Ссылки для упрощенного доступа

Максим Шевченко надеется на "слово пацана"


Максим Шевченко в маске цвета партийной символики на встрече в Казани.

Максим Шевченко, лидер Российской партии свободы и справедливости (РПСС), рассказал, какой процент он рассчитывает получить в Татарстане на выборах в Госдуму и почему его партию нельзя назвать ни левой, ни спойлером. При этом Шевченко открыто ностальгирует по колхозам, отвергает идею частной собственности и оправдывает голосование за "Единую Россию". По крайней мере, в национальных республиках.

И это далеко не все парадоксы, которые можно было обнаружить в выступлении лидера РПСС перед журналистами и потенциальными избирателями в конференц-зале отеля Ibis.

Начать с того, что визит Максима Шевченко в Казань не был омрачён ни провокациями, ни внезапными отменами бронирования зала "по техническим причинам" — хотя сам лидер РПСС в выступлении успел посетовать, что власть партию "открыто побаивается" и не даёт доступа к медиа, скрывая и блокируя информацию о новом политическом игроке.

Между тем, "нежелательные" оппозиционеры в Казани как раз довольно часто сталкиваются с разного рода препятствиями. Достаточно вспомнить визит в Казань лидера партии ПАРНАС Михаила Касьянова в 2016-м, внезапный отказ гостиницы "Волга" в аренде зала Школе местного самоуправления в 2019-м, показательный разгром штабов "Объединенных демократов" в Казани в 2020-м…

Фон в провластных СМИ, вызванный визитом Шевченко в Казань, тоже едва ли можно назвать негативным. На сайте ТНВ висит анонс большого интервью Шевченко телеканалу. На заглавном фото политик позирует с Ильшатом Аминовым, директором телекомпании и депутатом Госсовета РТ нескольких созывов, который этим летом оскандалился, сравнив россиян с баранами и коровами в эфире той самой передачи, очередным гостем которой стал Максим Шевченко.

"ПУТИН, ИЗ КАКИХ ДЕНЕГ ТЫ 10 ТЫСЯЧ ВЗЯЛ?"

Встреча с потенциальными избирателями и прессой в отеле Ibis тоже прошла на удивление ровно. Ни колких шпилек, ни каверзных вопросов не прозвучало. В зале собрались главным образом представители ВТОЦ и сторонники организации — большой блок своего выступления Шевченко посвятил именно федерализму и языковому вопросу:

— Борьба за язык — один из форматов борьбы за гражданские свободы. За право человека оставаться человеком. Мы сами между собой разберёмся, кто там был прав — Иван Грозный или Сююмбике, Золотая Орда или Московское Царство… Не они должны нам указывать: "Учебник может быть такой — и не может быть другой", "Язык должен быть такой, а другой — это только культурный феномен". Нет, мы выступаем за Российскую Федерацию, в которой регионы сами выбирают культурную компоненту своего региона…

И политика ассимиляции, уничтожения вот этого права людей быть теми, кем они хотят — она абсолютно неприемлема. Это сознательное превращение нашей страны из территории свободных людей в территорию, которая будет уподоблена какой-нибудь колониальной Ост-Индийской компании. Правящая верхушка очень хорошо устроилась. Она контролирует добычу полезных ископаемых и продажу за границу… Деньги получить оттуда, перевести опять туда… и по остаточному принципу что-то нам. Десять тысяч, пятнадцать тысяч… Пенсионерам — десять тысяч! Вопрос: Путин, а из каких денег ты эти десять тысяч взял? Что это за бюджетная статья расходов? Можно как-то отчитаться? Он — царь? У него казна какая-то? Свои золотые монеты? Это его личные деньги?

Они просто хотят тирании и диктатуры, в которых попы будут ходить и говорить "Бог так сказал, что вы должны быть главными" Так будут говорить попы христианские, исламские — какие угодно. Может, только еврейские попы говорить не будут, потому что они хитрые и умные. Так будут говорить все! Шаманы даже собрались в Якутии, осудили Габышева Александра, который шёл "изгонять из Кремля злые силы", сказали, "нет, мы, шаманы, поддерживаем федеральную власть, очень правильно всё делают". А что остаётся нам? Только гражданская консолидация. И борьба за гражданские права, за язык — важнейшая на сегодня форма гражданской консолидации.

Вот поэтому, подытожил Шевченко, и была создана РПСС.

"СИДЕЛИ ПО ДОМАМ КАК ДУРАКИ ПОСЛУШНЫЕ"

— А почему вы, Дамир Мавлеевич, человек академический, учёный, вдруг вот решили пойти в политическую борьбу? — обратился политик к сидящему по правую руку от него историку Дамиру Исхакову, который тоже входит в думский список партии.

— Мы в своё время создали "Демократический конгресс народов России", — рассказал Исхаков. — Там Максим активно участвовал, я тоже к ним примкнул. Нас за это сильно невзлюбили. Наших башкирских братьев даже преследовали за это, организация "Башкорт" была уничтожена фактически, но мы всё равно смогли сказать своё слово. Даже если нас тогда победили, народ стал задумываться, что вообще происходит. На наших глазах была разрушена национальная система образования…

Мы были в Москве, и к нам подошла группа татар московских. Они показали нам письмо на имя Собянина и ответ на это письмо. Они просят обеспечить преподавание родных языков. Ответ такой: у нас нет возможности. Ну как условий? Мы налогоплательщики, мы вас содержим! Это наши деньги — и вы должны выделить нам наши же деньги на преподавание родных языков.

Это означает, что государство действует против своих граждан! Они ссылаются на норму закона — а там такая формулировка хитрая: если условий нет, то невозможно. Но если условий нет — создайте! Для чего вы там сидите, для чего мы вас кормим, в конце концов?.. Я считаю, мы сильно потеряли федерализм, очень сильно. Фактически РФ сейчас только формально называется федеративной страной. А эта дурацкая идея всех собрать в агломерации? Это же есть муравейник!

— Уничтожение земли, — вклинился Шевченко. — Зачистка земли от народов, которые здесь живут. Превращение в городские люмпены, которыми легко управлять с помощью кредитов, микрокредитов, ипотек, запретов. Вот вас сейчас тренировали, как можно обращаться с людьми, как с дрессированными животными: "Всем сидеть дома! Кто вышел на улицу — тому штраф!"

— Поди, такое сельскому жителю скажи. Ему надо кормить животных, у него лес рядом есть, — рисовал идиллическую картину сельской жизни лидер РПСС. — А в городах… Вот они хотят Москву 45 миллионов сделать. 45 миллионов людей, которые будут подчиняться жандармско-полицейскому… Ну прямо скажем, фашистскому режиму, первую пробу которого мы с вами увидели в прошлом году, во время так называемых социальных запретительных мер. Которые касались нас, граждан, в то время как несчастные толпы трудовых мигрантов ходили по Москве без масок, без всего, работали за нас.

Мы сидели по домам, как дураки, послушные, запуганные — а они ходили, болели, умирали, распространяли инфекцию. Потому что они как бы выкинуты [из социума]… А наши леса, наши села, деревни, наши маленькие города?.. Мёртвые! А вся эта земля принадлежит крупному финансовому капиталу.

(насколько вольготно на самом деле чувствуют себя колхозники в том же Татарстана независимые СМИ писали не раз; вот и вот, например, две вполне красноречивые истории из жизни сельских тружеников — "Idel.Реалии")

КОЛХОЗ КАК "ЕСТЕСТВЕННАЯ ФОРМА" ТРУДА

Дальше Максим Шевченко решил раскритиковать саму идею частной собственности.

— Они же, покупая эти огромные миллионы гектаров земли, говорят: "Частная собственность — это священно". С какой стати это священно? — усмехнулся политик. — Это западная протестантская концепция, которая нам навязывается.

— У нас татарские сёла сейчас в более-менее хорошем состоянии, но если мы останемся без земель — у нас и республики не будет, — поделился прогнозом Дамир Исхаков. — Если всех соберут в агломерации, действительно, как говорят татары, превратимся в городских воробьёв и будет контроль над нами над всеми. А когда ты имеешь земельные угодья, пусть даже небольшие, десять соток, ты с голоду не помрёшь. Поэтому землю мы ни в коем случае отдавать не должны. В нормальных странах, если ты будешь пытаться купить землю муниципалитета, там десять этажей преград есть, чтобы на сторону не продавать.

— Достаточно проехать из Татарстана в Нижегородскую, Ярославскую, Владимирскую область, чтобы посмотреть, как они заботятся о русском народе. Как они отняли у него главный инструмент жизни народа — землю, продали это всё в частную собственность, — сокрушался Шевченко. — Как закрыты и разорены естественные формы коллективного труда, которые возникали — колхозы, совхозы, которые можно было модернизировать. Первый их указ был, когда они пришли к власти — они сразу начали уничтожать социально-экономическую базу!..

Чудом Татарстан не пошёл… Ну, не чудом на самом деле. Это же была воля, что вы не пошли по этому пути? — Минтимер Шарипович — наш первый президент, который аграрные дела хорошо знал, сам выходец с села, он торпедировать не стал, — дипломатично согласился Исхаков. — Хотя у нас тоже прошли отрицательные реформы, нельзя сказать, что создано очень хорошее сельское хозяйство с фермерами, у нас тоже крупные корпорации возникли… Но кое-где у нас старые формы хозяйствования остались — колхозы во многих районах есть.

— Потому что главный смысл существования государства должна быть ни хрена никакая не экономическая целесообразность! Не прибыльность и не рациональность, а человек. Че-ло-век! — по слогам отчеканил Шевченко. — Нам предстоит большая борьба. Партию "Свобода и справедливость" будет легко узнать в бюллетене. Черный квадрат с белой звездой. Перепутать невозможно, мы выделяемся на фоне этих всех серых бесцветных значков, которые там будут. Мы говорим то, что думаем, мы никого не боимся, мы выступаем за политзаключенных.

Мы не левые, мы не правые. Мы считаем, что это политические вопросы, с которыми потом можно будет разобраться, если они будут актуальные. Мы — граждане.

— Мы всецело согласны с вашими устремлениями. Но при нынешней системе как это можно достигнуть? — задалась вопросом Энже Даутова, член ВТОЦ. — Мы же все знаем, как проходят выборы. Мы приходим на избирательные участки, ну а куда наши голоса деваются, не нам вам рассказывать.

— Конечно, мы ни одной секунды не верим, что будут честные выборы. Но значит ли это, что мы должны опустить руки? Мы боремся не ради того, чтобы занять какие-то кресла… У нас такие возможности были. Есть такой феномен: чем выше явка, тем сложнее фальсифицировать. Они опускают явку специально, чтоб люди не ходили.

Чтобы число явки приблизилось к числу бюджетников. Если явка будет 70 процентов, сфальсифицировать практически невозможно. Конечно, такой явки сейчас не будет. Они прогнозируют в районе 35%. Наша партия, мы выступаем, чтобы каждый гражданин обязан был голосовать. Пусть каждый привезёт 50 человек, возьмёт на себя такое соцобязательство. Смотрите, что произошло в прошлом году в Беларуси, мы же все это видели: Александр Лукашенко с треском проиграл выборы. Он думал, что белорусам всё равно. Да, там реально социальное государство, гораздо лучше, чем в России. И он думал, что люди довольны властью. Но выяснилось, что он им просто надоел. Батька, который часами говорит. Ну просто надоел. Люди внезапно встали — и пришли к избирательным участкам. Они на это не рассчитывали. Поэтому все протоколы — что? Правильно, сожжены. В итоге — катастрофа, паника. Надо было народ дубинками избивать и во весь этот кошмар, который год продолжался, Белоруссию окунуть. Давайте сделаем также. Чтобы у нас очереди были у избирательных участков. Они на это не рассчитывают совершенно. Получится — не получится, другой вопрос. Каждый пусть приведёт по 50 человек на избирательный участок. Это уже шок! Представляете, в Казани непонятно что! Давайте превратим выборы в референдум о вотуме доверия федеральной власти.

"НАСТОЯЩАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОСТИТУЦИЯ"

Уже отвечая на вопросы журналистов, Максим Шевченко раскритиковал идею умного голосования:

— Цель умного голосования — чтобы прошёл любой кандидат, кроме кандидата от "Единой России". Так это сформулировано. Мне кажется, это заведомо ложная цель. Кандидаты многих так называемых оппозиционных партий — КПРФ, ЛДПР — это та же "Единая Россия". Которые будут точно так же себя вести. И мы это прекрасно понимает. Не хочу называть персоналий, но какая разница по большому счёту между некоторыми депутатами Госсовета РТ от КПРФ и депутатами Госсовета от ЕР?

Потом, это персонально. И от "Единой России" идут в разных регионах ребята — порядочные, нормальные люди, которые защищают нормальных людей. Какая цель "Умного голосования"? Чтобы в Думу прошли какие-то там шестьдесят человек — и потом Леонид Волков или Алексей Навальный из ШИЗО скажут "Они прошли благодаря нам" и представят это в Европейском союзе, что мы имеем своих кандидатов? Это подразумевает, что мы должны нравиться Волкову, Навальному. Я не собираюсь ни перед кем заискивать, я считаю Алексея Навального политическим заключенным, требую, чтобы были сняты уголовные дела с Любови Соболь, Киры Ярмыш и многих других, они ни в чем не виноваты — но заискивать перед ними я никогда не буду.

На вопрос, как Шевченко относится к тому, что РПСС называют спойлером, политик отреагировал наиболее эмоционально. Хотя и начал с сарказма.

— Ну да, я понимаю, что Дамир Исхаков, Руслан Курбанов, Руслан Айсин — это известные сталинисты, которые конечно же являются спойлером крупного деятеля коммунистического движения Геннадия Зюганова и его сподвижника, верного ленинца Юрия Афонина… Спойлер — тот, кто имитирует другого. Пусть кто-то скажет, в каком смысле какую партию мы имитируем. Вот у какой партии есть чёрный цвет? — обратился к партийной символике Шевченко. — Мы — единственные!

— А что он означает?

— Чёрный цвет содержит все цвета. Цвет свободы. Наше знамя — цвета ночи.

— Знамя Пророка тоже было чёрное в начале, — успел вставить ремарку Дамир Исхаков.

— Поэтому тем, кто называет нас упорно и тупо спойлерами… Давайте разберёмся, кто спойлер. Допустим, в Петербурге местное отделение КПРФ подало в суд на РПСС, пытаясь снять нас с выборов. В интересах "Единой России"… Подать в суд на РПСС, доказывая, что у нас не той ручкой поставлены подписи, не тем цветом?.. Это как называется? Это уже не спойлерство. Это называется стукачество и б... — употребил непечатное слово, которым обычно характеризуют крайнюю половую распущенность, Шевченко. — Это и есть самая настоящая политическая проституция. А как это ещё назвать? Когда у вас Грудинина, например, снимают с выборов, мы заступаемся за Грудинина, за членов других партий. Мы считаем, что развитие политической системы состоит в дискуссии. А здесь мы видим что? Прислуживание политическим хозяевам. Я не говорю за всех членов КПРФ, но я три года будучи союзником КПРФ изучил региональную политику и прекрасно знаю, как в каком регионе местное отделение КПРФ, например, строит свои отношения с региональными властями.

Политик добавил, что левой партией РПСС не считает:

— Я считаю КПРФ главной партией на левом фланге. Мы не на левом фланге находимся. У нас Дамир Мавлеевич, я не знаю…

— Социал-демократ, — рассмеялся Дамир Исхаков.

— Руслан Курбанов — мусульманин, живёт по Шариату… У нас разные люди, мы — гражданская коалиция... Поэтому те, кто нас оскорбляет, либо делают это по приказу своих хозяев, либо идиоты. Другого нет у меня для них слова.

"Я ЗА ТЕБЯ ГОЛОСОВАТЬ НЕ СТАНУ!"

Слушатели соглашались с Исхаковым и Шевченко практически во всём, но один раз всё же дошло до эмоционального спора.

— В татарские школы детей не отдают, потому что ЕГЭ на русском языке. Поэтому, если вы пройдёте в Госдуму, в первую очередь вы должны выступить против системы ЕГЭ! — выдвинула требование Гульфания Залялова. — Ни в одной стране ЕГЭ нет!

— Это не совсем так, — возразил Шевченко.

— Что совсем не так? — нахмурилась женщина, давшая наказ РПСС.

— Сейчас Дамир абый разъяснит.

— Вопрос далеко не простой. Я, например, за то, чтобы ЕГЭ осталось… — начал объяснять Исхаков.

— Ну тебя!

— ...потому что многие мои знакомые, родственники благодаря ЕГЭ поступают в очень хорошие столичные вузы. — Репетиторов нанимают! В школах их не готовят! Хватит! — вспылила Залялова.

— Иначе они, может, и не смогли бы поступить, — настаивал учёный.

— Хватит! Не было никогда ЕГЭ для татарских школ!

— Я лично выступаю за то, чтобы ЕГЭ можно было сдавать на родных языках, не только на русском. Я поступал в университет — экзамен можно было сдавать на двух языках. Почему бы нам не вернуться к этой традиции? Но для этого закон надо менять, — пытался объяснить Исхаков.

— Ой, Алла! — вырвалось у женщины.

— Разные варианты действий есть…

— Нет никакого варианта! Я за тебя голосовать не стану! — категорично заявила Гульфания Залялова.

"МЕХАНИЗМ ЗАЩИТЫ" ДАЛ СБОЙ. ИЛИ НЕТ?

Отвечая уже под самый занавес на вопросы журналиста газеты "Коммерсантъ", Максим Шевченко заявил, что ставку его партия делает всё же не на деревню, а на такие крупные мегаполисы как Москва и Санкт-Петербург. А вот прогноз по Татарстану политик сделал более осторожный.

— Сколько мы планируем получить в Татарстане? Около трёх процентов. Татарстан — очень важный регион, но мы считаем, что наши главные регионы — те, где региональные власти не могут коренным образом влиять на результаты голосования. Это Москва и Петербург, прежде всего, большие города.

Казань, естественно, тоже свободный город. Я надеюсь, что жители Казани покажут, что "слово пацана" — такая прекрасная книга есть, очень интересная (книга посвящена "казанскому феномену" — местным ОПГ, волна которых захлестнула город в 80-е и 90-е гг. — "Idel.Реалии") — оно что-то значит для Казани. Хотя я прекрасно понимаю, что ЕР, которая очевидный фаворит, для многих является представителем интересов регионов в Госдуме. Национальные республики голосуют по спискам ЕР не потому, что есть сервильность какая-то перед властью, а потому, что высокий процент ЕР позволяет национальным субъектам провести большое количество депутатов — чем больше процент, тем больше депутатов, естественно, и таким образом защищать права региона. Вот Чеченская Республика, вроде небольшой субъект, а в Думе целых шесть депутатов, которые защищают, в частности, интересы Чеченской Республики и полноценно это делают.

Я так понимаю, у всех национальных республик это — инструмент защиты своего национального компонента. Я с большой симпатией отношусь к руководству Татарстана, президенту Минниханову и наследию Минтимера Шаймиева. Вот, говорят нам, есть борьба партий. Всё сложнее. Есть ещё борьба регионов — за то, чтобы не уничтожили, не отобрали, не смяли. Три процента, при тех аспектах, что я озвучил, было бы хорошим результатом в Татарстане.

Никто из собравшихся не напомнил Максиму Шевченко, что этот инструмент защиты дал очевидный сбор в 2017-2018 гг., когда в Госдуму РФ был внесены поправки, предусматривающие "добровольное изучение" всех национальных языков, кроме русского. 11 из 16 депутатов Госдумы, избранных от Татарстана, уже в первом чтении поддержали этот законопроект. Воздержался лишь Иршат Минкин, а еще четверо депутатов по каким-то причинам не участвовали в голосовании. И лишь один из этих депутатов представлял КПРФ, все остальные прошли в Госдуму от Единой России.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (18)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG