Ссылки для упрощенного доступа

События последних недель, связанные с активизацией прорахимовских сил в Башкортостане (речь идет об экс-президенте РБ Муртазе Рахимове), рассчитывающих на свой политический реванш, фактически подвели символическую черту под семилеткой хамитовского (нынешний президент РБ Рустэм Хамитов) периода. Речь идет об учреждении новой башкирской организации "Конгресс башкирского народа" (КБН), письме на имя президента РФ, а также об официальном меморандуме.

Кроме того, новоявленные "спасители башкирского народа" (именно такую пафосную цель они поставили перед собой) 31 мая пытались провести протестную акцию, что им (и это вполне ожидаемо) не удалось (об этом позднее). Подобную бурную активность многие связывают с тем, что рахимовской клике стали известны какие-то подробности относительно возможного предстоящего ухода Рустэма Хамитова. И они, судя по всему, решили в случае подтверждения этих слухов, что называется, оседлать волну и предстать в роли главных победителей.

Если выступление телеведущего Салавата Хамидуллина на учредительном собрании КБН, где он говорил о "всемирном татарском заговоре", еще можно было списать на частное мнение одного человека, то просочившееся в прессу письмо новоявленных общественников (которых справедливее назвать "конгрессом бывших башкирских главврачей", т.к. из четырех членов президиума конгресса трое – бывшие главврачи) и их официальный меморандум расставляют всё на свои места.

Заседание Конгресса башкирского народа в Уфе. Май 2017 года
Заседание Конгресса башкирского народа в Уфе. Май 2017 года

Конгресс башкирского народа, несмотря на внешне безобидную риторику своего руководителя Фиргата Байрамгулова, своими действиями не только ясно показал, что в реальности он является рупором рахимовской элиты, но, прежде всего, отразил её идейную сущность – татарофобию.

Само письмо, кстати, как и всякий донос, было закрытым. Еще бы, ведь сам тон и характер никакой двусмысленности в мировоззрении его авторов не оставляет. Но, видимо, даже в этой группе татарофобствующих элементов нашелся порядочный человек, который "слил" в открытый доступ этот документ, чем, возможно, спас честь всего башкирского народа, показав, что не все башкиры солидарны с такими людьми.

Конгресс башкирского народа не только ясно показал, что является рупором рахимовской элиты, но, прежде всего, отразил её идейную сущность – татарофобию

Представители башкирской интеллигенции, подписавшиеся под этим письмом, во многом переплюнули даже свои прежние "славные" традиции. В этой связи вспоминается знаменитая резолюция конференции 2002 года (главным инициатором которой был директор ИЯЛИ УНЦ РАН, а в будущем министр национальной политики и культуры РБ Ильдус Илишев), где будущая фальсификация переписи населения 2002 года в Башкортостане обосновывалась тем, что, дескать, это необходимо для сдерживания политического усиления татар в Волго-Уральском регионе. Подписанты того письма (а это был, по сути, цвет официальной башкирской интеллигенции) добровольно надели ярмо "надзирателей" и "слуг Москвы" на весь башкирский народ, чем поставили его в неловкое положение. Разница в том, что теперь эти татарофобы не хозяева положения – а вот привычка-то осталась прежней.

Честно говоря, прочтение этого письма, меморандума и, самое главное, ознакомление с содержанием электронных ресурсов Конгресса башкирского народа (сайта и группы в соцсети) оставляют чувство глубокой неприязни. Всю эту антитатарскую истерию, как историк, я могу сравнить только с пропагандой печально знаменитого "радио тысячи холмов" (Свободное радио и телевидение тысячи холмов) – радиостанции ставшей главным подстрекателем геноцида в Руанде в 1994 году. Именно тогда появилось понятие “радио ненависти” (т.е. медиа, сеющее нетерпимость и рознь).

"Главенствующие позиции в республике занимают татарские националисты во главе с самим Рустэмом Хамитовым". На одной этой фразе из этого закрытого письма можно было бы закончить, т.к. уровень адекватности его авторов и татарофобская сущность уже видны невооруженным глазом. Но всё же постараюсь разобрать, что называется, по полочкам суть их основных утверждений.

ОТКУДА ЦИФРЫ?

Вся эта риторика, с абсолютно ничем не обоснованными и взятыми с потолка цифрами ("в составе руководства республики татар – 47%, башкир – 28%, русских – 15% и 8% представителей других национальностей, а ключевые должности, контролирующие финансовые потоки, занимают татары, близкие к руководству"), естественно, не может нести никакого фактического смысла, кроме как распространения межэтнической нетерпимости. А как иначе назвать, например, цифру, что из якобы 130 тыс. уехавших из Башкортостана в прошлом году 100 тыс. составляют башкиры? Учитывая, что собственно самих башкир в республике и так в реальности гораздо меньше 1 млн. (цифры сфальсифицированных переписей, конечно, не в счет), то, несомненно, после такого гипотетического оттока в Башкортостане из числа самих башкир должны были остаться только люди довольно преклонного возраста, ведь мигрирует всегда более активная, молодая часть населения. Но ведь это не так. Безусловно, трудовой отток имеется, но никакого отношения к национальной политике он не имеет, и тем более национального окраса в данном случае явно нет. Более того, массовая трудовая миграция в Сибирь началась именно при Муртазе Рахимове еще лет 15 назад – это вам скажет любой не ангажированный житель республики.

Cами башкиры должны понять, что никакой защитой интересов башкирского народа тут и не пахнет

Откуда взята цифра в 47% татар в высших эшелонах власти? Сравнив подсчет уехавших и процент представителей татарской этнонации в высших эшелонах власти, приходим к феноменальному выводу: эти ребята так и не смогли вылезти из своих представлений 10-40 летней давности, когда татар в периоды I и II этапа башкиризации переписывали и объявляли этническими башкирами только во время переписей. А в остальное время, особенно, когда дело касается распределения “хлебных” руководящих позиций, они, не моргнув глазом, путем нехитрых комбинаций, объявляли неугодного им человека “бумажным башкиром” ("яһалма башkорт").

Впрочем, неприкрытого лицемерия, как в письме, так и в меморандуме “главрачей”, хоть отбавляй. Ведь после доброй порции татарофобской истерики в конце меморандума мы видим заверения авторов данных опусов, что они “против любых проявлений национал-экстремизма, шовинизма" (в письме эти формальности они решили опустить, видимо понадеявшись, что широкая общественность его всё равно не увидит). Получается, что в представлении рахимовских "главврачей" раздувание татарофобской истерии – это не шовинизм, а такая "детская забава"?

О ПРЕТЕНЗИЯХ К ДУМ РБ

Кроме того, в этом письме "конгрессмены" обвиняют заместителя муфтия Духовного управления мусульман Башкортостана Аюпа Бибарсова (подчеркивая его татарское происхождение) в расстановке на ключевые позиции религиозных экстремистов и тут же провозглашают его новым муфтием. (Предсказания о его избрании на пост муфтия РБ не сбылись еще 26 апреля. Само же письмо было отправлено 10 мая (именно этот день зафиксирован датой регистрации). Но несмотря на это авторы даже не удосужились исправить свою же оплошность).

Истоки недовольства, казалось бы, "башкирским" муфтиятом (приходы, подчиняющиеся этому духовному управлению, расположены, в основном, в местах компактного проживания именно титульного этноса) следует искать в двух вещах. Первая – конфликт между Муртазой Рахимовым и его фондом "Урал" с ДУМ РБ из-за очередного срыва строительства новой Соборной мечети Уфы на проспекте Салавата Юлаева. Напомним, суд обязал ДУМ РБ вернуть 60 млн. рублей обратно рахимовскому фонду. Второй момент – идеологический: один из подписантов письма "ненависти" Салават Кильдин (бывший гендиректор ГТРК "Башкортостан") в последние годы активно занимался пиаром суфийского ордена хакканитов, деятельность которых после первоначальных восторженных отзывов вызвала неоднозначную реакцию даже в среде самих башкир-мусульман. Это в свою очередь способствовало взаимным упрёкам, а затем и обвинениям между "хакканитами" и теми, кто поддержал муфтият РБ. В этот спор вмешались и прорахимовские информационные ресурсы, выступившие ожидаемо на стороне Кильдина и хакканитов. Таким образом, обвинения в "экстремизме" и упрёки в татарском происхождении Аюпа Бибарсова – это результат мелких разборок внутри самой башкирской уммы и никаких глубоких смыслов здесь искать не стоит.

О ПРЕТЕНЗИЯХ К РУСТЭМУ ХАМИТОВУ

О социально-экономических претензиях "главврачей" к республиканским властям говорить можно, если бы не одно "но". Претензии эти явно не по адресу. Сокращение "социалки" катастрофическими темпами идет по всей России, и Башкортостан здесь не исключение, а лишь отражение общефедеральной тенденции. Поэтому обвинять республиканские власти, конечно, можно сколько угодно (тем более, это гораздо безопаснее, чем высказывать свое недовольство федеральному центру), но в реальности претензии эти явно не по адресу.

Что же мешало этим "спасителям", объединившись, вместе отстаивать свою правоту и бороться с возможными проявлениями коррупции (если, конечно, приведенные ими факты имеют место быть)? Что мешало, в конце концов, совмещать судебные иски с политической борьбой, привлекая на свою сторону и другие силы в республике, как, к примеру, в свое время делали татарские общественные объединения в рамках Координационного совета (КС) оппозиции в 2005-2010 годах?

Всем, кто поддерживает эти татарофобские и антидемократические лозунги и воззвания, в приличном обществе не должны подавать руки

Только одно – эти товарищи вовсе не "спасители башкирского народа", как гордо они себя величают. Они прекрасно понимают, что реальной общественной поддержки за ними нет. Поэтому неслучайно, что они так и не смогли 31 мая провести свою протестную акцию. Они вовсе не готовы не только устраивать многотысячные "походы на Белый дом" (как КС в 2005 году) и стоять под дубинками судебных приставов (как в феврале 2007 года стояли защитники недостроенной татарской гимназии), но и даже привлечь на свою сторону в качестве союзников хотя бы кого-то.

При прославляемом ими Рахимове Башкортостан был островком не только реального межнационального напряжения, но и типичным жестким авторитарным режимом, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Нагляднее об этом расскажут история с Благовещенскими событиями 2005 года, арест типографии с фальшивыми бюллетенями в 2003 году, избиение участников оппозиционного митинга подконтрольными властям молодчиками в апреле 2005-го, поджоги типографий оппозиционных газет, разгром редакций независимых радиостанций ("Титан", "Булгар"), неоднократные аресты и даже уголовные дела против оппонентов действующих властей. В общем, было всё.

Я уж молчу про своеобразный кадровый, финансовый "апартеид" (когда деньги на развитие социальной инфраструктуры уходили целиком на башкирский юго-восток). Это, видимо, к такому "раю не для всех" и зовут нас новоявленные "конгрессмены"!

ИСТОРИЯ ТАТАР БАШКОРТОСТАНА –ПОПЕРЁК ГОРЛА

У старой властной элиты еще существует свое лобби наверху. Могу сказать, что это лобби нервно отреагировало на издание I тома "Истории татар Западного Приуралья", выход которой долгие годы ждали татары Башкортостана. В частности, некоторые чиновники из администрации главы республики попытались отчитать и надавить на известного в РБ археолога Геннадия Гарустовича (ныне уже покойного) за участие в написании этого тома. Т.е. привычка вмешиваться в обычное научное взаимодействие между учеными (в работе над I томом, напомню, участвовали как российские, так и зарубежные историки) до сих пор сохранилась, потому что на местах сидят те же кадры.

Исследовательские изыскания краеведов могут, наконец, показать всю несостоятельность псевдонаучных теорий о том, что нынешние татары Башкортостана – это "отатаренные" в советское время башкиры

В меморандуме "главврачей" есть один весьма важный и симптоматичный момент – они возмущены тем, что "в прошлом году в Уфе состоялся съезд татарских краеведов... Под невинным названием организации татарских краеведов скрывается группа башкирофобствующих авторов, занимающихся фальсификацией истории". В общем, под башкирофобствующими краеведами они записали всех татар Башкортостана, кто занимается изучением родного края. Сам факт того, что татары могут собираться в столице родной для них республики, обсуждать вопросы изучения истории родного края и своего народа, вызывает у них огромную злость. Еще бы. Ведь исследовательские изыскания краеведов могут, наконец, показать всю несостоятельность их псевдонаучных теорий о том, что нынешние татары Башкортостана – это "отатаренные" в советское время башкиры. И тогда прощай вся работа последних 40 лет, направленная на башкиризацию уфимских татар.

Всё это ярко показывает самую сущность рахимовских идеологов, которые не способны ни на научную, ни на общественную дискуссию без применения административного ресурса и навешивания ярлыков "а-ля 37-й год". В этой связи напомню, что краеведение может развиваться только в более или менее свободном демократическом обществе. Неслучайно, первыми в 30-е годы (еще до чистки 1937-го) в СССР начались массовые преследования именно краеведов, занимавшихся историей коренных народов страны. Поэтому попытка заткнуть рты энтузиастам-краеведам, не жалеющим своего времени и личных сбережений на работу в архивах и раскрытие истории своего родного края – это яркий признак тоталитарного мышления, априори не способного принять такие понятия как свобода творчества, научных изысканий и т.д.

Еще одно забавное наблюдение. Не найдя более убедительных доказательств якобы "татаризации" Башкортостана, администраторы группы "Конгресса башкирского народа" в соцсети "ВКонтакте" разместили на своей стене вот такое объявление: "Необходимо обратить внимание на деятельность "Туймазы ТВ", которое занимается татаризацией!".

Татаризацией "спасители" назвали программу на местном телевидении города Туймазы, посвященную культурной жизни татар, которые, на минуточку, составляют не только треть населения республики, но в данном случае и подавляющую часть населения как этого города, так и района. Т.е. сам факт того, что бесправное в этнокультурном отношении татарское население получило короткую 20-минутную передачу на местном телеканале, уже вызывает у татарофобов злобную ненависть.

К великому сожалению, сами татары Башкортостана за эти годы не смогли решить ни одну из своих принципиальных проблем в сфере национально-культурного развития: ключевой вопрос о статусе татарского языка, проблема образования, открытие татарской редакции на республиканском телевидении (БСТ), даже установка хотя бы одного памятника татарским общественным деятелям в Уфе – ничего этого так и не произошло (хотя разговоров велось немало). Причин здесь несколько, и главная из них – нерешительность нынешних республиканских властей, изначально принявших статус кво в данном вопросе. Но как мы видим, даже эти малейшие послабления вызывают у татарофобствующих рахимовцев истерики про существующий только в их воображении "татарский заговор".

ВЫВОД

Широкая общественность Башкортостана должна выработать позицию нулевой терпимости по отношению к подобного рода субъектам "башкирской политики", а сами башкиры должны понять, что никакой защитой интересов башкирского народа тут и не пахнет. Это будет лучшим индикатором не только политической чистоплотности людей, но и тестом на приверженность демократическим взглядам.

Высказанные в рубрике мнения отражают точку зрения авторов.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG