Ссылки для упрощенного доступа

Власти невыгодно. Что роднит покушение на зеленодольца Соловьёва и отравление Навального? 


Житель Зеленодольская Алексей Соловьёв уверен, что попытка расправы над ним в 2011 году — следствие критики, с которой он обрушился на тогдашнего мэра Зеленодольска Сергея Батина. Несмотря на то, что Соловьёв детально разглядел нападавшего и даже сумел завладеть орудием преступления, дело добралось до суда лишь в конце 2019 года. И вдруг 9 сентября, когда процесс уже вышел на финишную прямую, Соловьёв внезапно ходатайствует о возвращении дела прокурору…

СУД НАД МЕЛЬНИКОМ: ГЛАВНОЕ

Нападение на зеленодольского оппозиционера Алексея Соловьёва было совершено 21 октября 2011 года — на следующий день после того, как он опубликовал в интернете расследование о недвижимости тогдашнего мэра Зеленольска Сергея Батина.

Соловьёв детально разглядел нападавшего и даже завладел орудием преступления — ломиком. Однако полиция Зеленодольска "не нашла" никого похожего по описанию, а потерпевшему заявила, что на ломике не осталось следов, пригодных для идентификации. Сам ломик позже исчез из хранилища вещдоков.

В октябре 2012 года неизвестные в масках избили следователя-криминалиста СУ СКР по РТ Александра Туганова. Почерк двух преступлений был схож, и нападениями заинтересовались в СКР. Возникла версия, что Александра перепутали с его братом Алексеем, который жил в том же доме — и, кроме того, активно разоблачал мэрию. Вскоре после этого мэр Сергей Батин был отправлен в Совет федерации РФ сенатором.

В СКР составили детальный портрет подозреваемого в первом нападении, благодаря чему вышли на жителя Волжска Виталия Мельника, который работал в полиции, но вскоре после нападения на Соловьёва уволился оттуда.

Дело дошло до суда лишь осенью 2019 года. К этому времени потерпевший, обвиняемый и фигурирующий в качестве свидетеля Сергей Батин прошли тесты на детекторе лжи. В случае с Батиным и Мельником эксперты заключили, что обоим известно о нападении гораздо больше, чем они рассказывают. В 2018-м тест на полиграфе в рамках дела согласился пройти и начальник зеленодольской полиции Дамир Рахимов — но вместо этого уволился из органов (по версии следствия, Мельника в Зеленодольске направляла "неустановленная группа лиц").

Допрошенные судом Батин и Рахимов отрицают свою причастность к нападению на Соловьёва и уверяют, что многого из произошедшего в 2011 году не помнят. Виталий Мельник виновным себя не признает.

— По сути моё ходатайство содержало заявление о совершении преступления, — объясняет Алексей Соловьёв. — В деле есть документы, из которых следует, что в 2014 году заместитель руководителя СУСК РФ по РТ Ильяс Массалимов удовлетворяет ходатайство зеленодольского следователя о продлении сроков расследования. По той причине, что к делу необходимо приобщить данные о телефонных звонках нескольких лиц, включая обвиняемого Виталия Мельника. Ходайство удовлетворено — но данных о звонках в деле нет! Они их просто оттуда вырвали. Недовырвали только два листа, из которых выясняется, что еще в 2014 году Мельник был знаком следственному комитету — хотя мне его предъявили для опознания лишь в 2017-м. А каким образом он вообще в деле появился и куда делись листы, мы не знаем. Вот поэтому я и ходатайствовал о возвращении дела прокурору в рамках статьи 237 УПК РФ — чтобы устранить препятствия для рассмотрения дела судом.

— Как это восприняли другие участники процесса?

— Все категорически были против. Судья тоже мне отказал.

— А почему вы только сейчас заявили это ходатайство? Ведь дело рассматривается в суде с конца 2019 года.

— Оглашение материалов дела началось после допроса всех свидетелей. И это обстоятельство всплыло лишь на одном из заседаний в мае. Судья оглашал материалы дела и зачитал постановление от 2014 года, в котором как раз и прозвучала фамилия Мельника. И я еще тогда попросил судью с гособвинителем вынести процессуальное решение — но в стенограмму заседания это почему-то не вошло. Я это тоже в ходатайстве отразил. Кроме того, у нас в Татарстане сменилось руководство следственного управления СКР. По моему мнению, предыдущее руководство в расследовании моего дела не было заинтересовано. Соответственно, если сейчас моё дело вернётся на дополнительное расследование, то возможность объединения моего дела с делом о нападении на Александра Туганова будет изучаться более тщательно.

История с покушением на Соловьёва не столь масштабна, как дело об отравлении Навального. Однако она обнаруживает как минимум три ключевых параллели с прогремевшим на весь мир покушением.

ЗАДЕТЫ БОЛЬШИЕ ИНТЕРЕСЫ

Как известно, Навальный и ФБК довольно часто демонстрируют зрителям элитную недвижимость представителей российской властной вертикали. С подобной демонстрации началась и история с покушением на него, уверен Алексей Соловьёв. 20 октября 2011 года он разместил статью-расследование о самострое мэра Зеленодольска Сергея Батина на лесистом берегу в водоохранной зоне; дорога и коммуникации к дому были проложены за бюджетный счёт. (Этой статье, впрочем, предшествовало длительное противостояние Соловьёва и мэрии — потерпевший судился с чиновниками, выходил на пикеты...)

А уже 21 октября на Алексея напали прямо у его дома. Соловьёв вспоминает, что нападавший бил его исключительно ломом: "Если бы он хотел меня просто сильно избить или покалечить, ему было проще забить меня ногами, когда я лежал на земле. Но он хотел добить меня либо превратить в овощ".

"САМ СЕБЯ ИЗБИЛ"

Соловьёв сразу связал нападение на него с опубликованным накануне разоблачением. Реакция мэра Сергея Батина, у которого журналист Марина Юдкевич взяла комментарий вскоре после нападения, вновь заставляет вспомнить историю с отравлением Алексея Навального:

"Есть информация, что повреждения мог нанести себе сам Соловьев или лица по сговору с ним. Степень вреда, который причинен здоровью этого человека, 10 ударам ломом никак не соответствует..."

Тем не менее Батин уверяет, что он попросил начальника УВД: "Пожалуйста, найдите тех людей, которые это сделали с ним!"

УЛИКИ НЕ ДОЖИЛИ ДО СУДА

О том, как полиция, а затем — и следственный комитет, вели это дело, потерпевший тоже может рассказать не одну историю. Долгое время, вспоминает Соловьёв, ему предъявляли на опознание фотографии людей, которые совершенно не были похожи на нападавшего. С ключевой уликой — ломом, который нападавший держал голыми руками — произошла и вовсе показательная история. В полиции заявили, что на орудии преступления не осталось никаких пригодных для изъятия образцов следов. А после лом и вовсе бесследно "исчез" из камеры хранения вещдоков.

— Куда он делся-то из камеры хранения, полуторакилограммовый лом 62 см? — возмущается Соловьёв. — Лом — это не пять грамм героина, он не мог выветриться и улетучиться. Что значит "утерян"? Его что, уборщица выбросила? Лом кто-то физически переместил из камеры хранения в неизвестное место — стало быть, следовало устанавливать, кто, когда и куда. А это следователями следственного управления республики сделано не было. Ни осмотра, ни тем более обыска в камере вещественных доказательств и в здании полиции Зеленодольска следователи не производили. То есть никаких действий, направленных на отыскание вещественного доказательства, кроме переписки, предпринято не было...

Да и само уголовное дело, как потерпевший выяснил уже в суде, лишилось нескольких страниц. Причем тем самых, в которых речь идёт в том числе о телефонных соединениях обвиняемого Виталия Мельника. Кстати, имя самого Мельника, удивляется Алексей Соловьёв, впервые всплыло в материалах уголовного дела в 2014 году — как раз, когда следствию понадобилось отследить его звонки. Но для опознания самому потерпевшему Мельника предъявили лишь в 2017-м.

Кстати, почти до середины 2019 года Мельник фигурировал в деле как свидетель. Но после того, как потерявший терпение Соловьёв записался на приём к председателю СКР Александру Бастрыкину, Мельника переквалицировали в обвиняемые, а дело отправили в суд.

Столь явное нежелание правоохранительных структур расследовать дело тоже роднит зеленодольский случай с отравлением Навального и рядом других покушений на российских оппозиционеров. Совпадение или нет, но судья, первоначально принявшая дело к производству, ушла в отставку, успев провести всего одно предварительное заседание по делу.

КАК ДЕЛО ВООБЩЕ СДВИНУЛОСЬ С МЁРТВОЙ ТОЧКИ?

Случайность, считает Соловьёв. Год спустя после покушения на него в Зеленодольске неизвестные избили следователя-криминалиста СКР Александра Туганова. Ряд обстоятельств указывает, что его спутали с братом Алексеем, который, как и Соловьёв, критиковал местную власть. Почерк нападений был схож, поэтому следователи СКР заинтересовались делом Соловьёва и составили, наконец, портрет нападавшего.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (8)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG