Ссылки для упрощенного доступа

HRW: "КНР расширяет влияние, создавая пространства для беспрепятственного распространения своего видения"


После публикации очередной главы спецпроекта об экспансии Китая в Поволжье, корреспондент "Idel.Реалии" поговорил со старшим исследователем организации Human Rights Watch Маей Ванг. Правозащитница рассказала о том, как в ее организации относятся к постепенному копированию китайских технологий и методов Россией.

— Татарстанские власти открыто заявляют о том, что они сотрудничают с Китаем в вопросе внедрения системы слежения (наблюдения). Более того, такие компании как Hikvision обеспечивают камерами как Татарстан, так и Синьцзян. Вызывают ли озабоченность организации Human Rights Watch подобные факты?

— Даже если не говорить о том, кто поставляет эти камеры, сам факт использования камер для слежки за людьми в целях установления их идентичности, не для расследования определенных уголовных дел, а именно для слежки с помощью системы распознавания лиц за обычными людьми, которые ни в чем криминальном не участвовали, это не просто вопрос наружного наблюдения с целью обеспечения безопасности. В этом смысле использование этих методов не может не вызывать озабоченность организации HRW. Мы следим за тем, как СМИ и правозащитники сообщают о камерах наблюдения китайских компаний во многих странах мира. В этом смысле татарстанский кейс не является исключением.

— Однако проблема заключается в том, что подобные китайские компании рассматриваются демократическими странами в качестве агентов Коммунистической партии КНР. А ваша структура не видит проблемы в их вовлеченности в процесс создания систем наблюдения?

Все эти компании, независимо оттого, откуда они, конечно же, должны нести ответственность за то, что вносят свою лепту в нарушение прав человека

— Конечно, с точки зрения стандартов прав человека у нас одни и те же критерии для всех. Ведь есть системы наблюдения или их компоненты, которые производятся и в демократических странах. Между тем, все эти компании, независимо оттого, откуда они, конечно же, должны нести ответственность за то, что вносят свою лепту в нарушение прав человека. Китайские компании, такие как Hikvision, усложняют процесс призывания к ответственности таких структур. Они базируются в КНР. Китайские власти используют подобные компании и мотивируют их к созданию подобных инструментов для обеспечения общественного контроля и слежки. Но призвать их к ответственности каким-либо образом становится сложнее, в том числе из-за этих факторов. Поэтому эти системы, внедряемые в других странах, и напоминающие копирование китайской модели, конечно же, усиливают озабоченность.

— В нашем проекте мы описали еще одну интересную деталь. Китайские власти работают в Татарстане и по всей России путем использования СМИ для продвижения своего видения процессов. Причем они для этих целей прибегают к помощи не только своих СМИ (создающие проекты на русском языке), но и к российскими медиа-площадкам. Например, они активно распространяют версию китайского правительства о происходящем в Синьцзяне. Как ваша организация оценивает подобную китайскую тактику? И не считаете ли вы, что Китай, таким образом, пытается повлиять на восприятие действий Пекина в Синьцзяне?

Нынешняя Россия и без Китая сама по себе авторитарная

— Вопросы вызывает не только экспорт оборудования для слежки в другие страны, включая Россию, но и то, что это затрагивает и другие аспекты помимо импорта китайской модели. Конечно, нынешняя Россия и без Китая сама по себе авторитарная. Однако использование китайских технологий слежки вкупе с распространением своей пропаганды создают возможность для расширенного влияния Китая на эти страны. С точки зрения китайской власти, Китай, таким образом, расширяет свое влияние, создавая пространства для беспрепятственного распространения своего видения. С точки зрения Москвы, углубление сотрудничества с КНР — это возможность иметь альтернативу в условиях растущего давления Запада на Кремль. Напомню, Запад требует от Москвы улучшения ситуации с правами человека в России. Злостные нарушители прав человека стараются работать вместе.

— Международные организации и правозащитные группы неоднократно критиковали политику Китая в Синьцзяне и Гонг Конге. СМИ называют происходящее в Синьцзяне преступлением против человечности, официальные лица некоторых стран характеризуют происходящее геноцидом. Означает ли это, что Китай уже стал в глазах остального мира токсичным, а сотрудничество с ним нежелательным?

— HRW недавно выпустила доклад, в котором тоже назвал происходящее в Синьцзяне преступлением против человечности. Мы десятки лет наблюдаем за происходящим в Китае и можем сказать определенно, что масштабы репрессий в этой стране резко возросли с момента прихода к власти Си Цзиньпина. Иногда мы пытаемся оказать давление на правительство, чтобы оно уважало права человека. Сейчас мы пришли к выводу, что нарушение прав человека достигло невиданного уровня. Мы громко критикуем правительство. Конечно, есть особенности международных отношений и дипломатии, но главным вызовом в данном случае является то, что Китай представляет собой сильную экономическую державу. И во время пандемии многие государства были заняты борьбой за свои экономики. И государствам приходится балансировать между экономическим сотрудничеством с Китаем, и осознанием того, что эта страна становится реальным вызовом с точки зрения соблюдения прав человека. Такими образом, мы имеем очень важный аспект этой проблемы, который посвящен вопросу — как призвать КНР к ответственности. Мы надеемся, что в мире степень озабоченности положением дел в Китае расширяется. Я надеюсь, что по Китаю будут предприняты конкретные шаги. Мы призываем государства принять резолюцию в Совете по правам человека ООН, которая предполагала бы проведение расследования того, что происходит в Синьцзяне.

— Несмотря на то, что Россия является федеративным государством, ее критикуют за наличие жесткой вертикали власти. В нашем проекте мы исследовали то, как происходит углубление сотрудничества регионов России с КНР. Здесь важную роль играет Москва, которая подталкивает субъекты повернуться лицом в сторону КНР. В этой связи возникает вопрос, а не нужно ли призвать к ответственности Москву за то, что она подталкивает регионы сотрудничать с коммунистическим режимом КНР, ведь это взаимодействие оборачивается импортом новых технологий для преследования?

— Я не эксперт по России и по цифровым технологиям. Но я так понимаю, что Россия уже имеет свою систему, подобную китайской. Китай в плане интернета более независим и более жестко контролирует эту сферу. Я думаю, что ситуация в России немного другая, в частности, в вопросе способности государства контролировать сеть. При этом у Москвы есть свои собственные компании, которые вовлечены в процесс производства оборудования для слежки. Мне очень сложно оценить, как эти тесные взаимоотношения между РФ и КНР могут выглядеть. Мало изучено то, как Россия контролирует сеть и импорт китайских норм и технологий. Вероятно, обе страны используют потенциал друг друга для развития технологий слежки. И это плохая новость с точки зрения соблюдения прав человека. Ведь России есть чем поделиться с Китаем, например, умением распространять дезинформацию.

"Idel.Реалии" реализуют спецпроект по экспансии Китая в Поволжье. Он описывает глобальную китайскую инициативу "Один пояс — один путь", с запуском которой началась активная фаза репрессий в Синьцзяне, в регионе имеющем ключевое значение для этой инициативы. В первой главе рассказывается, как на протяжении нескольких лет в Чувашии власти пытались реализовать китайские проекты, создав для этого специальную коммерческую структуру "Сычуань-Чувашия".

Компания "Сычуань-Чувашия" отреагировала на спецпроект. В своей реакции инвестор рассказал о преимуществах глобальной китайской инициативы, а альтернативную точку зрения подверг критике.

В опубликованном материале китайским инвестором не отрицается, что в отношении коренных народов Синьцзяна Пекин проводит жесткую политику. Компания "Сычуань-Чувашия" попыталась оправдать преследования уйгур и других коренных народов региона, охарактеризовав уйгур как "радикально настроенную национальность".

Позднее "Idel.Реалии" опубликовали еще одну часть спецпроекта по китайской экспансии в Поволжье, описав положение дел в Самарской области. Тогда на проект отреагировали в Совете Европы и Управлении Верховного комиссара ООН по правам человека, а также в правозащитной организации Human Rights Watch.

20 апреля "Idel.Реалии"обнародовали часть проекта, посвященную усилению влияния Китая в Татарстане.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    рамазан алпаут

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта "Реальные люди 2.0".

Комментарии (3)

XS
SM
MD
LG