Ссылки для упрощенного доступа

Старший оперуполномоченный отделения по раскрытию преступлений против собственности отдела уголовного розыска ОМВД по Нефтекамску Радим Хайруллин стал вторым обвиняемым по делу о пытках нефтекамской полиции местного жителя Венера Мардамшина. Как сообщили "Idel.Реалии" в Комитете по предотвращению пыток, обвинение полицейскому было предъявлено во вторник, 25 июля.

Напомним, что в конце 2016 года житель Нефтекамска Венер Мардамшин обратился в Комитет по предотвращению пыток с жалобой на то, что местные полицейские незаконно задержали его и пытками с применением специальных средств выбивали из него признание в нападении на местную жительницу в ноябре 2015 года и похищении ее телефона. После вмешательства в дело правозащитников и ряда публикаций в республиканских и федеральных СМИ, дело получило широкую огласку, в результате чего расследование было изъято из ведения нефтекамской полиции и передано во второй отдел по расследованию особо важных дел Следственного управления СКР по Башкортостану. В январе 2017 года Верховный суд Башкортостана вынес решение о заключении под стражу начальника отдела уголовного розыска отдела МВД РФ по Нефтекамску майора полиции Ильвира Сагитова – основного обвиняемого в деле Венера Мардамшина.

О ходе расследования резонансного дела о пытках в нефтекамской полиции "Idel.Реалии" поговорили с юристом Комитета по предотвращению пыток Евгением Литвиновым.

– В чем обвиняется новый фигурант дела Венера Мардамшина?

– Ровно в том, в чем обвиняется и его начальник Ильвир Сагитов – в незаконном задержании Мардамшина, доставлении его в опорный пункт, удержании в этом пункте, в попытках добиться от Венера признаний в совершении преступления.

– Иначе говоря, в пытках?

– Да, и в пытках – с применением просто насилия и с применением специальных средств.

Я добавлю, что нам роль Хайруллина была уже известна. Венер Мардамшин неоднократно указывал на этого человека в своих показаниях в ходе следствия.

– Обвиняемый полицейский взят под стражу?

– Как мне объяснил следователь, он, скорее всего, не будет взят под стражу, в отношении него будет избрана такая мера пресечения, как подписка о невыезде. Думаю, это связано со следующим обстоятельством. Если по Сагитову остро стоял вопрос о том, чтобы отстранить его от должности и изолировать от окружающих, потому что он явно мешал правильному ходу следствия и были опасения, что он и дальше будет предпринимать то же самое, то по Хайруллину, я так понимаю, у следствия таких опасений не возникает.

– Могут ли в деле появиться и другие фигуранты? Насколько помнится, Венер Мардамшин говорил о том, что в ходе пыток в комнате было не менее четырех полицейских…

Возможно, к осени дело, после утверждения его прокурором, будет направлено в суд

– Да, он говорил о четырех-пяти сотрудниках полиции, присутствовавших в помещении. Но если Сагитова и Хайруллина Венер знал лично, то с другими он не был знаком, а поскольку глаза у него были завязаны, на брови была надвинута шапка, их он не видел. Эти полицейские пока числятся за следствием в ранге "иных неустановленных", принимавших участие в пытках. До недавнего времени в таком же ранге находился и Хайруллин. Вполне возможно, что список установленных, кому тоже будут предъявлены обвинения, в скором времени расширится.

– Можно ли предположить, в какие сроки дело уйдет в суд?

– Думаю, что ждать этого осталось недолго; возможно, к осени дело, после утверждения его прокурором, будет направлено в суд.

– На ваш взгляд, сделало ли руководство МВД какие-либо выводы по этому делу?

– Мы направляли обращение на имя министра внутренних дел России Владимира Колокольцева с просьбой провести служебную проверку по всем этим фактам. Нам пришел ответ, что наше обращение было направлено в Управление собственной безопасности МВД по Республике Башкортостан и, в связи с этим, проверка продлена еще на какое-то время. Ответа мы еще ожидаем, и когда он придет, то с ним, какой бы он ни был, мы общественность ознакомим.

– Как себя чувствует Венер Мардамшин?

Твердая уверенность в своей правоте и решимость идти до конца сыграли решающую роль

– Мы с ним находимся в постоянном контакте. Он ходит на каждое заседание суда по продлению меры пресечения Сагитову, приходит с тростью, немного прихрамывает. Здоровье его постепенно улучшается, но боли еще остаются. Главное, что он здоров психологически и даже, полагаю, стал в чем-то еще сильнее. Мы часто разговариваем о его деле с коллегами, отмечаем, что нам, конечно. Повезло, что сразу удалось привлечь к делу внимание многих СМИ, но в то же время без самого Мардамшина у нас вряд ли что-то получилось бы. Именно его твердая уверенность в своей правоте и решимость идти до конца сыграли здесь решающую роль.

* * *

Сам пострадавший Венер Мардамшин рассказал, что в настоящее время он проходит лечение в частной клинике за свой счет (до суда ему не приходится рассчитывать на какую-то материальную компенсацию от государства за перенесенные страдания):

– Со здоровьем у меня не все очень даже хорошо; приходится лечиться, посещать невропатолога. Отголоски всего перенесенного еще остались. Хожу с палочкой, левая нога до сих пор ничего не чувствует. Врачи полагают, что на полную реабилитацию мне нужен, как минимум, еще год. Но я держусь и в своем деле пойду до конца.

Злоключения жителя Нефтекамска Венера Мардамшина, отца троих детей, вполне благополучного работника службы безопасности одной из коммерческих фирм в городе начались в ноябре 2016 года, когда его неожиданно задержали полицейские прямо возле дома. О том, как происходило задержание, ставшее для Мардамшина полной неожиданностью, он рассказал сотрудникам Комитета по предотвращению пыток.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG