Ссылки для упрощенного доступа

"Объединенные демократы" vs МВД по РТ: А случись на самом деле теракт в это время?


Как власти Татарстана давят на "Объединённых демократов"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:58 0:00

Штаб "Объединенных демократов" в Казани за несколько дней подвергся двум серьезным атакам правоохранительных органов. В субботу, 25 июля, в штаб ворвался спецназ — якобы оттуда поступило сообщение о заложенной в мэрии бомбе. В понедельник, 27 июля, дознаватели и сотрудники центра Э вновь нагрянули в помещение — но уже без внушительной силовой поддержки. Правда, спецназом вновь пригрозили — если хозяева откажут гостям в досмотре и опечатывании помещения…

Штаб "Объединенных демократов" (ОД) в Казани теперь располагается на улице Батурина — прямо под Казанским кремлём. Сюда он переехал с Большой Красной: как уже рассказывали "Idel.Реалии", силовики расширенным составом нагрянули в штаб вечером 3 июля якобы по жалобе, поступившей от соседа, и, задержав нескольких представителей оппозиции, доставили их на освидетельствование в наркодиспансер (следов наркотических веществ ни у кого из задержанных в крови не обнаружили; кандидат в депутаты Гульназ Равилова отказалась от поездки в наркодиспансер, но на утро прошла освидетельствование самостоятельно — позже за отказ её арестовали на пять суток за "невыполнение законного требования").

В итоге новое помещение ОД предоставил Марс Хайруллин, много лет вывешивающий на стенах своего дома баннеры, обличающие высокопоставленных чиновников Казани и Татарстана.

Очередным штабом стало некапитальное помещение летнего кафе, располагающееся рядом с кирпичным домом Хайруллина. При этом павильон отделен от дома и двора Хайруллина металлическими забором и калиткой, закрывающейся на замок.

По версии, которую представителям ОД сообщили в полиции, 25 июля в 13.35 с городского номера, принадлежащего Марсу Хайруллину, в дежурную часть сообщили о якобы заминированном здании мэрии Казани. Это послужило стартом к началу полицейской спецоперации — в 14.20 силовики ворвались в штаб ОД, где читала лекцию глава уральского отделения международной организации "Transparency International" Екатерина Петрова. Лекция была посвящена расследованию коррупции в муниципалитетах.

"СКОЛЬКО МОЖНО ТЕРПЕТЬ ЭТОТ ЗАПОВЕДНИК?"

— Смотрите, ну это же маразм. Это же колхозники, они делают всё по-колхозному! — не скрывает негодования Марс Хайруллин. — Я, наверное, последний человек в Казани, который мог бы о минировании мэрии сообщить. После вот таких надписей ("Мэру пора на нары"), после Универсиады — уже сколько лет у меня продолжается эта борьба!..

К телефону у вас в доме могли получить доступ посторонние?

— Этим телефоном пользуемся мы вдвоем с женой. Больше никто доступа не имеет. Я им (кивает в сторону штаба ОД) мог дать номер, но этого, к счастью, не случилось. У них хорошая мобильная связь. Сначала я думал, что по поводу плаката всё это мероприятие проводилось, эта провокация с телефонным звонком… Омоновцы вели себя очень-очень жестко. Здесь вообще они их (представителей ОД) к стене практически прибили.

Я написал в заявлениях (в ФСБ и Следственное управление), что это однозначно была провокация со стороны сотрудников Центра "Э". Я им прямо так и сказал в лицо, что я на них написал заявление: "Это ваших рук дело!"

Марс Хайруллин
Марс Хайруллин

А что вы думаете по поводу самого звонка, который был сделан якобы с вашего телефона? Как это стало возможным?

— Есть вариант с ip-телефонией. Сами полицейские пытались меня убедить, что звонок был сделан как бы с моего номера, но с ip. Другие люди говорят, что это определяется однозначно службой 112. Там такое оборудование стоит, что там всё определяется — с ip-телефонии звонили или нет. На Баумана, 17 наша телефонная станция — я считаю, однозначно, там подключились и позвонили с нашего телефона спокойно. Это элементарно делается. Доступ туда запросто имеют сотрудники УВД Казани, я считаю. Но меня даже не это больше всего возмущает.

А если бы на самом деле был теракт в это время? Здесь оттянуты были все силы. Все эти омоны, антитеррористические подразделения — все были здесь. Я поставил так вопрос перед ФСБ и следственным управлением: какие-то разборки местных чиновников с нами — и вот такая серьезная вещь могла произойти!..

Ну ладно, на Большой Красной наркотики они искали. Но здесь они еще дальше пошли. Это 207-я статья (УК РФ "Заведомо ложное сообщение об акте терроризма").

— И вы думаете, случись, не дай бог, в это же время реальный теракт…

— Да, да. И всё. Никого б не поймали. Это реально было так. Потому что они здесь несколько часов находились.

Самый главный момент, что отвлекаются силы ради разборок некоторых высокопоставленных товарищей.

Я в субботу только послал президенту Путину письмо: "Ну сколько можно терпеть этот заповедник высокопоставленных преступников?! Здесь никогда еще никого не сажали". Это я высказал и Нафикову, прокурору республики: "Вы как будто наблюдатель в этом заповеднике — всё видите и тем не менее чуть ли не охраняете это всё, это положение дел".

Я считаю, что Метшин — основной бенефициар, потому что ребята ему мешают провести своих единоразов, как я их называю, в гордуму. И, соответственно, создают ему серьезную конкуренцию, потому что в Москве и Питере они очень много депутатов независимых провели от организации. И я надеялся, что у нас будут наконец-то независимые депутаты, которые будут препятствовать избранию Метшина мэром снова. Что этот вопрос ему легко не дастся в этот раз. Но не знаю. Когда я узнал насчет трех дней голосования… Мне жалко ребят: они сидят, всё тут изучают, наблюдателей готовят…

— Кстати, о мэрии. Она ж тут буквально рядом у вас. Вообще было заметно, что какая-то эвакуация идёт, обыск здания? Машины должны были понаехать…

— Я позже поинтересовался у одного охранника: скажи, было дело? Говорит: было — но лайт. Приехали: так, наверное, мину у вас тут не положили нигде? Ну, естественно, её только в урну могли положить со стороны Кремлевской. Но, говорит, с вашей стороны, с Батурина, старые фасады, которые закрыты баннером, они там походили некоторое время, что-то высматривали…

— Наверное, в таких случаях всё здание должны были эвакуировать, обыскать.

— Да, да. Это постановочно всё было. Я думаю, что кто-то знал, что надо просто сделать видимость: да, мы проверили, мин нет, это был ложный звонок.

"БУДЕТ И СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ НАВЕРНЯКА"

адвокат Борис Якушанов (анфас)
адвокат Борис Якушанов (анфас)

В субботу, 25 июля, представителей ОД и Марса Хайруллина промариновали в отделе полиции "Япеева" до вечера и в результате отпустили. Сейчас они проходят по делу как свидетели. У Марса Хайруллина, помимо прочего, изъяли телефонные трубки с базами. В понедельник, 27 июля, выяснилось, что полицейские еще не закончили все свои дела в штабе Объединенных демократов. Ближе к вечеру в павильоне появились две дознавательницы и сотрудники Центра "Э", заявившие, что помещение требуется еще раз осмотреть, а затем — опечатать. В продолжительную беседу с ними вступил Борис Якушанов, адвокат, сотрудничающий с ОД.

— Некапитальное помещение по Батурина, 12 находится в моем персональном пользовании, по договору о безвозмездном пользовании я являюсь ссудополучателем, — рассказал он корреспонденту "Idel.Реалии". — Сегодня мы очередной претерпели интерес со стороны правоохранительных органов. Это и территориальные подразделения, но в первую очередь это — Центр противодействия экстремизму при республиканском МВД. Интерес пролонгированный, и сегодня, я так понимаю, был рецидив субботних событий. Пришли сотрудники ЦПЭ в сопровождении двух дознавательниц. Не скажу, что потребовали, но настойчиво просили предоставить им возможность осуществить, как они считали, необходимое действие в виде опечатывания этого помещения.

Оно у нас используется как проходной двор — вы уж извините за такую лексику: все кто интересуется, заходят, проходят, кто-то остается послушать, в дискуссию, может, вмешаться.

— Вам удалось переубедить полицию?

— Я сослался на норму статьи 450.1 УПК РФ, которая придает специальный статус помещению, занимаемому адвокатом для своей служебной деятельности, требующий при проведении обысков, выемок и даже осмотров судебного согласования.

Сотрудники полиции настаивали на дополнительном осмотре по итогам субботних событий, когда был осмотр первичный был осуществлен, и опечатывании помещения. Но процессуального действия «опечатывание» не существует и судебного постановления, чтобы проводить подобный осмотр, тоже нет. После долгих совещаний, созвонов и перезвонов со своим руководством сотрудники полиции корректно довольно таки убыли отсюда. Но, видимо, обещали еще вернуться, как тот Карлсон.

Вы наверняка спрашивали, какая необходимость есть в опечатывании этого помещения?

— В самом деле спрашивал. Настаивают упорно, повторяя одну фразу. О том, что это — место совершения преступления. Следовательно, как им казалось, они имеют право всё это опечатать. С имуществом со всем, личными вещами здесь находящимися…

— Но звонок, по официальной версии, был произведен из соседнего здания…

— Речь вообще-то о жилом здании, а жилое здание к нашему некапитальному объекту не имеет никакого отношения. И никакой городской номер, с которого якобы осуществлен звонок, за этим некапитальным объектом не числится…

Кстати, я вообще ставлю под сомнение реальность этого звонка. Мне он представляется сфальсифицированным. С технологической точки зрения это возможно — подсоединиться к чужой номерной ёмкости за счет оборудования, которое имеется, например, в распоряжении спецслужб и специальных органов.

— Я вообще полагаю: если б, не дай бог выяснилось, что звонил действительно кто-то из здесь присутствовавших или тот же Марс Хайруллин, ничего не стоило бы посредством тех же провластных телеграм-каналов вбросить эту информацию в сеть. И тем самым разоблачить. Но почему-то такого разоблачения не последовало.

— Тем более несколько помоек телеграмных есть, да.

— А в субботу вы говорили полиции, что это помещение, которое имеет особый статус?

— Говорил.

— И какая-то реакция была?

— Конечно, нет. Сегодня я конкретизировал и внимание заострил на пресловутой статье 450.1 УПК РФ. Это сотрудников то ли смутило, то ли заставило призадуматься.

— Но интереса к этому помещению они, на ваш взгляд, не потеряют?

— Да будет и следующий раз наверняка. Как бы еще какое сообщение о преступлении не поступило…

"ЭТО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО СТИЛЬ РУКОВОДСТВА ТАТАРСТАНА"

— Наш штаб пребывают в ситуации политического и силового давления чуть ли не с открытия, — рассказывает Андрей Давыдов, координатор штаба ОД в Казани. — С начала июля так точно. Политическое руководство республики руками сотрудников МВД, Центра "Э" регулярно оказывает давление на штаб, на кандидатов… Регулярные проверки на какие-нибудь наркотики, которые всегда заканчиваются одинаково, потому что мы не употребляем. Теперь уже звонки ложные о терроризме пошли. Причем это происходит не только в Казани, но и в Набережных Челнах, Елабуге — под разными причинами пытаются срывать наши встречи, мероприятия. И всячески препятствуют работе штаба.

— Это такой стиль работы полиции Татарстана?

— Это всё звенья одной цепи. Это давление, которое идет, видимо, от руководства республики. А руководство республики принимает такие решения, поскольку не понимает, чем мы занимаемся. Они видят какую-то глобальную опасность для себя, для сохранения своей власти… При условии, что мы не участвуем в выборах президента республики, мы занимаемся исключительно муниципальными выборами. И помогаем независимым кандидатам.

— Тогда, может быть, такую угрозу для себя видит в первую очередь руководство города, а не республики?

Сомневаюсь. Я не думаю, что руководству города могут быть какие-то угрозы, поскольку у нас всего 25 кандидатов, которые баллотируются в Казгордуму, в которой всего 50 депутатов. Я уж не думаю, что они выиграют во всех округах, чтобы представлять серьезную угрозу руководству города.

— А у вас вообще надежда выиграть есть?

— Конечно. Я думаю, большая часть наших кандидатов сумеет достойно выступить.

— Одно дело "выступить достойно", но теперь вот, мы знаем, что у нас три дня будет голосование идти…

— Будем работать по мере тех правил, которые будут существовать. Максимально контролировать все три дня голосования… Конечно, сложно контролировать на больших округах — таких, как в Казани — но во всех небольших поселениях вполне реально проконтролировать и добиться честного подсчета голосов.

— Возвращаясь к теме давления: по опыту работы в других регионах, это такой исключительный, эксклюзивный стиль руководства республики?

— Это исключительно стиль руководства Татарстана. До этого мы реализовывали проекты в Москве и Санкт-Петербурге и не сталкивались с таким сильным противодействием. А сейчас проекты реализуются еще в трех регионах — Новгородская, Ивановская, Владимирская области — там тоже никаких проблем нет. Только в Татарстане мы сталкиваемся с таким беспрецедентным давлением.

— Но я всё-таки подозреваю, что это такая инициатива, которую федеральный центр осуждать не будет. Да?

— Я думаю, что федеральный центр, может, этого еще и не заметил, но, скорее всего, осудит. Потому что использование федерального ведомства, МВД, в своих каких-то политических целях — это всё-таки не совсем корректно по отношению в том числе к самому федеральному ведомству. Мы считаем незаконным и неразумным использовать сотрудников МВД как инструмент политической борьбы и политического давления.

СЛИШКОМ МНОГО СИЛОВИКОВ, или 50 ОТТЕНКОВ СЕРОГО

В субботу, 25 июля, члены движения "Объединенные демократы" рассказали "Idel.Реалии", что в помещение, где проходила лекция, ворвались бойцы ОМОН. Омоновцев они упоминали и в понедельник, 27 июля — однако в этот день пресс-служба Росгвардии заявила, что бойцов ОМОН в тот момент на месте проведения лекции не было. Скорее всего, "зачистку" действительно производило одно из спецподразделений МВД по РТ, а не Росгвардии.

Подобная путаница происходит довольно часто. Отчасти это объясняется дублированием функций двух ведомств — МВД и Росгвардии: в составе обоих есть подобные спецподразделения, бойцов которых, вне зависимости от ведомственной принадлежности, россияне привыкли называть омоновцами. При этом ОМОН действительно долгое время подчинялся МВД и лишь в 2016 году вошел в состав нового ведомства — Росгвардии.

В последний раз в Татарстане росгвардейцев спутали с полицейскими в декабре 2019 года — в Интернете появилось видео с учений, на которых силовики отрабатывают приёмы подавления массовых беспорядков на школьниках села Новотроицкое Тукаевского района. Первоначально силовиков тоже приняли за росгвардейцев, и эту ошибку растиражировали СМИ — однако Росгвардия опровергла своё участие в акции, а позже ответственность за мероприятие взяло на себя МВД по РТ. Акция и спровоцированный ей скандал дорого стоили татарстанской полиции. Глава МВД РФ Владимир Колокольцев приказал: "министра МВД Татарстана [Артёма Хохорина] предупредить о неполном служебном соответствии, непосредственных организаторов этой акции уволить"

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (19)

XS
SM
MD
LG