Ссылки для упрощенного доступа

Газета "Вперед!" (орган Уфимского комитета Российской социал-демократической рабочей партии)
22 августа 1917 года

ОБЪЯВЛЕНИЕ.

Уфимский Губернский по снабжению армии Комитет Всероссийских Земского и Городского Союзов доводит до всеобщего сведения, что на 26-е сего августа, в 1 час дня, в помещении комитета, Ильинская 40, назначаются публичные торги на партию конской гривы и косицы, а также коровьих и бычьих рогов. Цены, с коих будут начаты торги, следующие:

  • 10 руб. с пуда гривы,
  • 30 руб. с пуда косицы,
  • 6 руб. сотня пар рогов.

Право утверждения торгов правление комитета оставляет за собой.

Всякие справки о торгах желающие могут получать в губернском комитете (Ильинская 40) ежедневно с 9 до 3-х дня.

Правление.

УФИМСКАЯ ЖИЗНЬ.

Хроника.

От заведующего по наблюдению за высланными иностранцами в г. Уфе. Предлагаю всем иностранцам, подданным воюющих с Россией держав, проживающим в Уфе, явиться в мою канцелярию, помещающуюся при главном управлении городской милиции с документами, удостоверяющими право жительства в г. Уфе. Время для явки ежедневно с 21 по 28 августа 1917 г. с 9 час. утра до 3 час. дня.

В совестном суде.

20 августа в доме быв. губернатора состоялось первое заседание совестного суда.

После речи председателя зачитывается акт обвинения подсудимого Железнякова-Давыдова. Он состоял агентом сыскного отделения под кличкой "Носов" с июня 1914 года, - со дня своего ареста, когда он и дал точное и подробное описание деятельности с.-д. партии г. Уфы. Деятельность его продолжается до революции, за что он и получал ежемесячно 25 руб. В его письменных доносах встречается много фамилий уфимских политич. деятелей, как-то: Брюханов, Плотников, Хаустов, Шеломенцев, Першин и др. Судя по доносам и по тем наказаниям, которые выпадали на долю предаваемых им лиц (ссылкой до 2-х лет в Сибирь) и по получаемому вознаграждению, Давыдов был работником средним.

На вопрос председателя, признает ли он себя виновным, - подсудимый, волнуясь, слегка дрожащим голосом говорит: "Нет… Я не признаю себя виновным, ибо это не зависело от моей воли… Я был силой палачей принужден… Меня били, мне не давали житья… Меня мучила совесть, но я не мог уйти, я не мог скрыться от жандармов"…

Между прочим, Давыдов в дни переворота был избран в президиум исп. сов. раб. и с. деп. и на вопрос судей, почему он не заявил еще тогда о своей преступной деятельности, - Давыдов сказал, что у него было приготовлено письмо раскаяния, но не было сил огласить его. После опроса и заключительной речи подсудимого, суд выносит следующую резолюцию:

"Губернская совестная комиссия, рассмотрев 20 августа 1917 года дело о Василии Павловиче Железнякове-Давыдове, находит доказанным, что Давыдов, состоя членом социал-демократической партии, одновременно с этим с 1-го августа 1914 года поступил на службу секретным сотрудником в уфимское губернское жандармское управление под кличкою "Носов", с жалованием в 25 рублей в месяц, для освещения деятельности выше указанной партии, при чем действительно давал жандармскому управлению показания, первое из которых относится к 5 июля 1914 года и последнее к 28 января 1917 года, сущность каковых показаний сводится к освещению жизни и деятельности железно-дорожных рабочих, а также деятельности в Уфе и Златоусте члена государственной думы Валентина Ивановича Хаустова; что в качестве того же секретного сотрудника, в мае 1916 года Давыдовым сделано сообщение о работе приехавших из Казани студентов социал-демократов оппозиционеров против войны: Шнуровского, Олькеницкого и Рабиновича, в результате чего 7-го июня того же года последовала ликвидация указанной группы и 30 июня того же года высылка их под гласный надзор полиции: Олькеницкого на 2 года, Шнуровского, Рабиновича и Семенова (вошедшего с ними в связь) на 1 год каждого, - т.е., виновным в предательстве своих товарищей и дела революции.

Ввиду изложенного, совестная комиссия постановляет: считая пятимесячный срок, проведенный Давыдовым в тюрьме, достаточным, от дальнейшего содержания под стражей освободить, установить за ним до особого распоряжения гласный надзор милиции без права перемены жительства без ведома милиции и считать его лишенным общественного доверия и права занимать общественные выборные должности.

Второй подсудимый Виктор Михайлович Разумов. Разумов в охранку поступил совсем юношей, еще с 1905 года. Он работал под кличками: "Сережа", "Сорокин" и "Василий Леонидович". Его деятельность проходит глубокой бороздой по политическому полю и оставляет большой след в охранках. На пути своей деятельности он терпит "по должности" массу неприятностей со стороны жандармов, кочуя из тюрьмы в ссылку, из ссылки снова в тюрьму; и все-таки после этого он мог писать письма в охранку такого содержания: "мне очень стыдно являться к вам без материала…но если вам что нужно будет – вызовите меня письмом или по телефону. С почтением к вам Леонидов".

Доносы его почти ежедневны и писаны весьма усердно, подробно, с мельчайшей точностью и подобострастием. Он очень хорошо характеризует, почти фотографирует политических деятелей. В его доносах, как в калейдоскопе проходят события 1905 – 6 года, мелькают знакомые лица и имена, стачки и рабочих и еще много того, чем жили в те годы революции и подполья.

Разумов метался из партии в партию и отовсюду почерпывал себе материал для доносов. Одно время он был анархистом-коммунистом и производил экспроприации, делал вымогательства денег посредством писем, за что судился, угонялся в Сибирь, а там снова и снова кидался в море провокации…

В совей оправдательной речи он сбивается, скрывает факты, отказывается от своих писем, затем снова сознается, говорит о тяжелом состоянии души и совести…

"Душа моя больна… и в 1914 году, чтобы скрыться от призрачных теней жандармов, я уехал вглубь Башкирии, говорит подсудимый. Приезжая в Уфу, меня снова тянуло к жандармам… Я опять с ними стал видеться… я был малолетний, слабовольный и насилие полиции заставляло меня делать это преступное дело… Мне давали подписывать не мною написанное дознание… Если я не соглашался, меня били".

По этому делу вынесена следующая резолюция.

"Губернская совестная комиссия, рассмотрев 20 августа 1917 года дело о Викторе Михайловиче Разумове, находит доказанным, что Разумов, состоя членом революционной партии, одновременно с этим с 1905 года состоял сотрудником уфимского губернского жандармского управления…

Ввиду изложенного, губернская совестная комиссия постановила: лишить Виктора Михайловича Разумова общественного доверия и, считая, что предшествующая его деятельность является явно угрожающей государственному строю и общественной безопасности, а также имея ввиду факт выдачи им целого ряда партийных работников, в свое время арестованных и высланных из Уфы, - Разумова из-под стражи не освобождать в пределах срока, предусмотренного 8 ст. постановления временного правительства от 19 июля 1917 года, и дело о нем передать по принадлежности".

Самые интересные новости, заметки и объявления из газет и журналов Поволжья 1917 года читайте на нашем сайте. Продолжение следует.

Читайте о событиях столетней давности в специальном Telegram-канале"Поволжье в 1917 году".

XS
SM
MD
LG