая инициатива наказуема.

— А другие две проблемы? Я понял, чиновники не хотят работать, это одна проблема.

— Да. Другая проблема — это коррупция, возникающая отсюда. Не хотят работать, а про свой карман не забывают, это тоже проблема, большая проблема — коррупционная составляющая.

— И третья?

— Это, наверное, везде на самом-то деле. Повсюду в России эта проблема существует.

— Да, но вы баллотируетесь в Чувашии.

— Да, так я и говорю, что эта проблема существует везде и здесь она тоже существует.

— И третья проблема?

— Конечно, я не был участником этих моментов, но наслышан, так скажем.

— Третья проблема.

— Третья проблема. Что ещё можно включить из острых проблем? Как бы помягче выразиться. Не хочется задевать острые углы голословно, то есть это на слуху, вроде бы, но нельзя же говорить о том, где ты не был участником. Я, по сути, и там не был участником. Не могу быть участником всего этого, я только краем, как депутат, только вижу работу, точнее, некачественную работу. Инвестиции, соответственно, у нас не идут в республику. Это результат того, что у нас плохие чиновники, то есть ленивые чиновники и коррупция, и это уже результат того, что не идут инвестиции.

— Давайте поговорим об инвестициях. У вас в Чувашии есть китайский проект, которому местные власти дают и давали то в одном районе дорогу, то в другом, но почему-то местное население везде выступает против. Вы в курсе этого проекта, и как вы относитесь к нему?

Я вообще думаю, что нужно согласовывать с людьми в любом случае, а не так втихаря


— Я вообще думаю, что нужно согласовывать с людьми в любом случае, а не так втихаря. Вы же знаете, что этот проект не чувашский, на самом деле, это из Москвы. Дали указание — "надо сотрудничать", а наши кривыми руками нормально не могут ничего сделать, вот тебе и результат такой.

— Тогда получается главная ваша проблема не местные чиновники, а то, что они подотчётны Москве, а не народу местному?

— Да. Наверное, чиновник всегда подотчётен своему руководителю.

— Чиновник должен быть, особенно если он избран народом, подотчётен кому: Кремлю или чувашскому народу?

— Избирается депутат, а чиновник уже принимается на работу.

— Подождите, вы баллотируетесь на должность главы республики?

— Да.

— Глава республики — это тот же чиновник.

— Да, он должен был подотчётен народу. То есть приоритет у него. А в нашем случае получается вот так, но вы понимаете, система так настроена.

— Тогда получается проблема не в Чувашии, а проблема в Москве?

— Возможно, отчасти, но чиновник такого уровня должен уметь лавировать на самом деле. Я понимаю, что это непростая работа, но он должен уметь договориться и с Москвой, и со своими людьми, избирателями.

— Я правильно понимаю, что вы в общем-то не против китайских инвестиций, вы против того, как это реализуется?

— Нет, вообще китайцы мне не очень по душе, потому что я информирован, как они работают по миру. То есть они там в Африке работают и ещё где-то там инвестируют. Там все говорят, что будут рабочие места, будут деньги, но на самом-то деле высококвалифицированные должности занимают сами китайцы, туда местных не пускают. Это если смотреть, как по миру китайцы работают.

— То есть вы боитесь, скажем так, некой "колонизации" со стороны Пекина?

— Нет, я так не думаю на самом-то деле, что будет колонизация.

— Я имею в виду, в экономическом смысле этого слова, что они придут, реализуют свои проекты, поставят своих людей на ключевые позиции и будут контролировать процесс.

— По сути нормальный коммерсант так и должен поступать.

— Тогда в чём проблема, почему вы против?

— Это же должно быть выгодно нам. Я просто при разговоре с вами встаю и на место китайцев, когда говорю, что коммерсант должен так поступать, но как будущий глава республики я понимаю: а какой интерес нам-то? Нам крошки со стола будут падать, а они будут икру с маслом кушать? Должно быть всё поровну, а не так.

— Вы говорите о том, что это не местные чиновники решают, а Москва, по сути, навязывает этот проект Чувашии. Тогда, получается, может быть, Москва имеет какие-то дивиденды от этого проекта?

— Вы хотите от меня это услышать? Наверняка вы сами лучше меня знаете, проинформированы.

— Вы знаете, то, что я лучше знаю или не знаю, — это вообще второстепенный вопрос.

— Я на самом-то деле документы не видел, кто там, что там. Это просто на уровне обсуждений и на каком-то уровне, где-то слышал. Понимаю логически, это логически понятно, но об этом голословно заявлять, это только моё мнение. Это я вам могу за столом рассказать, как я вижу, а, давая интервью, это будет голословно и это будет неправильно, наверное.

— Скажите, что должно стать локомотивом экономики Чувашии? Сейчас положение экономическое Чувашии незавидное, что вы собираетесь делать, будучи главой республики, на что ставить?

— Конечно, прежде всего, надо будет провести анализ, аудит, так сказать, предшествующих проектов, что реализовалось, реализовывалось у нас в республике, как были реализованы эти проекты, как использовались денежные средства. Прежде всего наверняка надо будет, не надо будет, нужно создать нормальную рабочую команду, которая будет работать и не оглядываться, а идти вперёд. То есть каждый член команды должен доверять друг другу и помогать друг другу. Глава республики не должен копошиться на самом низу. Он глава республики, он как стратег, он управляет: даёт указания — идём туда. Общие вопросы решает и контролирует. А тут у нас получается, что глава республики занимается, пришёл тут и "почему асфальт не положен?", "почему тут дверь такая?" Этим глава республики не должен заниматься, этим должны заниматься на самых низших уровнях. То есть глава республики не должен до этого уровня спускаться. Команда сама должна вопросы такие решать.

— У вас в республике относительно недавно отправили в отставку Игнатьева с формулировкой, что он утратил доверие Владимира Путина. Как вы считаете, это правильно, когда федеральный президент отправляет в отставку главу республики, который был избран народом?

— Вообще-то юридический казус получается, правда ведь?

— Я не знаю, как вы считаете?

— Не совсем корректно. Здесь двояко же на самом деле ситуация выглядит. Не ситуация, ситуация-то понятная, а вообще. Я боюсь сейчас ошибиться вообще, то есть неправильно сказать, потому что здесь двояко всё.

— Вы собрались стать главой республики. Сейчас всё время оглядываетесь, "я боюсь сказать неправильно" и так далее.

— Вы журналист, вы понимаете, что вы можете мои слова трактовать по-разному.

— Я не буду трактовать ваши слова, идёт записи, я вас предупреждал, что я записываю звонок.

— Да, но хотелось бы, чтобы вы меня правильно поняли. Не то, что неправильно сказать, а чтобы вы меня правильно поняли, что я хочу сказать.

— Говорите тогда, я вас слушаю.

— Сейчас я скажу вам, как правильно будет. С одной стороны, бывают случаи, когда глава, например, не работает, или бывают такие случаи, когда глава не то, что не работает, а порочит честь чиновника, грубо говоря. А бывает, когда какие-то косяки у главы, то есть это разные вещи: когда глава пьянствует и лежит там неделями в запое — это один случай, а когда попроще случаи, грубо говоря, не то ляпнул, грубо говоря. Честно говоря, глава не должен допускать такие вещи, но из-за этого нельзя снимать указом таким, то есть должно быть веское основание для снятия. А там, по-моему, в законе чётко прописано даже.

— Я правильно понимаю, что сам факт того, что Путин снял регионального главу, которого избрал народ, вас в принципе не смущает? Вас смущает только причина, по которой сняли?

— Смотря за что. Если глава республики совершил уголовное преступление, то как он может быть главой республики, он нарушил закон?

— Когда человек нарушает закон, для этого есть судебная система, которая решает, нарушен закон или нет. Но в данном случае не судебная система определяла, здесь определял федеральный президент, который сказал, что он утратил его доверие. Нет?

— Нет, это да. Знаете, что я сейчас вспомнил? Недавно, вот на прошлой неделе, я увидел ролик, вы наверняка этот ролик видели. В 2015 году Кадыров "фсбшника" в челюсть "ушатал", видели, наверное?

— Нет, я не видел.

— Вот как к этому относится я вообще не понимаю. Как наш глава государства допускает такое вообще? Мне не понятно. То есть за это ему ничего не было. Наверняка даже не позвонили и ничего не сказали даже ему. У нас вообще, так сказать, есть вопросы к закону, к взгляду нашего, так сказать, самого главного. То есть все должны быть наравне, я думаю. Кому-то с рук спускают тот факт, что они вообще закон нарушает, а кому-то…

— Давайте я по-другому задам вопрос. Вы как депутат региональный, вас никак не смутило то, что регионального главу убрали из Москвы, и даже никак не посоветовавшись с Госсоветом, не говоря о народе?

— Конечно смутило.

— А почему тогда депутаты не предприняли никаких действий? Вот вы, например, какое-нибудь заявление по этому поводу делали?

— Как бы я хотел… Вот вы журналист, да? А я депутат, да? Я же понимаю, если мы вместе будет работать, тогда мы что-то сможем сделать.

— В каком смысле?

— В смысле, что один человек в поле не воин. Бывают, конечно, воинственные люди, за кем сплачивается коллектив. Как бы оно ни было, твои действия должны быть разумными.

— Скажите, у меня вот складывается ощущение от ваших ответов, что вы очень осторожны в вопросе критики Москвы. Я правильно вас понимаю или я ошибаюсь?

— Нет, моя позиция — я не люблю критиковать никого. Вообще это не моё — критиковать. Я даже наших чувашских чиновников не буду критиковать. Моя позиция — не хотите работать — уйдите, дайте другим работать.

— Вы же Путину не сказали "не хотите работать — уходите!".

— Почему?

— Или сказали?

— Вот вы, Рамазан, там в Праге находитесь, а я же здесь нахожусь.

— Я там тоже бываю.

— Приезжайте, вместе выйдем и вместе будем кричать.

— Мне нельзя кричать — я журналист.

— Вы приедете, я рядом с вами встану. Что тогда? А я депутат.

— Депутат может это делать, а журналист — нет.

— Вы знаете, что у меня трое детей ещё?

— Я понимаю.

— То есть для меня самое главное — семья моя.

— Скажите, вы баллотируетесь на должность главы республики. В Чувашии государственным языком в том числе является чувашский. Вы им владеете?

— Да, владею.

— А вы довольны положением чувашского языка в Республике?

— Достаточно доволен.

— А в чём это проявляется? Вы считаете, что два государственных языка равноправны и они представлены в одинаково во всех сферах?

— Вы давайте, перестаньте передёргивать вообще.

Я не передёргиваю, я задаю вопросы и пытаюсь понять.

Моё видение такое: нас никто не ограничивает, нас никто не стесняет и этого достаточно


— Моё видение такое: нас никто не ограничивает, нас никто не стесняет и этого достаточно. А то, что у людей в голове, — никого не заставишь разговаривать или учить язык. Человек хочет — разговаривает, не хочет — не разговаривает.

Давайте я вам приведу пример. У вас государственный язык был отменён, он больше не принадлежит…

—​ У нас два государственных языка.

— Я имею в виду, что чувашский язык больше не является обязательным для всех граждан, которые проживают на территории Чувашии. Но русский язык является обязательным для всех. Скажите, это не признак неравноправного положения двух языков?

— Было бы неравноправие, если бы ограничивали, а у нас же не ограничивают.

— А это не ограничение?

— Какое ограничение? Обязательство сняли, что ли? Ограничение — это когда тебя заставляют, вот тогда это ограничение.

— То есть то, что заставляют учить русский — это ограничение?

— Нет, если мы бы жили в Америке, то это было бы да, ограничением. Но у нас же основной язык на территории Российской Федерации — русский.

— На территории Чувашский Республики, главой которой вы хотите стать, является не только русский, но и чувашский.

— Нет, если будет такое предложение, став главой республики — сделаем чувашский язык обязательным. Если будет на это воля народа.

— Давайте судить объективно. Просто перечислим сферы, в которых присутствует чувашский и русский, насколько они в одинаковой степени представлены в СМИ…

— Рамазан, вы сейчас задаёте вопросы, в которых я не силён.

— Что значит "не сильны", вы намерены стать главой республики, в которой государственным языком является чувашский. Я вам задаю…

— Но это же не основная проблема на самом-то деле.

— То есть вы не считаете, что это основная проблема?

— Это, возможно, проблема, но это не основная проблема.

— Вы знаете, для очень многих людей это очень важная проблема.

— Возможно.

— Ваших потенциальных избирателей.

— Вот в моём кругу, мы объездили всю Чувашию, когда проходили муниципальный фильтр, нигде эта проблема не звучало, нигде.

— Вы не считаете, что то, что оно не озвучивается — это уже проблема?

— У меня такое ощущение, что я с националистом разговариваю.

— Вы сейчас разговариваете с журналистом.

— Я понимаю, просто так пытаетесь на эту тему надавить.

— Я вас спросил, как вы относитесь к тому, что из Москвы увольняют вашего главу республики...

— А я сказал: "плохо".

— Вы сказали, что это возможно, но причина…

— Вы давайте, Рамазан, не надо этого. Вы спрашивали не про нашего главу, а вообще про ситуацию, когда увольняют. Вот в этот момент я сказал, что в случае, если он совершил какое-то преступление, то да, это возможно. А в нашем случае я не понимаю, я немножко недоволен этим. В нашем случае.

— Вопрос-то звучал совершенно иначе.

— Хотя если при преступлении я не имел другой случай, сейчас тоже подумал, вы можете трактовать, что другой случай имею в виду.

— Как вы относитесь к бюджетной политике Москвы в отношении регионов? В частности Чувашии?

— На самом-то деле, как я думаю, я в это верю, что глава республики должен договариваться. Он может решить этот вопрос, может побольше привлечь средств. Это всё во власти руководства республики. Просто я являюсь депутатом, я всего лишь районный депутат был. Моя цель, когда я пришёл в депутаты, единственная цель — это построить физкультурно-оздоровительный комплекс, найти средства на это. В течение пяти лет я только пыхтел над этим вопросом, основная моя цель была такая. Я ездил в Москву несколько раз по этому вопросу. Там рассматривали разные варианты, как можно привлечь средства. Как появилась программа, нас включили в эту программу. На самом-то деле только благодаря личным отношениям, наверное, уже возникшим по ходу моей работы. Видели, что я стремлюсь, что я очень заинтересован в этом, чтобы на своей родине построить комплекс, который нам обещали построить с 80-ых годов, все обещали. Поэтому глава республики может привлечь средства, может инвестиции привлечь, это зависит только от него.

— Вы считаете, что вы готовы руководить республикой?

— Конечно, если я подал свою кандидатуру, то я иду до конца.

— А вы верите в свою победу?

— Я всегда верю в свою победу. А иначе зачем вообще двигаться? Если ты не веришь, то бессмысленно твои движения и бессмысленно тратить свою энергию.

— А вы верите в то, что эти выборы пройдут честно?

— Я думаю, что будет это приближённо по крайне мере. Что такое "честно"?

— "Честно" — это в соответствии с законом.

— Без фальсификаций?

— Да.

— Я надеюсь на это, что они пройдут честно.

— Скажите, а тот факт, что один из кандидатов является исполняющим обязанности главы республики, и он направлен из Москвы заблаговременно, у него было время показать себя. Как вы считаете, это признак нездоровой конкуренции или всё же это уместно?

— Я знаете, почему задумался, потому что задумался: как может быть иначе?

— Того человека, которого направляют в качестве врио главы, ему просто запрещают, например, участвовать в выборах. Тогда это будет честно, все имеют одинаковые шансы. Нет?

— Да, я вопрос не до конца поставил, значит. Как может быть иначе в современной России сегодняшней?

— Вы же говорите, что вы верите, что выборы пройдут честно, но они уже начались с какими-то шероховатостями, нет?

— Да. Нет, административный ресурс всегда будет работать, как бы иначе это не выглядело.

— То есть выборы не пройдут честно?

— Нет, я же у вас переспросил, что вы имеете в виду под словом "честно", без фальсификаций? Вы сказали, что да, без фальсификаций.

— В соответствии с законом.

— Я имел в виду, без фальсификаций. То есть не будет вбросов, не будут искусственно изменять результаты. Я надеюсь, что без этого будет. А то, что там административный ресурс, — он был, есть и будет в современной России пока что. У нас вообще вся система перевёрнута с ног на голову, но вы, наверное, это знаете. Вообще, по сути, депутат, избранный народом человек, должен определять, кто будет главой администрации города, например, или района, а у нас же всё не так. У нас глава администрации пока находится на посту формирует костяк депутатов, а депутаты потом его же и поддерживают. Но так же неправильно, так не должно быть. У нас депутаты идут на поводу у исполнителей, когда должно быть наоборот.

Выборы главы Чувашской Республики состоятся в Чувашии 13 сентября 2020 года в единый день голосования. Глава республики избирается сроком на 5 лет. "Idel.Реалии" предложили интервью всем зарегистрированным кандидатам.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    рамазан алпаут

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта "Реальные люди 2.0".

Комментарии (18)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG