Ссылки для упрощенного доступа

Пытки с молитвой. Заключённые ИК-6 Кировской области сообщили о массовом применении насилия


ИК-6 в поселке Восточный Омутнинского района Кировской области, март 2019 года

В редакцию "Idel.Реалии" обратились заключённые, отбывавшие наказание в исправительной колонии №6 в поселке Восточный Омутнинского района Кировской области. По их словам, в ИК-6 постоянно применяют пытки: "растяжки", удары током, утопление в баках с водой, зашивание живых крыс в матрасы, окунание человека лицом в фекалии, изнасилование с помощью деревянного фаллоимитатора. Стоны и крики пытаемых, по их словам, заглушают тяжелым роком или православными песнопениями. "Idel.Реалии" поговорили с бывшими заключенными и их родственниками.

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ ГОРОДОК

Омутнинск — маленький городок на севере Кировской области, свое название получил от речки Омутная — притока Вятки. В XIX столетии городок был известен своим чугуноделательным производством, а в XXI веке прославился "пыточным конвейером". В окрестностях Омутнинска в поселке Восточный расположена исправительная колония особого режима №6, где отбывают наказание воры, убийцы, маньяки, людоеды, террористы и другие закоренелые преступники.

Живут так, как будто ничего страшного не происходит!

Согласно последней переписи, в поселке городского типа Восточном — около семи тысяч жителей и два градообразующих предприятия: Омутнинский химический завод и ФКУ ИК-6 ФСИН России. В этих учреждениях работают династиями, своей работой гордятся — другой тут просто не найти. На многие километры вокруг тайга, бездорожье, вымирающие поселки, лагерные зоны, безнадега и колючая проволока по периметру.

— Когда приезжаешь в поселок, чувствуешь себя словно в фильме ужасов, — вспоминает жительница Екатеринбурга Светлана Суховских. — В ИК-6 Омутнинского района люди очень приветливые и улыбчивые, а в подвалах у них пытают людей. И все об этом знают. Но живут так, как будто ничего страшного не происходит!

Светлана Суховских (в центре) на фоне ИК-6
Светлана Суховских (в центре) на фоне ИК-6

Светлане Суховских 36 лет, она уроженка Свердловской области, работает продавцом. Ее младший брат Олег Неумоин в свои 33 года стал профессиональным арестантом. Первый срок он получил ещё подростком за мелкую кражу в автосалоне. В колонии молодого человека заставили сознаться в убийстве, на суде он заявил о своей невиновности, но это не повлияло на приговор. Отсидев 12 лет, Олег вышел на свободу, но вскоре вновь оказался за решеткой, приняв участие в разборках. По обвинению в "разбойном нападении" Олега Неумоина осудили еще на 12 лет лишения свободы. В 2020 году как преступник-рецидивист его этапировали в колонию особого режима в Омутнинском районе Кировской области.

Трясли перед его лицом половыми органами, угрожали "опустить", если не станет послушным

— Олега сразу отделили от других осужденных и отвели в отдельную камеру в ШИЗО, — рассказывает сестра заключенного Светлана. — Там его раздели догола и связали скотчем. Сначала его очень сильно били, прыгали по телу в форменных ботинках. Потом подвесили вниз головой к потолку, наполнили пятилитровую пластиковую канистру водой и били этой канистрой по голове. Анальное отверстие и половые органы смазывали согревающей мазью "Феналгон" — боль адская, а следов нет! Все эти пытки продолжались несколько суток.

Дорога к ИК-6
Дорога к ИК-6

Причина такого отношения к осужденному, как рассказывает его сестра, довольно проста: желание заставить сотрудничать с администрацией.

— Требовали подписать всякие заявления, что он, например, занимался мужеложеством, сексом со своими близкими родственниками. Но главное для них — это унизить, чтобы человек перестал чувствовать себя человеком, — констатирует Суховских. — Трясли перед его лицом половыми органами, угрожали "опустить", если не станет послушным. Сам начальник колонии Бибик сказал: "Ты у меня будешь как все здесь!"

О таком отношении к брату Светлана узнала не сразу — он смог сообщить об этом, когда оказался в психиатрической больнице.

Применялась пыточная система. Макание головой в человеческие фекалии, обливали мочей

— Олег ударил молотком активиста, который издевался над ним, и его отправили на освидетельствование в психиатрическую больницу в Костромской области, — вспоминает Светлана. — Из этой больницы он смог позвонить мне. Олег записал видеообращение к главе Следственного комитета Александру Бастрыкину, генеральной прокуратуре, СМИ и правозащитным организациям, в котором рассказал о пытках в ИК-6.

23 сентября на канале "Тюрьма-LIFE" опубликовали 17-минутное обращение Неумоина.

"Применялась пыточная система. Макание головой в человеческие фекалии, обливали мочей. Смазывание гениталий "Феналгоном" и поливание полугорячей водой, заковывание в наручники и избивание до потери сознания. Потом приводили в чувство и через тряпку заливали в рот якобы человеческую мочу. Надевали на голову полиэтиленовый пакет и лупили дубинкой, пока не потеряешь сознание, потом снова приводили в чувство, и все продолжалось по новой. Через подобные унижения прошла вся основная масса осужденных ИК-6. Всем этим беспределом руководит лично начальник ФКУ ИК-6, полковник внутренней службы Александр Бибик. Он открыто кичится тем, что находится в тесной связи с самим президентом РФ Владимиром Владимировичем Путиным", — рассказывает на видео Олег Неумоин.

Олег Неумоин
Олег Неумоин

На момент написания материала у видео почти 18 тысяч просмотров, но при этом, как отмечает сестра осужденного, "фактически никакой" реакции со стороны властей не было.

— В прокуратуре мне сказали, что это видеообращение ничего не значит, так как это не доказательство. Вот если бы было видео с самими пытками или зафиксированы побои, тогда бы они завели уголовное дело, — с горечью говорит Светлана.

"По доводам, изложенным Неумоиным О.С в видеообращении, Омутнинским МСО СУ СК РФ по Кировской области проведена процессуальная проверка, по результатам которой 05.10.2020 принято решение в виде отказа в возбуждении уголовного дела по п.4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием состава преступления", — говорится в ответе кировской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях.

Следственный комитет также не нашел "события преступления" в действиях сотрудников ИК-6 Омутнинского района.

У него отобрали Коран, дали крест, он отказался, его стали пытать

"Установлено, что по сообщению о применении насилия к Неумоину О.С со стороны сотрудников ФКУ ИК-6 ФСИН России по Кировской области и осужденных, отбывающих наказание в названном исправительном учреждении, Омутнинским МСО проведена проверка, в ходе которой указанные доводы исследованы и объективного подтверждения не нашли, — сказано в ответе Следственного управления Следственного комитета по Кировской области.

Решением Омутнинского районного суда за удар молотком по голове активисту, который расценили как попытку убийства, Олега Неумоина приговорили еще к 10 годам лишения свободы. Причем 5 лет из 10-летнего срока он будет отбывать уже не в колонии особого режима, а в крытой тюрьме — "крытке" на лагерном жаргоне. Таких учреждений в России всего восемь, там содержатся самые опасные преступники. На момент подготовки материала стало известно, что Неумоина отправили этапом в крытую тюрьму города Балашова Саратовской области.

ИК-6
ИК-6

ИК-6

Согласно официальной информации ФСИН России, лимит наполняемости учреждения ФКУ ИК-6 Омутнинского района Кировской области составляет 1050 заключенных.

Начальник ФКУ ИК-6 — полковник внутренней службы Александр Бибик. В колонии имеется швейный цех, где заключенные изготавливают куртки, комбинезоны, рукавицы, постельные принадлежности, чехлы для санок. Функционирует цех лесопиления и цех по производству столярных изделий. Осужденные трудятся на подсобном хозяйстве, выращивая сельхозпродукцию, работают на свиноферме.

Среди заключенных ИК-6 известна под названием "Черный дятел". Перед колонией установлена скульптура хищной птицы. В 2017 на пытки в "Черном дятле" пожаловался заключенный Эдуард Горбунов. Адвокату Наталье Кругликовой удалось записать с ним интервью в ИК-6. Во время беседы Горбунов признался, что в отношении него были насильственные действия сексуального характера. По его словам, один из капо-разработчиков засунул ему в задний проход нагретый паяльник. По жалобе осужденного была проведена доследственная проверка, но "доводы, изложенные в жалобе, не подтвердились".

"ВАЛИ ОТСЮДА И БОЛЬШЕ НЕ ПРИХОДИ!"

Алексею Чебыкину 52 года, он уроженец Архангельской области, по профессии электросварщик. Неоднократно судим, последний срок получил из-за конфликта с лагерной администрацией по ст. 321 УК РФ ("Дезорганизация учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества"). В связи с расформированием ИК-16 в Архангельской области его этапировали в ИК-6 Омутнинского района Кировской области.

Я хотел пожаловаться, но когда приезжал в колонию прокурор по надзору, меня запирали в камере

— Когда проходит приемка этапа в ИК-6, всех заставляют раздеться догола, вещи перетряхивают, если возмущаешься, начинают глумиться и бить, — рассказывает Алексей Чебыкин — Меня заставили в голом виде сто раз приседать. У меня сокамерник был Сергей Б. (фамилия не сообщается по этическим соображениям — "Idel.Реалии"), его раздели догола, связали скотчем, руки сзади и в таком положении подвесили, и он висел так часов пять. Его пытали сами зэки. Чтобы их не узнали, они все были в черных масках. А еще был такой заключенный Катаржан А. (фамилия не сообщается по этическим соображениям —"Idel.Реалии"), он был мусульманин. Его реально насиловали, всякие палки совали ему в задницу. У него отобрали Коран, дали крест, он отказался, его стали пытать. Маску на него надевали с петушиным гребнем и заставляли кукарекать. А один раз я сказал сокамернику "Спокойной ночи" после отбоя — это запрещено, так меня за это били в коридоре в две смены, отбили легкое и ногу.

Алексей Чебыкин говорит, что зафиксировать побои и следы пыток в ИК-6 практически невозможно — никто из лагерных медиков даже не будет разговаривать с осужденным.

— Ты там приходишь в медпункт, жалуешься, а медичка тебе говорит: "Вали отсюда и больше не приходи!" — разъясняет Чебыкин правила "тюремной медицины". — Приведу такой пример: я заболел туберкулезом, но на это никто не обращал внимания. Я пять месяцев находился в здоровой зоне. Я хотел пожаловаться, но когда приезжал в колонию прокурор по надзору, меня запирали в камере. Потом меня все-таки увезли на больничку, сделали операцию, пришлось вырезать половину легкого, так как болезнь запустили.

Алексей Чебыкин
Алексей Чебыкин

При этом, как отмечает сам Чебыкин, писать хоть какие-то жалобы, пока ты под арестом, — бессмысленно.

— Будет только хуже — начнут бить, издеваться, могут в пресс-хату запихать. А когда я вышел на свободу, я жаловался в кировскую прокуратуру, — рассказывает он.

Алексей Чебыкин освободился из ИК-6 в августе 2021 года. По его словам, сразу после освобождения он написал жалобу и отнес ее в прокуратуру Кировской области, где отдал лично в руки дежурному прокурору. Никакого ответа на свое обращение он не получил.

МУСУЛЬМАНЕ МОЛЯТСЯ В ТУАЛЕТЕ

Один из бывших заключенных ИК-6 согласился поговорить с "Idel.Реалии" на условиях анонимности:

Они топят заключенных в баках с водой, мажут гениталии "Феналгоном", могут выбросить голого человека на снег

— Я сидел на ЕПКТ (Единое помещение Камерного Типа — "Idel.Реалии") в отряде СУСа (Строгих Условий Содержания — "Idel Реалии"), и в соседнем помещении один парень был привязан к лавке и орал как резаный: "Что вы делаете, почему надо мной издеваетесь?!" Так он лежал неделю, в туалет ходил под себя. Время от времени к нему приходил врач и делал укол "Аминазина" (антипсихотическое средство (нейролептик) из группы производных фенотиазина; оказывает выраженное антипсихотическое, седативное, противорвотное действие"Idel Реалии"). После этого страдалец впадал в полубессознательное состояние, не мог членораздельно говорить, просто лежал и мычал как животное.

Бывший заключенный поясняет, что в основном пытками в колонии занимаются, по его мнению, не сами сотрудники, а так называемые активисты:

— В основном [это делают] активисты. Сотрудники, как правило, наблюдают за происходящим по мониторам. К примеру, пытками занимаются завхозы ЕПКТ и СУСа. Они топят заключенных в баках с водой, мажут гениталии "Феналгоном", могут выбросить голого человека на снег. Бьют палкой, могут этой же палкой изнасиловать. Я знаю людей, которые попали в "петушатник", то есть в касту "обиженных" после таких процедур. Был в колонии такой осужденный Рамазан, дагестанец по национальности, его связали, облили мочой, мужским членом у него по спине водили и таким образом "опустили".

Тот вызвал к себе этого осужденного и заставил жалобу съесть. А жалоба была на 17 листах

Пытки и другое насилие, по словам нашего собеседника, применяют в колонии для того, чтобы заключенные подписали "заявления об отказе от воровских традиций, оговорить сокамерников, подписать бумаги, что они готовы сотрудничать с администрацией и доносить на других заключенных". При этом сотрудники, которые находятся в этот момент рядом, записывают все это, по словам экс-заключенного, на видеорегистраторы, чтобы потом, "в случае необходимости заключенного шантажировать, чтобы он уже не "рыпнулся". Кроме того, поясняет собеседник, видеокамеры стоят в помещениях СУСа, где обычно пытают.

На вопрос корреспондента "Idel.Реалии", бывают ли смертельные случаи во время таких пыток, он отвечает: "Конечно, да". "Но никто никогда не признает, что осужденный умер от пыток, в качестве причины смерти будет указана "сердечная недостаточность", — уточняет он.

Пожаловаться на действия сотрудников и других заключенных, которые могут действовать по требованию администрации, осужденные не могут, даже когда к ним приходят представители прокуратуры или члены Общественной наблюдательной комиссии.

— Они заходят в камеры, сзади стоит все начальство колонии и на вас смотрит. Конечно, никто не скажет правду. Был такой осужденный С., он написал жалобу в прокуратуру на плохое медицинское обслуживание. Так приехал прокурор с этой жалобой, передал ее начальнику колонии Александру Михайловичу Бибику, тот вызвал к себе этого осужденного и заставил жалобу съесть. А жалоба была на 17 листах, — рассказывает он.

ИК-6
ИК-6

Собеседник делится впечатлениями и об условиях работы в колонии. Так, он сам работал "на швейке" по семь часов в сутки. За это время ему нужно было сшить изделий на 160 рублей, но одна деталь стоит всего 5 копеек. "То есть выполнить такую норму практически невозможно", — уверяет он.

Досуг заключенных в этой колонии, по словам собеседника, довольно прост, но администрация старается его "разнообразить".

— [Заключенные] смотрят мультики, например, про слоненка, который у мамы потерялся. Включают телеканал "Спас" или "Россия-24". Но это еще не самое страшное, а то поставят Правила внутреннего распорядка или Правила пожарной безопасности на CD — слушай в качестве отдыха. Православная музыка тоже постоянно звучит. А мусульмане если молятся, то только тайком. У меня был один знакомый мусульманин, так он в туалет ходил молиться. Но если бы об этом стало известно, его бы точно запытали, — уверен он.

ПОД МУЗЫКУ RAMMSTEIN

Петру Чемия 40 лет, он родился в Свердловске, но всю жизнь прожил в Димитровграде Ульяновской области. Трижды судим, дважды отбывал наказание за разбой (ст.162 УК РФ). Последний раз — в ИК-6 Омутнинского района, где провел семь с половиной лет. Причем сразу же после принятия этапа в ИК-6 Чемия был отделен от других осужденных и помещен в камеру, где над ним, по его словам, начали издеваться и бить.

А когда я стал орать, мне заткнули рот моими же собственными трусами!

— В моей сумке они обнаружили лезвие, которое, уверяю вас, положил туда не я, — рассказывает Петр. — И меня сразу же поместили в отдельную камеру. Каждый сотрудник считал своим долгом туда зайти и потребовать не только поздороваться с ним, но и сделать подробный доклад: "Осужденный такой-то, имя, фамилия, год рождения, статья такая-то, срок такой-то, количество содержащихся в камере такое-то (это при том, что в камере я был один!), происшествий по камере нет, дежурный Петр Чемия, гражданин начальник!". Мне все это показалось диким, выполнять такие требования я отказался.

За отказ, по его словам, его начали бить "руками, ногами и дубинками".

— Били по почкам, по ногам, иногда по голове. После избиения начальник колонии Александр Бибик вышел из камеры со словами: "Ну, с этим надо работать!". После этого меня вызвали в комнату для обысков, там стоял большой стол. Попросили раздеться. Я стал раздеваться не спеша. Вдруг как по волшебству в комнату влетели человек десять сотрудников и раздели меня в мгновение ока! Я даже не успел ничего понять, как уже стоял голый, и меня били. А когда я стал орать, мне заткнули рот моими же собственными трусами! Уложили меня на этот стол, извините, жопой кверху, застегнули мне наручники на руках и начали колотить резиновой палкой. Причем во время этой экзекуции передо мной трясли половыми органами, сопровождая это скабрёзными комментариями и угрозами сексуального насилия. После экзекуции меня отволокли в камеру и бросили на лежанку. А через день вызвали к начальнику колонии Бибику и велели снять штаны. Я сказал: "Ничего снимать не буду!". Тогда двое сотрудников просто сдернули с меня одежду. У Бибика в гостях была дама — начальник медсанчасти колонии. И они, любуясь на огромное багровое пятно у меня сзади, от пяток и до лопаток, очень мило похихикали, — вспоминает Петр.

Петр Чемия
Петр Чемия

Через десять дней его как злостного нарушителя режима содержания перевели в отряд ОСУОНа (отряда строгих условий отбывания наказания).

Порой на весь день ставят литургии, акафисты и проповеди Патриарха Кирилла

— Меня затащили в кабинет, который обычно предназначен для медицинского обследования, — говорит Петр. — Там меня ждали два заключенных крепкого телосложения, они меня схватили как котенка. В углу стояла такая синенькая пластмассовая бочка, примерно на 200 литров. Они меня быстренько избили, связали руки за спиной скотчем, ноги тоже замотали скотчем и начали меня макать в эту бочку. Причем один из заключенных, больше двух метров ростом, умудрялся держать меня за одну ногу. Это был бывший сотрудник полицейского спецподразделения, звали его "Леша-Малыш". Второй тоже был бывшим сотрудником полиции, в колонии он работал завхозом. Я не помню точно, сколько я таких "заплывов" в бочке сделал, но пару раз я сознание терял… Очнувшись, я крикнул им: "За что пытаете?". Пришел человек, принес несколько заявлений с совершенно диким текстом. Например, было такое заявление: "Я, Петр Чемия, 1981 года рождения, прошу устроить меня на работу разведчиком, обязуюсь приносить информацию в клювике, какую прикажут". Я им сказал: "Хоть сто штук таких заявлений подпишу, но, что бы вы ни делали, исполнять я это не буду!" Ну, за дерзость получил еще порцию "водной процедуры". И все это происходило под музыку группы Rammstein.

Громкая музыка — одна из составляющих пыток, по словам Петра — выбор саундтрека зависит от случая.

— [Пытают] под очень громкую музыку, чтобы не было слышно криков пытаемых в соседних камерах. Обычно это тяжелый рок. Ну, а если ты мусульманин, могут поставить хор православного мужского монастыря. Таких записей у них тоже очень много, порой на весь день ставят литургии, акафисты и проповеди Патриарха Кирилла. Но чаще всего день арестанта сопровождают детские песенки из советских мультиков: "Жили у бабуси три веселых гуся!" или песенка Мамонтенка. Их ставят с утра до вечера. Вообще сотрудники ИК-6 очень внимательно относятся к звуковому сопровождению. Например, каждое утро осужденные просыпаются в 6:00 под крик петуха. А "петухи" — это низшая каста в тюрьме. То есть такое своеобразное напоминание арестантам — не забывайте, где вы находитесь, тут "петухом" может стать каждый! — отмечает Чемия.

Бывший заключенный рассказывает, что в ИК-6 регулярно происходят изнасилования. К этому процессу в колонии подходят "творчески".

Могут бросить на матрас, связать и  оставить дня на три, чтобы человек гнил в своих собственных испражнениях

— Здесь руками местных умельцев из дерева вырезали мужской член со всеми анатомическими подробностями. Об этом мне рассказывали люди, которые сами его видели. С ними случилась беда. Кроме того, в арсенале сексуальных игрушек ИК-6 есть обычный фаллоимитатор, женские платья, трусы, лифчики, чулки. Все это насильно надевают на осужденного, а потом фиксируют на фото или видео, чтобы использовать для шантажа. Еще я сам лично видел фаллос, слепленный из снега и раскрашенный красками. В этот день колонию посетила какая-то комиссия, и скульптуру спрятали в прогулочном дворике ОСУОНа. Как мне рассказали, когда пришел этап, с этим снежным фаллосом проводили особую церемонию. Каждый осужденный должен был к нему подойти и поклониться — для того, чтобы доказать, что приехал сюда исправляться, — вспоминает Петр Чемия.

Снежные фигуры, ИК-6
Снежные фигуры, ИК-6

Один из бывших заключенных ИК-6 рассказал, что в матрасы осужденным зашивают живых крыс, и заставляют на этом спать. Чемия уточняет, что такое вполне возможно.

— Скорее всего, такое происходит в камерах изолятора ОСУОНа и карантина, где осужденные в дневное время сдают матрасы. В этих помещениях действительно водятся крысы. Я даже догадываюсь, кто такую процедуру мог придумать. В ИК-6 все направлено на то, чтобы свести человека с ума. Чтобы человек схватился за голову в ужасе: "Это правда происходит или мне все это снится?!" — отмечает он.

На вопрос, какие еще варианты пыток могут применять к заключенным, он начинает перечислять: "растяжки, когда тебя в форме звездочки, закрепив веревками, растягивают на полу и открывают окно, "чтобы немного подморозило"; "Феналгоном" мажут гениталии и анус, "чтобы горело все адским огнем".

Если ничего не изменится, если их всех не закроют, они к этому вернутся

— Могут кинуть голого человека на морозе в снег. Могут опустить лицом в тазик со свиными фекалиями, — продолжает Чемия. — Могут бросить на матрас, связать и оставить дня на три, чтобы человек гнил в своих собственных испражнениях. Ну, и, конечно, изнасилования. В ИК-6 этим занимается заключенный из числа активистов, который получил несколько сроков за изнасилования женщин и детей. И он не один такой, их много. Чаще всего это люди из категории "обиженных". Они на все согласны за пачку чая или сигарет. Бывало так, что все эти пытки, избиения, изнасилования заканчиваются тем, что человек просто не выдерживал и кончал счеты с жизнью.

ВИДЕОАРХИВ

В октябре 2021 года в распоряжении ассоциации независимых правозащитников и родственников заключенных Gulagu.net оказался огромный видеоархив с записями пыток и изнасилований заключенных в Областной тюремной больнице №1 в Саратове.

Видеоархив правозащитникам передал лагерный программист Сергей Савельев, который в течение трех лет тайно собирал и копировал документальные записи. Кадры с изнасилованием заключенного шваброй и другие шокирующие видео были опубликованы российскими и иностранными СМИ.

После публикации Следственный Комитет РФ возбудил несколько уголовных дел по статьям о насильственных действиях сексуального характера и превышении должностных полномочий.

Начальник УФСИН Саратовской области, полковник внутренней службы Алексей Федотов подал в отставку, начальник тюремной больницы, полковник внутренней службы Павел Гаценко уволен. Однако в отношении программиста Сергея Савельева также заведено уголовное дело по ст. 272 УК РФ (неправомерный доступ к компьютерной информации). Октябрьский районный суд Саратова принял решение о заочном аресте Сергея Савельева, он объявлен в международный розыск. Сейчас Савельев находится во Франции, где попросил политическое убежище.

Петр Чемия думает, что в ИК-6 тоже может быть видеоархив с пытками и изнасилованиями, подобный тому, что был недавно опубликован из саратовской ОТБ-1.

— Это очень вероятно, — говорит он. — Обычно пытки происходят в помещениях, где работают камеры видеонаблюдения. Когда меня пытали, сотрудник просто набросил на камеру свою форменную кепку. Возможно, контроль за видеофиксацией возложен на людей, которые сами участвуют в пытках. Возможно, эти записи доступны по локальной сети ФСИН. Но, скорее всего, архив находится на флешке у начальника колонии Александра Бибика, который использует его по своему усмотрению.

Петр Чемия полагает, что у "пыточного конвейера" ИК-6 могут быть тысячи жертв, а те, кому повезло не стать жертвой физического насилия, могут быть сломлены психологически.

— После публикации видео из Саратовской ОТБ-1, я думаю, они некоторое время будут вести себя аккуратнее. Но если ничего не изменится, если их всех не закроют, они к этому вернутся. А если поступит указание начальства пытать прямо сейчас, поверьте мне — они этим займутся! — уверен он.

***

В этой же колонии отбывал наказание и основатель татарского патриотического фронта "Алтын Урда" (Золотая Орда — перевод с татарского) Данис Сафаргали. В августе 2017 года его осудили за драку и посты во "ВКонтакте", возбуждающие ненависть к президенту России, СМИ и православным христианам. Сразу после его освобождения в марте 2019 года "Idel.Реалии" взяли у него интервью о заключении, провокациях администрации колонии и отношении к мусульманам.

— Потом нас завели в здание. Встречают там таким образом: много сотрудников с дубинками, все разговаривают с тобой матом. Играет Rammstein, от этой музыки глохнешь. Тебя раздевают до трусов. Если вдруг замешкался, сразу "прилетает" дубинка. Бегают заключенные, которые работают на администрацию. У тебя сразу вскрывают все вещи, многие просто портят. Мой намазлык (молитвенный коврик) просто разорвали в клочья, мусульманскую литературу порвали, — рассказывал он тогда.

Почти все герои этой публикации — Светлана Суховских, Петр Чемия и Алексей Чебыкин — готовы дать показания следственным органам и выступить в суде, указав время, место, а также имена и фамилии людей, применявших к ним пытки.

В редакцию "Idel.Реалии" обратились еще несколько бывших заключенных ИК-6, которые также подверглись пыткам. Однако из опасений снова попасть в "Черный дятел" или стать объектом преследований они отказались от публикации.

"Idel.Реалии" направили официальный запрос во ФСИН России с требованием ответить на вопросы об условиях содержания заключенных в ИК-6, а также прокомментировать слова бывших заключенных–героев этой публикации. На момент публикации материала ответ не поступил.

Журналист и руководитель общественной организации "Русь Сидящая" (признана в России иностранным агентом) Ольга Романова считает, что "когда этот текст будет опубликован, мало кто обратит на него внимание".

— Подумаешь — пытки. Сколько можно про пытки говорить. И написано же, кто в той колонии, в "Чёрном дятле", сидит: маньяки, насильники, людоеды. Ну, и еще те, кого туда отправляют из других зон на перевоспитание. И там уже насильники насилуют насильников. Не жалко. Ладно. А куда деваются эти люди, когда у них заканчивается срок? Они перевоспитались, когда их пытали? Осознали? Стали мягче душой? К Богу приблизились, раз пытали под молитвы? И те, кто пытал, и те, кого пытали, будут жить среди нас. Но прежде всего среди вас, читателей этого издания. А, может, их и не пытали вовсе? Может, это журналистка всё выдумала? Вон и прокуратура проверяла — все заключенные и родственники врут. Да они всегда врут. А теперь представьте себе взрослого мужчину — не одного, не двух, а многих, которые рассказывают о насилии. В том числе в отношении себя. Причём некоторые — уже после освобождения. Им зачем об этом врать? С какой целью? Так, может, с ними, с преступниками, иначе и нельзя? Понимаете, дело в том, что права человека — они у всех одинаковые. У всех человеков. Если можно так с ними — значит, можно и с вами. Вот и всё.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (11)

XS
SM
MD
LG